Парацельс, Предсказание

Стало привычным, когда говорят о Парацельсе, то вспоминают его как известного врача и естествоиспытателя. Но еще при жизни знали Филиппа Теофаста Ауреола Бомбаста фон Гогенгейма – это его настоящее имя – как алхимика и астролога, который оставил немало предсказаний. Однако обо всем по порядку.

Родился Парацельс в 1493 году в Швейцарии, в семье Вильгельма Бомбаста – бедного незаконнорожденного лекаря из деревни Мария-Айнзидельн поблизости Цюриха. Отец на протяжении всей жизни гордился своим дальним родством с гроссмейстером Мальтийского ордена Георгом Бомбастом фон Гогенгеймом. Но счастья ему это не прибавило – за всю свою жизнь он так ничего и не добился.

И, может поэтому, своего одного сына Филиппа отец обожал и видел его священником, потому как для бедняка это самый надежный путь к преуспеянию и почестям. Он даже не сердился на мальчика, когда тот с ранних лет приохотившись читать книги, жег свечи иногда до утренней зари. Когда парень подрос, отец его отдал на обучение в монастырь Святого Андрея. Но отрок, который с детства отличался упрямым нравом, в скором времени стал учеником знаменитого Иоганна Тритемия из Ипангейма, настоятеля монастыря Святого Иакова в Вюрцбурге, которого в те времена считали одним из величайших адептов магии, алхимии, астрологии и медицины.

Но в скорости Филипп понял, что книги, по обыкновению, тоже лгут, как и люди, которые их написали. И много из того, чему обучает уважаемый настоятель, не соответствует истине. Школяр начал забегать то к аптекарю, то в мастерскую к стеклодуву, поняв, что практика ему может дать гораздо больше нужных знаний, чем книги. А вскоре он и вовсе покинул монастырь. Под видом нищего, странствующего монаха или лекаря Филипп пешком побывал в Германии, Италии, Франции, Нидерландах, Швеции и Дании. Как повествует историк Барри Ганн, во время своих странствий парень общался не только с учеными, врачами и алхимиками, но и с пастухами, предсказателями, цыганами, повитухами, даже с палачами и колдунами.

Был он и в Париже, на знаменитой улице Бюшри, где студенты тайно занимались препарированием трупов. Здесь Парацельс так же кое-чему научился. В действительности, можно ли оперировать, не зная, как бьется сердце, работают почки и печень, как воздух попадает в легкие?.. Но не в меру любознательные студенты выслеживались слугами инквизиции и отправлялись на виселицу как еретики. Парацельса спасли звериный нюх на опасности, без лунная ночь и быстрые ноги.

Он понял, что следует действовать похитрее. И в Лионе пошел на работу к устроителю похорон бальзамировщиком трупов. Теперь уж никто не мог ему помешать целыми ночами возиться с мертвецами, и при помощи их он открыл много тайн устройства человеческого тела. Не гнушался он и общаться с ведьмами, выведывая у них, как при помощи заклинаний и трав останавливать кровь, лечить отварами красную волчанку, другие болезни и даже снимать порчу.

К Парацельсу первая известность пришла во время чумы. Надев повязку, которая защищала лицо при помощи какого-то раствора, он спасал зараженных от неминуемой гибели. Когда чума затихла, Парацельс выдвинулся в вечный город Рим, но в дороге его застала война. Была середина 20-х годов XV столетия, в то время император Священной Римской империи Карл V в очередной раз выдвинулся через Альпы в поход на Францию.

Парацельсу было абсолютно все равно, на какой стороне практиковаться в своем «искусстве против смерти», как он именовал медицину. И он нанялся на службу военным хирургом к Карлу. Сложись обстоятельства по-другому, он, скорее всего, оказался бы во французской армии. Несмотря на небольшой рост и некрасивую, даже нелепую внешность, солдаты с уважением относились к Парацельсу. Он заслужил прозвище Отчаянный за то, что не отсиживался в лазарете, как другие лекари, а бесстрашно носился по полю брани на худой кляче, оказывал помощь раненым прямо под вражеским огнем.


После того как Парацельс спас от неминуемой смерти командира роты, тот рекомендовал чудо-лекаря заболевшему адъютанту самого короля Карла. С того времени Парацельса все чаще начали приглашать знатные пациенты. Он вылечил маршала королевства Богемии Иоганна фон Лейпника от слоновой болезни, министра двора Карла V Гватинару – от водянки, короля Чехии и Венгрии Людовика II – от атрофии конечностей.

…Погруженный в воспоминания, Парацельс находился в трактире за кружкой пива, когда туда вошел толстяк Себастьян Теус – главный врач Зальцбурга. Тот подошел вплотную и рассыпался в приветствиях «многоуважаемому коллеге». Как оказалось, он искал Парацельса, чтобы пригласить к его светлости герцогу Баварскому. На просторный двор герцогского дома они вошли с черного хода, и слуга проводил их в покои раненого, который лежал без памяти. Парацельс откинул лебяжье одеяло: из ноги больного в нескольких местах торчала кость. Как оказалось, герцог был на охоте и упал с неожиданно понесшей лошади.

Парацельс вправил больному кость, стараясь причинить как можно меньше боли, дал укрепляющую микстуру и приказал обтирать его всякий час уксусом против лихорадки. Сейчас наиболее опасна была угроза начинавшейся гангрены. После этого поднялся, сказав, что ему надо составить гороскоп, чтобы понять,дальнейшую судьбу больного. Теус был в бешенстве. Какой еще гороскоп? Ему рассказывали, что Парацельс лечит отварами трав, особыми обеззараживающими примочками и собственного изготовления пилюлями. Их-то он и хотел заполучить, а уж кто даст их больному – не суть важно. Потому как всегда можно представить дело так, будто это он, Теус, помог его светлости, и заполучить в свои руки тот огромный гонорар, который Сабина, сестра его светлости, пообещала тому кто излечит брата.

Так при чем тут гороскоп? Видно, проклятый Парацельс просто затягивает время и ищет способ, чтобы оттеснить его, Теуса, от постели больного. «Ничего, мы выбьем из тебя нужные примочки и таблетки, урод проклятый!» – такие мысли пронеслись в голове почтенного Себастьяна Теуса, когда они с Парацельсом выходили на улицу.

Он имел привычку действовать быстро. Хорошо, что осенние деньки не слишком долгие, и на улице рано темнело. Короткое приказание, отданное шепотом, и вскоре на пути Парацельса, будто из-под земли, появились какие-то люди в масках. Они со знанием дела стукнули лекаря по голове, засунули кляп в рот, натянули ему на голову мешок, связали руки веревкой и куда-то поволокли.

Пришел в себя Парацельс в зловонном подвале на каменном полу. В скорости дверь подвала отворили, вошел огромный детина в маске. Он внес свечу и дощечки для записей, положил все это у ног врача.

– Чтобы к утру гороскоп был составлен, – угрожающе произнес незнакомец, – и заодно напишешь, что следует делать, чтобы герцог выздоровел, как можно быстрее встал. Иначе… Детина выразительным жестом провел рукой у себя по шее и захлопнул дверь. Лязгнул задвигаемый засов.

Парацельс призадумался. Выходило, его расчеты были верны: смертный час его уже близок. Его без сомнения убьют, напиши он рецепт, или нет, – Себастьяну не надо свидетелей его темных делишек. А в том, что за похищением стоит именно Теус, Парацельс ни чуть не сомневался. Только он знал о гороскопе для герцога.

Жаль лишь, что он забыл дома маленькую склянку с опием, которую по обыкновению всегда носил с собой. Тогда не надо было бы ждать своей смерти до утра. Чтобы занять томительно тянущееся время, Парацельс и в самом деле занялся составлением гороскопа герцога Баварского. Свой собственный он знал прекрасно: звезды предвещали ему близкую кончину.

Утро застало Парацельса занятым расчетами. Вновь загремел засов, в подвал вошли два давешних его похитителя в масках.

– Ну что, чудотворец, придумал ли ты лечение для герцога? – спросил один.

– Звезды показывают, что его светлость не поднимется и любое лечение бесполезно, – проговорил пересохшими губами Парацельс.

Он обманул своих похитителей. Звезды, напротив, обещали герцогу Баварскому долгую жизнь, и если бы его допустили к больному, он, наверняка, бы смог ему помочь. Но толстяк не способен изготовить нужные снадобья…

Громилы в нерешительности переглянулись. После, забрав записи, пошли докладывать Теусу. Тот был в ярости, услышав приговор, который вынес Парацельс герцогу Баварскому. И отдал приказание убить непокорного, вдоволь поиздевавшись над его несчастным телом.

Но мучители опоздали. Когда они возвратились в подвал, тело Парацельса уже начало остывать. Говорят, он напоследок проверил на практике еще одну свою гипотезу. Он полагал, что сильный человек может не только продлить себе жизнь, но и ускорить собственную смерть. И он представил себе, как берет в руки заветную склянку с опием, открывает ее, вдыхая опиумные пары, и опьянение медленно, постепенно туманит голову и окутывает тело…

Так что когда приспешники Теуса вновь пришли в подвал, то нашли тело врача распростертым на холодном полу. На его некрасивом лице застыла гримаса блаженства. Руки его еще оставались теплыми, но сердце уже не билось. Недолго думая, они вытащили его из подвала, отволокли на пустырь и бросили на произвол судьбы, проломив для верности лекарю голову придорожным камнем. Тело Парацельса, которому на момент смерти сравнялось 48 лет и три дня, как и было указано в его гороскопе, обнаружили в тот же день. И похоронили беднягу там же, в Зальцбурге, на кладбище Святого Себастьяна.

В 1572 году останки того, кто называл себя Парацельсом, перенесли во двор часовни Святого Филиппа Нери. Здесь же был сооружен памятник: в центре пирамиды из белого мрамора есть углубление с его портретом. На памятнике – написано на латыни, означающая в переводе : «Здесь лежит Филипп Теофраст звания доктор медицины, что многие язвы, проказу, подагру, водянку и некоторые неизлечимые заразные болезни тела чудесным искусством излечил. В год 1541-й, в 24-й день сентября, он сменил жизнь на смерть».

Наследие Парацельса довольно причудливо и многогранно. Есть свидетельства, что он не только немало по странствовал по Европе, но и был на Востоке, даже побывал в Тибете. Арабский мир в то время имел куда больше знаний по медицине, алхимии и астрологии, так что самоучка Парцельс знал много больше, чем иные профессора.

Ныне Парацельса признают первым ученым-медиком в современном понимании этого слова. Он знал основы антисептики, клинической хирургии, зачатки анестезиологии, а также был первым исследователем эпидемических заболеваний. Он оставил серьезное исследование о причинах, симптомах и лечении сифилиса; требовал, чтобы к эпилептикам относились как к больным, а не как к безумцам, одержимым бесами; изучал заболевания дыхательных путей углекопов и был одним из первых, кто осознал влияние окружающей среды на возникновение некоторых заболеваний.

Перу Парацельса принадлежит и книга «Оракулы», в которой он дает предсказания до конца XXII века, которые касаются, впрочем, в основном только Европы. Вот несколько из них.

«Во Франции падет династия Валуа, к власти придет династия Бурбонов. Последняя будет свергнута ровно через 200 лет после захвата ею власти», – пророчил Парацельс. И в действительности, в 1589 году к власти пришел король Генрих IV Наваррский. В 1789 году правящую династию свергли, потому как произошла Великая французская революция.

«В грядущем победят республиканская и демократическая формы правления во всех государствах Европы», – предсказывал Парацельс.

«Во Франции к власти придет Наполеон», – и здесь он предсказывал правильно.

«Возникнет государство по ту сторону океана». Вне всякого сомнения, речь тут идет об образовании США.

«Мир разделится на три лагеря». И это предсказание похоже на правду, поскольку в мире сегодня определились примерно три равные силы – страны Европы, страны Азии и Америка во главе с США. «Возвысится Китай», – далее предсказывал Парацельс. И это – сущая правда.

«Через 400 лет после смерти Парацельса наступит период великого благоденствия, расцвета и материального достатка у каждого. После этого времени наступит стадия страшного кризиса со множеством нищих, со зверством людей, с антропофагией даже на улицах крупных городов».

Вот тут у него произошла небольшая промашка. Известно, что погиб Парацельс в 1541 году. И через 400 лет, то есть в 1941 году, никакого, простите, благоденствия уже не было; планета полыхала в огне Второй мировой войны. Мир жил относительно неплохо до середины 30-х годов, пока в власти в Германии не пришел Гитлер.

«Германия никогда не будет свободной». И это предсказание не соответствует истине, в особенности после объединения ГДР и ФРГ.

А вот вам еще одно предсказание, которое особенно нам интересно: «Есть один народ, который Геродот называл гипербореями. Нынешнее название этого народа – Московия. Нельзя доверять их страшному упадку, который будет длиться много веков. Гипербореи познают и сильный упадок, и огромный расцвет. У них будет три падения и три возвышения… В той самой стране гипербореев, о которой никто никогда не думал как о стране, в которой может произойти нечто великое, над униженными и отверженными воссияет великий крест».

И должно это случиться через 500 лет после смерти Парацельса, то есть в 2041 году. Подождем?..

Правда, золотой век, который принесет счастье и благоденствие, как предсказал Парацельс, продлится только 50 лет, до конца XXI века, а точнее – до 2091 года. А после на смену ему, увы, придут новые страшные напасти…

 


 

«100 великих предсказаний»

ред. shtorm777.ru