Тайна проклятых мест

Тайна проклятых мест

Проклятый курорт

Остров Тайвань — на его северном побережье, неподалеку от столичного Тайбэя находится город-призрак Сан Жи. Этот город задумывали и строили как прибежище для состоятельных людей, которые пожелали отдохнуть от суеты мегаполисов. В конце 70-х годов XX века, группа компаний под патронатом государства занялась строительством гигантского ультрасовременного туристического комплекса. Тут возводили футуристические дома с круглыми комнатами и изогнутыми лестницами, царили красота и роскошь. Проектировал «город будущего» Матти Сууронен – финский архитектор, знаменитый безумными, но впечатляющими проектами и склонностью к футуристическому дизайну.

Однако в скором времени среди строителей поползли слухи, что на Сан Жи лежит проклятие. Происходили необъяснимые несчастные случаи: десятки рабочих умирали при таинственных обстоятельствах: ломали шеи, падая с высоты даже на страховочных тросах, гибли под рухнувшими подъемными кранами, бетонными блоками, а порой и умирали без видимых на то причин. Суеверные тайцы были убеждены в том, что этот городок населяют злые духи. Многие говорили о японском лагере смерти, который некогда находился в этих местах. О Сан Жи очень быстро стали ходить нехорошие слухи.

Все же к концу 1980-х стройку закончили. Застройщиками даже было проведено торжественное открытие. И начали ждать, что апартаменты Сан Жи в скорости обретут новых хозяев, однако желающих покупать тут недвижимость не нашлось. Может быть, не ко времени пришелся дизайн, а возможно, виной всему был очередной назревающий экономический кризис. Да и распространившиеся слухи о проклятом месте, на котором возводили здания, не поспособствовали энтузиазму потенциальных покупателей. Люди не желали жить в странных круглых домах на территории с мрачной историей. Даже сделавшие предварительный взнос, стали требовать свои деньги обратно. Не помогли и масштабные рекламные акции – даже туристы приезжали крайне неохотно.

И наконец компании обанкротились, а роскошный курорт со временем превратился в город-призрак. Гроздья круглых домов, похожих на летающие тарелки, стоят в запущенном виде, на пляжах нет ни души, а тропинки заросли сорной травой. На какое-то время Сан Жи стал прибежищем нищих бомжей, но в скором времени и они покинули странные дома, напуганные призраками тех, кто погиб при их постройке.

Несколько раз правительство выступало с инициативой снести все постройки, но всякий раз такое предложение натыкалось на гражданский протест. Местные жители верят, что это проклятое место, а город стал пристанищем потерянных душ. И теперь разрушить их жилища – означает навлечь на себя и весь свой род серьезные беды. Ведь, лишившись домов, призраки отправятся гулять по ближайшим деревням. Так и стоит на берегу город Сан Жи, которому не суждено было стать курортной жемчужиной Тайваня.

Дом на бульваре Бен-Маймон

Дом, находящийся на углу бульвара Бен-Маймон и ул. Ибн-Эзра в Иерусалиме называют «домом смерти». «Это жуткое место, – говорят аборигены, – в нем многие находят свой конец».

35 лет назад в этом, тогда еще 2-х этажном, доме произошел пожар, уничтоживший все его внутренние помещения, оставив после себя обугленный каменный скелет. Всем жильца дома удалось спастись, кроме хозяйки, госпожи Адетто. Старая владелица доходного дома сгорела вместе с ним в страшных муках. Здание перешло под крыло Государственного управления по делам наследства, а оттуда – к родным погибшей женщины. Те сделав ремонт дома, начали вновь сдавать в нем квартиры. Однако в скорости, к своему ужасу, они обнаружили, что сгоревшее однажды здание продолжает требовать человеческих жертв, словно Молох.

В доме начали умирать жильцы. Понятно, что кончина пожилых людей неудивительна. Однако когда молодые, крепкие ребята начинают страдать онкологическими заболеваниями, мышечной дистрофией, просто умирают во сне безо всякой причины, это наводит на мрачные мысли.

Жильцы начали бежать из заколдованного дома. Некий раввин, захотевший остаться неизвестным, объявил о том, что под домом находятся могилы старого еврейского кладбища эпохи Второго Храма, и мертвецы, потревоженные стройкой и пожаром, встают ночами из своих могил и забирают на тот свет живых людей. Тем не менее городская управа запретила разрушать дом до основания, чтобы проверить утверждение раввина. Старое здание было объявлено «памятником старины», который, согласно закону, разрушать нельзя.

Полупустой 2-х этажный дом выкупил известный иерусалимский адвокат: он заплатил жильцам компенсации и оформил разрешение на достройку трех этажей. Но свои благие начинания он до конца не довел. Никому толком не известно, какие причины побудили адвоката в скором времени отказаться от дома и продать его богатой английской семье Розенберг. Именно господин Розенберг закончил строительство дополнительных трех этажей. Нижнюю квартиру Розенберг оставил себе, лично прибив на дверной косяк огромную медузу (оберег), призванную хранить жилище от всего плохого. А остальные выставил на продажу.

Квартал Рехавия и в особенности бульвар Бен-Маймон, где расположен «дом смерти», являются одними из самых престижных и дорогих районов Иерусалима. Построенные во времена английского мандата в стиле «баухауз» красивые прочные дома стоят среди огромных старых зеленых деревьев. Тишина и спокойствие узких прямых улиц, цветники, аккуратные скверики привлекают в Рехавию богатых покупателей, и очень мало недвижимости в районе пустует – в особенности на фоне бума покупок недвижимости в Иерусалиме в последние годы. Но в «доме смерти» выкуплена лишь одна квартира. И ее хозяева – единственные, кто населяет проклятый дом.


Загадки Марова озера

В центральной части Чехии, рядом с деревней Тршеба, в течении многих лет происходят невероятные явления. Сразу за деревней растет лесок, который считается заколдованным. У многих деревьев сбитые верхушки. Стволы берез и кленов скручены или невероятным образом изогнуты. Летом, по ночам в небе над Тршебой временами появляются сполохи и яркое свечение. Порой тршебцы находят в своих огородах маленькие светящиеся шарики, которые, если взять их в руки, тают, как лед. В те дни, когда появляются шарики, по земле стелется плотный, оранжевый туман. Ноги в этом тумане вязнут, словно в вате, деревенеют, как от холода. Деревенские жители называют шарики «манной небесной». На лугу за деревней время от времени видят столб света, а внутри него – неясную фигуру женщины. Порой возникает не один, а три столба света, и внутри них – фигуры всадников.

Недалеко от деревни есть озерцо, которое с давних времен называют Маровым озером. В нем абсолютно темная, непрозрачная вода. Согласно легенде, в этих краях в давние времена жила девушка Мара. Она была влюблена в местного парня, молодые люди хотели пожениться. Как-то раз в окрестностях деревни охотился князь. Он случайно увидел красавицу и воспылал к ней любовью. Заслал к Маре сватов, но она отказала. Тогда коварный князь выкрал ее и увез к себе в замок. Не снеся позора, девушка прибежав к озеру, бросилась в глубину вод. Князь после сошел с ума, а Мара с того времени живет в озере. Говорят, ночами утопленница выходит на берег и поет грустную песню, сидя на камне. Но горе тому, кто случайно увидит Мару или услышит ее пение. Красавица заманит его в озеро, и несчастный утонет.

Местные считают Марово озеро гиблым. Поговаривают, что в нем нет дна. Вода его невероятно холодная, даже в жаркие летние дни попросту ледяная. В нем нет рыбы, и купаться в озере деревенские жители не станут даже под страхом смерти.

1961 год, лето — в Тршебу приезжала погостить к бабушке 15-ти летняя внучка. Как-то июльским вечером она прогуливалась неподалеку от озера и вдруг услыхала мелодичный звон. Подняв голову, увидала, как по фиолетовому вечернему небу несется табун лошадей. Девушка даже услышала их ржание. Они унеслись в южном направлении, постепенно растаяв в небе.

Неподалеку от Марова озера находится болото. Ранее это было Бесово озеро, но оно со временем заросло. Местные жители утверждают, что, выкупавшись в нем в день своего рождения, можно помолодеть лет на 10. Нередко сюда приезжали купаться молодящиеся дамочки из Остравы и Брно.

В начале 70-х годов XX века в окрестностях озера разбили свой табор цыгане. Их кони отказывались пить воду из озер и не желали даже подходить к воде, при этом храпели и били копытами о землю. Цыганского барона внезапно разбил паралич. Старая гадалка заявила, что в одно из озер, а возможно, и в оба, дьявол бросил камень, и места тут гиблые. После этого табор уехал и больше там не появлялся.

Спустя десятилетие после этого в окрестностях Тршебы работала археологическая экспедиция из Праги. Учеными были обнаружены остатки поселения, относящегося к V столетию, где жили предки современных чехов, и место, где, по-видимому, язычники совершали свои ритуалы. Поляна эта располагается на небольшом холме рядом с Маровым озером. Там лежат два совершенно гладких камня, словно специально отполированных. Местные жители издавна знали об этих «чертовых камнях» и были жутко недовольны работой археологов. Местные говорили, что рыться в земле – большой грех, что бесы отомстят за это. Когда экспедиция уехала, тршебцы развели на поляне костры, чтобы нагреть отполированные камни, а потом поливали их холодной водой. Камни раскололись на несколько кусков, которые тршебцы сбросили в Марово озеро. Они считали, что таким образом избавились от мести бесов.

В скором времени неподалеку от озера появился огромный деревянный крест высотой около 3 метров. Кто его поставил, неизвестно, но летом на вершине креста появляется венок из полевых цветов. Никто никогда не видел, чтобы кто-то вешал его туда. Говорят, это сама Мара плетет венок и вешает его на крест.

Постепенно старинная Тршеба пустеет. Старики умирают, а молодежь уезжает в Остраву. Новых домов не строят, а старые ветшают. Да и слава гиблого места не прибавляет популярности деревне.

Проклятие венецианского мавра

1974 год, 20 июля — воспользовавшись государственным переворотом на Кипре, турецкая армия вторглась на древний остров. Началась короткая, но кровопролитная война. Незадолго до появления «голубых касок» ООН и подписания перемирия турки, кроме всего, успели захватить город Фамагуста с находящимся в нем элитным кварталом под названием Вароша. Это место было рай для туристов. Тысячи людей чуть ли не весь год загорали на белопесчаных пляжах. Но с августа 1974 года вход туристам и журналистам на территорию Вароши запретили: квартал окружен колючей проволокой и патрулируется турецкими солатами.

До турецкой оккупации номера отелей Вароши резервировали европейцы на 20 лет вперед. Тут в свое время отдыхали от суеты Элизабет Тейлор, Ричард Бартон, Ракель Уэлч, Брижит Бардо.

Местных жителей из Вароши изгнали моментально. По требованию оккупантов население должно было покинуть дома в 24 часа, захватив с собой только ручную кладь – не больше двух сумок на человека. Этот жесткий приказ плюс уверенность людей, что мировая общественность не поддержит захватчиков и те спустя несколько часов, максимум через сутки, будут изгнаны с острова, привел к тому, что брошено было все: белье, вывешенное хозяйками на сушку, привязанные к будкам собаки, мебель, книги, личные вещи. В некоторых из домов остался гореть свет, неоновые вывески гостиниц и баров сияли в жуткой, вымершей ночной пустоте, нарушаемой только редкими выстрелами и тенями мародеров.

После этого время в Вароше замерло. Район объявили запретной зоной и огородили колючей проволокой. Разумеется, от мародеров это не спасает, но эксклюзивные кадры, временами просачивающиеся в прессу, создают впечатление города, брошенного буквально пару дней назад. В магазинах дотлевают платья и костюмы, бывшие в моде много лет назад. На накрытых столах в ресторанах пылится посуда. В брошенных дилерами салонах все еще стоят теперь уже антикварные машины. Больше сорока лет прошло с тех времен, как они сошли с конвейера, а на спидометрах замерли скромные цифры пробега – 20, 30 км. Мечта коллекционера!

Собаки давно отмучились, вывески перегорели. Несущие балки строений разрушаются, проседают крыши и потолки. Ветер с грохотом срывает черепицу, открывая вход безжалостному средиземноморскому солнцу и редким дождям. В пустынных квартирах и отелях ветер гоняет оторванные куски обоев, и под ярким южным солнцем выцветают брошенные на пол, забытые фотографии некогда счастливо живших тут людей. Во дворах из трещин в асфальте буйно растут кусты, а на побережье плодятся занесенные в Красную книгу морские черепахи – единственные, из выигравших в этом нелепом людском споре.

Все потому, что этот квартал-призрак – объект серьезного торга, лакомый кусочек, при помощи которого власти новообразованной Турецкой республики Северного Кипра пытаются добиться признания. Юридически вопрос принадлежности Вароши чрезвычайно сложен: принято считать, что землями, на которых стоит большинство магазинов, храмов и отелей, владели турки-киприоты, а самими зданиями – греки-киприоты. Согласно же резолюции Совета безопасности ООН, принятой в мае 1984 года, «попытки заселения любой части квартала Вароша кем-то, кроме ее жителей, недопустимы». Так или иначе, турки неоднократно предлагали вернуть Варошу при условии, что Кипр признает их «северную республику». Но греки-киприоты считают, что курорт-призрак – это чрезвычайно малая плата за признание прав Турции на северные территории Кипра.

Увы, это далеко не первый спор за чудесный уголок кипрской земли. Поселок Фамагуста появился на развалинах античной Арсинои, основанной в III столетии до н. э. египетским царем Птолемеем II. В 1190–1191 годах корабли Ричарда Львиное Сердце были разбиты бурей у кипрских берегов. Но правитель острова не проявил должного уважения к британским рыцарям, а потому легендарный король захватил Никосию и Фамагусту и объявил себя государем Кипра.

До 1291 года Фамагуста – рядовая рыбацкая деревенька. В 1382 году она попадает под власть генуэзских купцов, которых в XV столетии сменили вначале король Иаков II, а потом венецианцы. Город богател и рос. Многие его районы были спроектированы Леонардо да Винчи. А в начале XVI столетия в северо-восточной части Фамагусты, где и сейчас стоят древние крепостные стены, случилась трагедия, удивительная тем, какой след она оставила в истории.

С 1506 по 1508 год губернатором Кипра был Кристофоро Моро, один из потомков известной патрицианской семьи, подарившей в XV столетии Венеции 67-го дожа. В честь владетельного предка он и получил имя Кристофоро. Как положено аристократу, избрал военную карьеру и спустя некоторое время получил почетный, хоть и хлопотный пост правителя Кипра. Казалось, ему обеспечена безоблачная судьба. Однако в жизнь Моро вмешался его величество случай, принявший обличье соотечественника – командующего наемными войсками на Кипре Маурицио Отелло. Любимая супруга губернатора, прелестная Дездемона, не устояла перед брутальным красавцем-воякой. Кто сообщил об этом Кристофоро, точно неизвестно, но, обвинив свою жену в неверности, импульсивный потомок дожей задушил ее и бросил в море. На этом его стремительная карьера закончилась – Дездемона также была отнюдь не из простого рода.

Остается только добавить, что Моро по-итальянски означает «мавр», «смуглый», «брюнет». История эта получила громкую огласку в Венеции, и спустя какое-то время Джамбаттиста Джиральди Чинтио – писатель из Феррары – сочинил историю о ревнивом Венецианском мавре, которая впоследствии и легла в основу знаменитой трагедии таинственного английского сочинителя, известного потомкам под именем Уильяма Шекспира.

Впрочем, это не единственная история коварства и предательства, навлекшая проклятие на живописное побережье. Через полторы сотни лет – в 1750 г. – венецианцы обороняли Фамагусту от турков. Командовавший турецкими войсками Мустафа-паша предлагал коменданту, Марко-Антонио Брагадино, довольно выгодные условия сдачи, но их отвергли. Только 1 августа 1571 г., когда все запасы продовольствия в городе закончились, комендант вступил в переговоры с Мустафой, поскольку паша обещал защитникам крепости свободное отступление. Однако лишь только итальянцы вышли из-за стен, турки напали на них, многих убили, а остальных приковали к скамьям своих галер. С коменданта же содрали кожу и еще чуть живым повесили на мачте флагманского корабля. Тогда-то и прозвучали вещие слова, которые обрекали солнечный остров на бесконечные раздоры…

 


 

Ю.Подольский

ред. shtorm777.ru