После смерти

После смерти жизнь продолжается. Доказано!

Несколько свидетельств подтверждающих продолжение жизни после смерти физического тела человека.
Рассказы о пережитом «после смерти» искренни и похожи между собой, отличны лишь в деталях; люди с разным уровнем образования, различных профессий, национальностей, пола, возраста и т. д. рассказывают об одном и том же. Это поражало всех исследователей, которые занимались этим вопросом. Малообразованная женщина видит и переживает то же самое, что и академик. Как правило часть человека, выходившая из тела, могла видеть свое тело со стороны, часто сверху, видела медиков, пытавшихся оживить его, и все, происходящее вокруг, а немного поздней воспринимала и многое другое.

Несмотря на искренность, такие сообщения все же не были совершенно доказательными, так как в большинстве своем они основывались на рассказах людей, которые прошли через временную смерть. Не доставало объективной научной проверки – в действительности ли существует феномен продолжения жизни после смерти физического тела.

Следующий шаг был сделан доктором Сабом. Им были организованы проверочные наблюдения подтвердившие, а по сути доказавшие, что свидетельства о жизни после смерти не выдумки и что личность после смерти тела в действительности продолжает свое существование, сохранив способности думать, видеть, слышать и чувствовать.

Доктор Михаил Сабом – профессор медицинского факультета в университете Эмори в США. Он специалист-кардиолог, член Американского общества кардиологов и у него имеется большой практический опыт в области реанимации (оживления).

С книгой Реймонда Моуди «Жизнь после жизни» он познакомился в 1976 г. и описываемым там случаям вначале не придал серьезного значения. Книжный рынок в те времена, как и теперь, был переполнен самой диковинной фантастикой. Рассказанное Моуди с легкостью можно было принять за любопытную выдумку, но все же Сабом заинтересовался и решил расспросить своих пациентов. Рассказанное ими подтверждало то о чем писал Моуди, и доктора Сабома поразила искренностью людей, которые прошли через временную смерть, и схожестью пережитого ими.

Его пациенты, побывавшие на пороге жизни и смерти, как правило никому до него о пережитом не говорили, между собой были не знакомы, и все же рассказанное ими говорило об одном и том же. Так, к примеру, пациенты рассказывали, что, выйдя из тела, они без труда, свободно перемещались, куда им хотелось, и видели и слышали то что происходило в других палатах и коридорах больницы, на улице и т. д. Они делали это тогда, когда их физическое тело лежало без признаков жизни на операционном столе. Они видели со стороны свое тело и все реанимационные мероприятия проводимые с ним в операционной.

Доктор Сабом захотел проверить эти невероятные сообщения, взглянув на них со стороны глазами объективного исследователя. Он начал проверять, совпадает ли рассказанное больными с происходящим в это время в действительности. На самом ли деле применяли те медицинские аппараты и методы реанимации, которые описывали люди, бывшие тем временем мертвыми, в действительности ли в других комнатах, отдаленных от той, в которой лежал умерший, происходило то, что последний видел и описывал.

Михаил Сабом насобирал и опубликовал 116 случаев, проверенных им лично. Он сверял рассказанное больными с историями болезни, расспрашивал людей, которых видели и слышали его больные, вернувшиеся после смерти, опять-же сверяя показания тех и других. Так, к примеру, он проверял, в действительности ли описанные люди были в комнате для ожидающих и в какое именно время. Он вел точные протоколы учитывая место, время, участники, произнесенные слова и т. д. Для своих исследований он отбирал лишь психически здоровых и уравновешенных людей.

Эта проверка полностью подтверждала существование изучаемого феномена. Было подтверждено, что после смерти физического тела существование личности продолжается. Некая часть человека остается жить, она способна видеть, слышать, думать и чувствовать, как и раньше.

Тогда когда тело было мертвым, люди видели не только включенные аппараты, но и стрелки их манометров в тех положениях, в которых они были фактически, они в деталях и точно давали описания машин и приборов, которых они ранее не видели и о существовании которых не знали. Они пересказывали разговоры медиков; наблюдая сверху, они описывали их прически и головные уборы, видели, происходящее за стенами комнаты, в которой находилось их тело, и так далее. Все эти удивительные сообщения были достоверно подтверждены. Для наглядности приведем несколько примеров из сообщений доктора Сабома.

• Тяжелый сердечный приступ с остановкой сердца у 44-х летнего мужчины. Для оживления было применено несколько электрических шоков. Умерший следил за происходящим с позиции вне своего физического тела и в последствии дал детальное описание.

«Я был как-то отдельно, находился в стороне. Я ничего не участвовал, а наблюдал безучастно, мне это был не очень интересно… Вначале впрыснули что-то через резинку, которая там для вливания… после они меня подняли и уложили на доску. И тогда один доктор стал бить по моей груди. Они раньше давали мне кислород – такая резиновая трубка для носа, а потом они ее вытащили и положили на лицо маску. Она закрывает рот и нос. Она для давления… светло-зеленого цвета…

Я видел, как они закатили столик, на котором лежало что-то, как лопасти. И на нем находился манометр, квадратный, с двумя стрелками. Одна стояла, а другая двигалась… она двигалась медленно, не прыгала сразу, как на вольтметре или другом приборе. Первый раз она дошла до… между третью и половиной шкалы. И они повторили это, и она прошла больше половины, а в третий раз почти три четверти. Неподвижная стрелка дергалась всякий раз, когда они толкали эту штуку и кто-то возился с ней. И я думаю, они ее починили и она остановилась, а другая двигалась… И были две лопасти с проводами от них; это – как два круглых диска с ручками. Они держали а руках по диску и клали мне на грудь. На ручке были маленькие кнопочки… я видел, как меня дергало…».

Персонал, принимавший участие в реанимации, подтвердил сказанное во всех деталях.


• Второй случай: 60-ти летний рабочий, который пережил остановку сердца, говорил: «…умирая, я увидел там мое тело и мне было жалко оставлять его… я видел все, что делали… вначале не знал, кто это был, и тогда я посмотрел с близкого расстояния и увидал самого себя и не мог этого понять… как же это? Я смотрел сверху тихо поднимаясь все выше».

После он описал, что делали медики с его безжизненным телом: «Я все осознавал…, и я видел моих родственников в приемном покое госпиталя… абсолютно ясно… они находились там – моя жена, мой старший сын, моя дочь, и доктор… нет, было невозможно, чтобы я находился где-то там, мне же в это время делали операцию… но я видел их и очень хорошо знаю, что я был там… я не знал, что произошло и почему они плачут. А после я отправился дальше, я попал в другой мир».

Доктор Сабом позднее расспрашивал жену и дочь больного. Жена полностью подтвердила рассказанное мужем. Дочь также помнила, что тогда они втроем находились в комнате для ожидающих и говорили с доктором ее отца.

• Больной находился в состоянии клинической смерти, под глубоким наркозом, с остановившимся сердцем. Его с головой укрыли операционными простынями и физически не мог ничего увидеть или услышать. Позднее он рассказал о своих переживаниях. Он наблюдал в деталях операцию на своем собственном сердце, и его рассказ соответствовал тому, что в действительности происходило.

Вот небольшие выдержки из его длинного рассказа: «Анестезист обезболил эту часть и вставил туда эту штуку (внутривенно). Я, вероятно, уснул, я ничего не припоминаю, как они перевозили меня из этой комнаты в ту, где делают операции. А потом неожиданно я увидал, что комната освещена, но не так ярко, как я мог ожидать. Мое сознание возвратилось… но они уже что-то сделали со мной… моя голова и все тело были закрыты простынями… и тогда я неожиданно стал видеть то, что происходит… я как бы был на пару футов над моей головой, словно был еще одной персоной в операционной… я видел двух врачей, как они зашивали меня… они пилили грудную кость… я смог бы нарисовать вам пилу и вещь, которой они раздвигали ребра… она была завернута вся вокруг и была из хорошей стали, без ржавчины…».

Он описал ход операции: «…много инструментов… они (врачи) говорили на них зажимы… я был удивлен, я думал, что везде должно быть много крови, а ее было очень мало… и сердце выглядит не так, как я думал. Оно большое; большое сверху и узкое к низу, как африканский континент. Вверху оно розовое и желтое. Даже жутко. А одна часть была темней, чем остальное, вместо того чтобы все было одного цвета… Доктор С. стоял с лева, он отрезал кусочки от моего сердца и вертел их так и этак и долго рассматривал… и они много спорили, надо ли делать обвод или нет. И решили этого не делать… У всех врачей, кроме одного, ботинки были в зеленых чехлах, а этот чудак был в белых ботинках, покрытых кровью… это было странным и, по-моему, антигигиенично…».

Описание хода операции пациентом, совпадало с записью в операционном журнале, сделанной, разумеется, другим стилем.
В истории болезни отмечалось, что восстановить кровообращение было трудно – подтверждением тому, больной в действительности пережил состояние клинической смерти.
Очень любопытно самое начало рассказанного, когда больной, сам не думая и не пытаясь понять, описывает простыми словами два абсолютно разных состояния: глубокого наркоза и клинической смерти. В первом случае потеря сознания, полное «ничто»; во втором возможность со стороны наблюдать за своим собственным телом и за всем окружающим, способности думать, видеть, слышать и чувствовать, находясь вне своего тела.

Повторяю его слова: «Анестезист обезболил эту часть и вставил туда эту штуку. Я, вероятно, заснул, я ничего не припоминаю, как они перевозили меня из этой комнаты в ту, где делают операции». Это – действие наркоза. Многие из нас точно так, но ошибочно, представляют себе и смерть – абсолютное ничто, отсутствие каких-то восприятий. Однако пациент продолжает: «А потом я неожиданно я увидал… мое сознание возвратилось… я видел двух врачей, как они зашивали меня, я слышал их разговоры, я мог понимать… я был вне моего тела». Это уже не наркоз, а продолжение жизни души после смерти тела, в этом случае после временной смерти физического тела.

Конечно, многие по другому представляют себе смерть. Тем кто отошел от христианства и от Бога, и о душе вообще не вспоминают, тем трудно принять факт, что после смерти тела какая-то часть человека продолжает осознанное существование.
Это имеет отношение и к многим врачам. Появлялись сомнения и у ученых, изучавших феномен «жизни после смерти».

Конечно, рассказанное выше, когда вы о подобном слышите впервые, может показаться простой выдумкой. Поверить в это вот так, сразу, трудно, и не только вам или мне. Не сразу поверили в это и ученые: Моуди и Сабом.
Они – люди далекие от какой-то фантастики, спокойные и серьезные ученые. Их книги написаны сухим, точным языком, без каких либо прикрас. Их целью было не удивлять или развлекать читателя, а объективно проверить новые данные. Все сомнительное они отбрасывали и выводов по сути не делали, ограничиваясь изложенными фактами.

 


 

П.Калиновский

ред. shtorm777.ru