Призраки, о смерти

Призраки приходят в момент смерти

Большая часть подлинных историй о призраках относятся к тем случаям, когда человек приходит сказать о своей смерти близкому для него лицу. Хороший пример такого рода визит капитана Жермена Уиткрофта к своей жене, и этот случай в особенности любопытен тем, что визит помог обнаружить и исправить ошибку в официальном отчете. Этот случай взят из книги Р. Д. Суэна «Звуки шагов».

Офицер, который возвращается

1857год, сентябрь — капитан шестого драгунского полка Жермен Уиткрофт отплыл в Индию, с целью присоединится к своему полку. Его жена оставалась в Англии и жила в Кембридже. В ночь с 14 на 15 ноября 1857 года под утро ей приснился сон, что она видела своего мужа, выглядевшего встревоженным и больным; от этого она проснулась в волнении. Ярко светила луна; подняв глаза, она увидала, что та же самая фигура стоит рядом с ее кроватью. На нем был мундир, руки прижаты к груди, волосы в беспорядке, а лицо очень бледное. Большие темные глаза смотрели на нее пристально; в них читалось глубокое волнение, а рот был сжат так, как муж имел привычку делать, когда был возбужден. Она могла рассмотреть малейшие детали его костюма так отчетливо, как никогда ранее; она заметила даже, что из-под его рук была видно белая рубашка, но без кровавых пятен.

Казалось, что призрак согнулся от физической боли и старался заговорить. Но ничего не было слышно. Он был видим, по утверждению жены, приблизительно минуту, потом исчез.
Телеграмма, с извещением о судьбе капитана Уиткрофта, пришла в Лондон во вторник в декабре 1857 года. В ней сообщалось, что он был убит 15 ноября перед Лукновым…

Сестринская забота

Прошло несколько недель, как сестра мадам Л. по имени Эстер, недавно вышедшая замуж, отправилась с мужем в Калифорнию, и от них уже давно ожидали известий о прибытии. Однажды мадам Л. увидала во сне, как сестра подошла к ее кровати и сказала: «Сесиль, отправляйся со мной в Калифорнию». Мадам Л. начала возражать, что не может оставить своих детей и мужа, чтобы предпринять такое долгое и утомительное путешествие. «Но мы будем там быстро, — ответила Эстер, — к утру ты возвратишься». Во сне предложенное путешествие не казалось невозможным; потому она поднявшись дала руку сестре. Ей казалось, что они вместе вознеслись вверх, а после парили над обширным пространством: опустились они около жилища бедного и примитивного вида, сильно отличавшегося от того, в каком, по ее представлению, живет сестра в новой стране, куда отправились молодые с целью разбогатеть.

Они зашли в дом, и сестра узнала мужа Эстер, который выглядел печальным и одетого в траур. Потом Эстер повела ее в комнату, посреди которой стоял открытый гроб, и показала ей на лежащее в нем тело. Это было тело самой Эстер, бледное, как бывают тела умерших. Мадам Л. с немым удивлением взирала вначале на труп, лежащий перед ней, а после на фигуру, полную жизни и одушевленную разумом, которая привела ее сюда. На ее вопросительный и удивленный взгляд призрак сказал: «Да, сестра моя, это тело — мое, его поразила болезнь. Я заболела холерой и перешла в иной мир. Я хотела показать тебе это, чтобы ты была подготовлена к известию, которое ты вскоре получишь». В этот момент мадам Л. показалось, что она вновь поднялась в воздух, начала пересекать большое пространство и в конце концов возвратилась к себе в спальню.

Оба случая, процитированные мной, вне всякого сомнения могли иметь место; они со всей очевидностью показывают, что после смерти человек продолжает жить в полном сознании и полной памяти. И все-же ни тот, ни другой не обязательно представляют собой материализацию, и потому возможно, что ни один из призраков не был бы виден обычному физическому глазу. Последующий пример дает нам материализацию, достаточно полную. Он приводится в книге «Проблески в сумерках» д-ра Фредерика Джорджа Ли, который по этому поводу заметил: «Факты этой истории точны и несомненны; я взял на себя большой труд, чтобы их проверить». Первую часть этого рассказа можно назвать так:


Возвращение юнги

В квартале Крумс Хилл в Гринвиче проживал некто мистер Хаммонд. Одну из его служанок звали мадам Поттер. У нее был 15-ти летний сын Том, который служил юнгой на фрегате «Дорис». Это был лихой и симпатичный подросток, но непоседа; и его друзья очень беспокоились за него, когда он дезертировал с судна. Но его кое-как удалось туда вернуть и уговорить капитана взять его еще раз. Затем его мать ушла от мистера Хаммонда, выйдя второй раз замуж. Но мальчик ничего не знал об этом, так как служил далеко от дома. Дальнейшее рассказано словами самого доктора Ли:

«Ночью в сентябре 1866 года в дверь к мадам Хаммонд позвонили. Мэри, горничная, отправилась как всегда открывать дверь. Послышался разговор, потом дверь закрылась. Мадам Хаммонд, будучи больной, находилась в своей спальне, откуда был виден вестибюль и слышны голоса. Прислушавшись она ясно различила голос Тома Поттера. Удивленная, она спросила: «Мэри, кто там?». Служанка ответила: «Мадам, это был какой-то юнга: он спрашивал свою мать. Я сказала, что не знаю его матери и отправила его».

Мадам Хаммонд, чье любопытство возросло, спросила у служанки, как выглядел юнга.
«Это был рослый мальчик, одетый как матрос и босой. Я хорошо его запомнила. Он был очень бледным и имел вид, словно что-то стряслось, и когда я ему сказала, что его матери здесь нет, он провел рукой по лбу, произнося: «Боже мой! Что же мне делать?».

Мадам Хаммонд рассказала об этом госте своему мужу, заметив неодобрительно: «Я уверена, что Том Поттер опять удрал с корабля».
Загадка в скором времени разрешилась. В октябре того же года д-р Тодд получил письмо из Адмиралтейства: в нем было сказано, что пишут на его адрес, потому как местожительство матери Тома им неизвестно. В письме было печальное известие о том, что шестого сентября (точно за два дня до того, как мальчика видели у двери мадам Хаммонд) Том погиб в результате несчастного случая на борту фрегата «Дорис» в открытом море около острова Ямайка.

Знал ли Том Поттер о том, что умер, и явился ли он сообщить об этом матери или же, как казалось из его последнего восклицания, он еще не отдавал себе в этом отчета, просто считая, что приехал к себе домой. Немного ознакомившись с астральной средой, он несомненно понял бы, что сильное желание увидеть мать привело бы его к ней, где бы она ни находилась; но очевидно, что сначала (и это абсолютно естественно) он начал искать ее там, где видел последний раз, точно так, как он сделал бы на физическом плане».

Видение святого

У мистера Джеймса Уэлда из Арчерз Лодж близ Саутгемптона был сын Филипп, который обучался в колледже святого Эдмунда в Уэре. Однажды во время лодочной прогулки он утонул, и доктор Кокс, ректор колледжа, следующим утро сам отправился сообщить печальное известие отцу юноши.

Прибыв в дом, он застал мистера Уэлда в слезах. Поднявшись и взяв доктора за руку, он сказал: «Мой дорогой сэр, бесполезно говорить мне о цели вашего визита. Я уже знаю. Филипп умер. Вчера днем, когда я гулял с дочкой Катериной, Филипп появился перед нами обоими. Он стоял на дороге с другим молодым человеком в черной одежде и ангельской внешности. Моя дочь увидела их первая. Она сказала мне: «Смотри, папа, вон Филипп». Я увидал его и сказал дочери: «Да, это действительно Филипп, но у него взгляд, как у ангела». Я не сомневался, что он умер, но был очень удивлен, увидев его там; мы устремились к нему, чтобы обнять его. В это время чернорабочий, который направился по той же дороге, прошел между видением и изгородью, и я видел, как он прошел сквозь их тела, словно они были прозрачными. Увиденное сразу же убедило меня, что это были призраки. Мы с дочерью подошли, чтобы прикоснуться к ним; Филипп нежно улыбнулся нам и исчез вместе со своим товарищем».

Читатель может представить себе волнение доктора Кокса, когда он услыхал этот невероятный рассказ. Естественно, ему осталось лишь подтвердить его, сообщив несчастному отцу обстоятельства смерти сына, которая произошла в тот же час, когда он появился перед отцом и сестрой. Доктор Кокс поинтересовался у мистера Уэлда, кто был молодой человек в черных одеждах, сопровождавший его сына и отличавшийся ангельской красотой, на что тот ответил, что не имеет ни малейшего понятия.

И вот через несколько недель мистер Уэлд отправился с визитом в окрестности Стонихерста графства Ланкастэр. Прослушав утреннюю мессу в часовне, он стал ожидать экипажа; в это время его пригласили в приемную. Подойдя к камину, он увидел над ним картину, на которой был изображен тот молодой человек в черном одеянии: лицо, фигура и даже облачение — все было точно такое, как у спутника Филиппа. Над картиной была надпись: «святой Станислав Костка». Это был один из величайших святых Ордена иезуитов, которого Филипп избрал своим покровителем со дня своей конфирмации.

Видение Филиппа своему отцу и сестре в момент смерти или чуть позднее входит в разряд сотен случаев подобного рода. Но он резко отличается от случая с призраком Тома Поттера; последний явно был материализацией, как явно и то, что второй ею не был, иначе видение было бы замечено и рабочим. Отец и сестра должны были быть связаны тесной симпатией с умершим, потому ему было легко настроить их вибрации так, чтобы они смогли его видеть, в то время как рабочий, на которого никакая магнетическая сила не была направлена, продолжал свой путь прямо через призраки.

 


 

Ч.Ледбитер

ред. shtorm777.ru