Проклятые часы

Страсть к коллекционированию

2014 год, ноябрь — в своей резиденции в Лондоне внезапно умер катарский шейх Сауд бин Мохаммед Аль Тани. Ему было 48 лет. Обстоятельства смерти выглядели весьма туманно. В медицинском заключении было сказано об осложнениях после болезни сердца. Но газетами Британии была сразу выдвинута другая версия: владелец самых дорогих часов в мире скончался… из-за их проклятых часов!

Сам шейх уже давно хотел избавиться от часов— и даже выставил их на женевском аукционе Sotheby’s. Продажа лота состоялась всего через 2 дня после смерти шейха.
Сауд бин Мухаммед Аль Тани, близкий родственник правящего эмира Катара, с 1997 по 2005 год был министром культуры страны. Он занимался амбициозной программой по созданию в Катаре государственных музеев мирового уровня. Многие из собранных им произведений экспонируются в Музее исламского искусства в Дохе.

Он коллекционировал также драгоценности, мебель, винтажные машины, велосипеды. В 2005 году он даже пострадал из-за своей страсти к коллекционированию: его отстранили от должности и на время выяснения законности его приобретений был заключен под домашний арест. В результате проверки у правосудия Катара претензий к министру не возникло. В отличие от высокого лондонского суда, который в 2012 году заморозил некоторые активы шейха из-за не оплаченных им счетов аукционных домов.

Знаменитый карманный хронометр Сауд бин Мохаммед Аль Тани приобрел за пятнадцать лет до смерти. В то время цена их была 11 миллионов долларов. У часов было собственное название Henry Graves Supercomplication, титул «Святого Грааля» среди часов и, как многие уверяли, обладали способностью приносить своим владельцам несчастья.

Зависть

История создания этих часов восходит к 30-м годам XX столетия и касается дружбы двух богатейших людей тех времен — американского автомобильного магната Уорда Паккарда и его соотечественника банкира Генри Грейвса-младшего. Они были заядлыми коллекционерами. Известно, что на проходящем в 1936 голу аукционе картина Альбрехта Дюрера из коллекции Генри Грейвса-младшего была продана за 10 000 долларов — сумма в те времена весьма внушительная.
Грейвс родился в семье банкиров и увеличивал многомиллионное состояние своих родителей, вкладывая средства в железные дороги и банковскую сферу.

Предметами коллекционных увлечений обоих приятелей были произведения искусства и дорогие часы.
Вместе интересовались продукцией швейцарской часовой фирмы Patek Philippe и с ревностью следили за приобретениями друг друга. 1916 год — Уорд Паккард заказал часовщикам из Женевы хронометр с 16-ю усложнениями, такими как карта звёздного неба и показатели восхода и заката для данной местности… Часы вызвали жгучую зависть Генри Грейвса-младшего. Приятели заключили пари, что новые часы банкира будут лучшими в мире, и в 1925 году Генри заказал их у той же швейцарской фирмы Patek Philippe.

Несбыточная мечта — «Святой Грааль»

Только на проектирование хронометра, который по замыслу должен был стать самым дорогим и самыми красивым в истории, ушло три года. И еще пять — на создание уникального механизма.
Карманные часы с корпусом из 18-и каратного розового золота повторяют циферблат часов Вестминстера. Среди других характерных особенностей — вечный календарь, лунные фазы, астрономическое время, запас хода, показ ночного неба Нью-Йорка — при этом именно той его части, которую Грейвс-младший мог наблюдать из своей городской квартиры. Часы получили название по имени первого владельца — The Henry Graves Supercomplication. Они состоят из 920 деталей, включая 110 колесиков и 120 рычагов. Их корпус украшен 70-ю драгоценными камнями. Вес изделия — 535 граммов, диаметр — 73,2 миллиметра, толщина — 35 миллиметров.

Имея в общей сложности 24 дополнительных устройства, часы на протяжении долгого времени сохраняли звание не только самых красивых, но и наиболее сложных в мире — и впоследствии уступили пальму первенства только часам, произведенным с использованием компьютерных технологий.

Другое название этого шедевра часового искусства — «Святой Грааль». Так мастера-часовщики называли часы, которые не нуждались бы в смазке. Но призрачный «Святой Грааль» всегда оказывался для них несбыточной мечтой.

Несчастья первого хозяина

1933 год — банкир наконец-то смог забрать хронометр из мастерской, уплатив 15 000 долларов. Однако счастья своему хозяину часы так и не принесли.
В мире наступило время Великой депрессии. Соотечественники, узнав о сумасшедших тратах Грейвса-младшего, подвергли его жесточайшей критике — ведь он приобретал предметы роскоши в такое время, когда многие люди голодали. Репутация была подорвана, бизнес Грейвса терпел убытки. Банкир старался не обращать внимания на общественное осуждение — но несчастья продолжались.

Спустя несколько месяцев после выкупа часов умер лучший друг Грейвса-младшего. Как подобает американскому банкиру, Генри стойко пережил потерю, но следующая беда его буквально подкосила. В 1934 году сын Грейвса Джордж погиб в автомобильной катастрофе. А за 12 лет до этого погиб старший сын миллионера. Ему было 25 лет.

После смерти второго сына банкир заявил своим близким, что его новые часы прокляты и от них надо избавиться. Однако, своего намерения он почему-то так и не осуществил.
Дочь Грейвса Гвендолен вспоминает, что когда отцу уже было за 60 (годы жизни банкира — 1868-1953), он взял ее на прогулку на морском катере. Во время прогулки Генри Грейвс достал из кармана злополучные часы и сказал, что именно они принесли несчастье его семье, потому от них наконец-то надо избавиться. Грейвс хотел выбросить их в воду. Но Гвендолен упросила отца не делать этого — часы ей очень нравились. Она взяла их себе.

Рекорды аукциона Sotheby’s

Впоследствии часы по наследству перешли к сыну Гвендолен — известному богачу и коллекционеру Реджинальду Фуллертону-младшему.
Внук старался во всем быть похожим на деда и относился к старым часам очень бережно. Каждый экземпляр его коллекции находился в прекрасном рабочем состоянии. Не были утрачены ни рабочие документы, ни оригинальные детали. Как и дед, Фуллертон лично заводил все часы и временами чистил их.

Коллекция часов внука банкира признана самой исторически значимой в XX-м столетии. 13 из 55 экземпляров достались внуку от деда. Жемчужиной собрания, конечно же, были часы «Святой Грааль».

Как и дед, Реджинальд верил, что они несут на себе семейное проклятие. Подробности жизни сильных мира сего редко становятся достоянием гласности. Можно лишь догадываться, какие именно несчастья принесли мистические часы новому владельцу, но в какой-то момент Фуллертон отказался держать их в доме. Часы The Henry Graves Supercomplication были выставлены в постоянной экспозиции Музея времени в Чикаго — притом что Фуллертон другие свои часы никогда не показывал широкой публике. Но что-то ведь вынудило его убрать из коллекции лучший экземпляр!

После смерти Фуллертона часы The Henry Graves Supercomplication согласно его завещанию были проданы на аукционе Sotheby’s. При начальной цене 3 миллиона долларов «проклятые» часы ушли с молотка за сумму 11 миллионов, установив в своей категории мировой рекорд цен аукциона Sotheby’s.

Покупатель пожелал остаться анонимным. Секрет сохранялся до 2014 года — почти до времени смерти шейха Сауда бин Мохаммеда Аль Тани, который, словно желая предотвратить близкую гибель, вновь выставил The Henry Graves Supercomplication на аукцион.

Новое появление «Святого Грааля» на рынке совпало со 175-летней годовщиной фирмы Patek Philippe (компания была основана в 1839 году эмигрантом-поляком Антонием Патеком и французским часовщиком Адриеном Филиппом).
Стартовая цена составила 16 миллионов долларов, в итоге уникальные часы были проданы за 24 миллиона. Часы The Henry Graves Supercomplication установили новый мировой рекорд, более чем в два раза превзойдя свое же предыдущее достижение 15-и летней давности.

Что будет дальше?

Кто же не побоялся купить «проклятые» часы? К удивлению журналистов, победитель торгов не был анонимом. Напротив, его имя широко известно в часовой отрасли. Это консультант аукционного дома Philips, бывший глава международного департамента часов Christie’s — Аурел Бакс. Впрочем, означает ли это, что он приобрел часы для себя? Может быть, да, а может, и нет.

Известно, что Аурел Бакс коллекционирует часы, но он также является одним из самых высокооплачиваемых консультантов в данной области — и вполне мог принять участие в торгах от имени состоятельного клиента, пожелавшего остаться неизвестным. В газетах даже были предположения, что, возможно, часы купила семья Штерн, ныне владеющая брендом Patek Philippe и мечтающая поместить это произведение искусства в свой музей часов.

Может быть, новые владельцы верят, что часы, вернувшись туда, где их сделали, потеряют колдовские способности. А может, рассчитывают, что магическая сила привлечет дополнительный интерес к брендам и без того знаменитой фирмы?

 

 


 

Виктор Светланин

ред. shtorm777.ru