Предсказания, Романовы

У монаха Авеля есть предсказание которое касается всей династии Романовых, и будущего России и оно довольно обширно. Петр Николаевич Шабельский-Борк в своей книге-сказание «Вещий инок» (которая была издана в 1930 году в Берлине), попытался реконструировать это пророчество целиком.

Теперь сам текст, реконструирующий легендарный разговор Авеля с императором Павлом I. Тот самый, в котором монах Авель поведал Романову судьбу его рода и императорской династии. Автор восстановил ее по рассказам тех, кому потомок Павла, последний император России Николай II, все-таки не удержался и доверил пересказ письма, оставленного его предком.

«Коротко будет царствование твое, – говорил Авель императору Павлу. – И вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского, от неверных слуг мученическую кончину приемлешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную субботу погребут тебя… Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным, будут поносить добрую память твою…»

В своих предсказаниях Авель ни в чем не ошибся. Правда, даты он считал по-своему, по-церковному (монах ведь). Но убит был Павел заговорщиками как раз на день памяти Софрония Иерусалимского. И погребен был убиенный император в Страстную субботу. И память об убиенном императоре попытались уничтожить, объявив его сумасшедшим.


«Но народ русский правдивый душой своей поймет и оценит тебя, – говорил Авель. – И к гробнице твоей понесет скорби свои, прося твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет твоих подобно счету букв изречения на фронтоне твоего замка, в коем воистину обетование и о царственном доме твоем: «Дому твоему подобает святыня Господня в долготу дней…»

И опять все правильно – в девизе 44 буквы, и Павлу было суждено прожить 44 года.

«Зрю в этом замке преждевременную гробницу твою, благоверный Государь, – продолжал Авель. – Но резиденцией потомков твоих, как мыслишь, он не будет… О судьбе же державы Российской было в молитве откровение мне о трех лютых игах: татарском, польском и грядущем еще – безбожном».

Вновь пророчества верны: было два ига – татаро-монгольское нашествие и правление самозванцев, польских ставленников, когда на московский престол сел Гришка Отрепьев – Лжедмитрий I, а за ним и два последующих. Ну а с «безбожным игом» все понятно – речь идет о XX столетии.

После Павел спросил о судьбе своего сына – цесаревича Александра (в будущем императора Александра I). И вот что напророчил монах:

«Француз Москву при нем спалит, а он Париж у него заберет и благословенным наречется. Но невмоготу станет ему скорбь тайная, и тяжек покажется ему венец царский, и подвиг царского служения заменит он подвигом поста и молитвы, и праведным будет на очах Божиих…»

И в действительности, после странной смерти Александра Павловича в Таганроге многие уверовали, что император не умер, а просто оставил трон и ушел в народ замаливать грехи. К тому же в Сибири еще обнаружился таинственный старец Федор Кузьмич, в котором многие узнавали императора Александра I, в особенности те, кто раньше его видел. И долгое время еще по Руси ходили легенды: Александр Павлович не умер, а пошел замаливать грехи свои страшные.

«А кто наследует императору Александру?» – спрашивал Павел. «Сын твой Николай», – ответствовал Авель. «Как? У Александра не будет сына? Но ведь тогда трон должен перейти к цесаревичу Константину, младшему брату Александра». – «Константин царствовать не восхощет, памятуя судьбу твою, и от мора кончину примет. Начало же правления сына твоего Николая дракою, бунтом вольтерьянским зачнется…»

И снова он не в чем не ошибся. Даже восстание декабристов Авель напророчил.

«После сына моего Николая на престоле российском кто будет?» – расспрашивал далее Павел.«Внук твой, Александр II, царем Освободителем преднареченный. Твой замысел исполнен будет, крестьянам он свободу даст, а после турок побьет и славян тоже освободит от ига неверного. Не простят ему бунтари великих деяний, охоту на него начнут, убьют среди дня ясного в столице верноподданной отщепенскими руками…»

«Тогда-то и начнется реченное тобой иго безбожное?» – задал вопрос Павел. «Нет еще, государь. Царю Освободителю наследует сын его, а твой правнук, Александр III. Миротворец истинный. Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет он. А только недолго царствовать будет».

«Кому же передаст он наследие царское?» – «Николаю II – Святому Царю, Иову Многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: псалмы 90, 10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венец терновый сменит он корону царскую, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий, в 18 году примет кончину мучительную, но Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно».

Павел ужаснулся: «Ужели сие и есть кончина державы Российской и несть и не будет спасения ей?» – «Невозможное человеку возможно Богу, – отвечал Авель, – Бог медлит с помощью, но сказано, что подаст ее и воздвигнет рог спасения русского. Появится избранник Божий и встанет на защиту сынов народа своего».

А сейчас– внимание. Разумеется, скептики могут говорить, что Шабельский-Борк писал свою книгу в конце 1920-х годов. И конечно, русскую историю он, образованный человек, знал замечательно. Не потому ли в «предсказаниях» Авеля, которые он приводит, нет ошибок. Все точно. Да и намек на возрождение в будущем России и явление защитника – это из разряда надежд, которыми переполнялась сама среда российских эмигрантов. Но вот далее идет описание того, кто прервет «диктатуру безбожную». Внимание!

«Сей будет избранник Божий, и на главе его знак – благословение… Он будет един и всем понятен, его учует самое сердце русское… Имя его трикратно суждено в истории российской. Пути бы иные сызнова были на русское горе… – И чуть слышно, будто боясь, что тайну подслушают стены дворца, Авель прошептал: – Страха темной силы ради имя сие да пребудет сокрыто до времени… Не произнесу, ибо на виду он будет, повредить ему Небеса не велят… Велика потом будет Россия, сбросив иго безбожное, вернется к истокам древней жизни своей, к временам Равноапостольного уму-разуму научится беседою кровавою. Дымом фимиама и молитв наполнится и процветет, аки крин небесный. Великая судьба предначертана ей. Оттого и пострадает она, чтобы очиститься и возжечь свет в откровение языков…»

А теперь разберем сказанное. В своих пророчествах Авель говорит о том, что на голове человека, который отвратится от безбожия и станет выводить страну из коллапса и мрака, будет благословление – знак. Припомним, как, только появился более молодой, в сравнении с предыдущим, Генеральный секретарь КПСС – М.С. Горбачев, руководитель СССР, народ начал перешептываться: на голове у Михаила Сергеевича знак, отметина, большое родимое пятно. То есть он отмечен от рождения. Никто еще и не понимал, что это значит, но, видно, сведущие люди все же были, поскольку на всех фотографиях родимый знак тут же начали убирать и замазывать. Незачем, мол, заострять на отметине народное внимание – вдруг кто-то вспомнит о предсказаниях Авеля. Но разговоры о знаке все-же появились, а слухи об избранности нового секретаря ЦК, пусть еще и непонятные, смутные, стали распространятся по стране.

Ну а на чем основывалась небывалая народная любовь, которая возникла практически на пустом месте (а ведь его предшественников простые люди давно уже старались не замечать и быть как можно подальше)? Если не знать предсказания о будущем России, не понимать, что этот человек был избран еще от рождения (ведь и рожден со знаком), то эта небывалая народная любовь – нонсенс, ведь то, о чем часами мог говорить словоохотливый Михаил Сергеевич, 90% населения вообще не понимало, но слушало как завороженное и внимало прям-таки с восторгом. Не оттого ли, что происходило предначертанное Небесами?..

Рассмотрим дальше: «Имя его трикратно суждено в истории России». То есть до него, как предсказывает Авель, в России должно быть два правителя с таким именем, а он – третий. Имя Горбачева — Михаил. Но в истории России был, кажется, только один Михаил – основатель династии Романовых. Впрочем, это не так. В действительности последним российским императором был не Николай II. Ведь он отрекся от престола в пользу своего брата – Михаила. Вот и выходит, ветвь Романовых, начавшись с Михаила, им же и закончилась. Так что Горбачев действительно стал третьим правителем с именем Михаил.

Но почему Авель не стал называть Павлу имени?! Он сам ясно говорил об этом: побоялся за третьего. Потому как предвидел, что ему суждено жить и работать посреди «страха темной силы». И вправду, новый генсек был выходец из самого средоточия партийной власти, вокруг него практически всю жизнь кипела ожесточенная подковерная борьба, жизнь любого члена КПСС всегда висела на волоске. Если бы возник хоть намек… Недаром Авель прошептал: «Не произнесу “имя” ибо на виду он будет, повредить ему Небеса не велят…»

Правда, некоторые современные исследователи по-прежнему считают Горбачева «неправедным политиком». Но припомним, если бы он не объявил перестройку, не возникла бы гласность, наверно, не случилось бы прорыва. СССР потихоньку загнивал бы, народ сидел на продуктовых карточках, жили бы мы за «железным занавесом». Да все должны были мыслить в едином, партийном ключе. Шаг вправо, шаг влево грозили пожизненными бедами. Ученики и студенты заучивали бы вместо исторических загадок историю КПСС, а взрослое население по-прежнему проводило бы множество часов на партийных собраниях, где, между прочим, обычно должны были присутствовать и сочувствующие члены коллектива, то есть практически все. Ну неужели оно, такое, нам надо? Каждый ответит на это сам.

Возвращаясь к предсказаниям Авеля, можно с уверенностью подвести итог: писатель Шабельский-Борк, конечно, мог в некоторой степени подтасовать сведения о предсказаниях о семье Романовых, но придумать описание третьего он никак не мог. Вот и получается, он действительно записал воспоминания о реальном предсказании монаха Авеля.

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru