Предсказания Авеля

Предсказания Авеля

«До 18-го года я ничего не боюсь… Если, конечно, верить Авелю…»

Таинственная история эта связана с тремя русскими монархами, это императрица Екатерина II, ее сын Павел I и правивший спустя столетие после Павла император Николай II. Все они столкнулись со странными пророчествами монаха-предсказателя Авеля.

Узник Петропавловки

Генерал Самойлов — глава российского Сената с призрением скривился, разглядывая доставленного к нему монаха-узника. Худющий, сморщенный, волоски жиденькие — в чем только душа держится? В деле записано — из крестьян. Родился в 1757 году, получается, в теперешнем 1796-м ему 39 лет. И уже 20 лет он — монах. Лишь только бродячий, из монастырей его выгоняют за дерзкий норов и дурацкую привычку писать какие-то пророческие книжечки. За эти книжонки монах Авель чаще сидит в тюрьме, чем в келье.

— Так что ты там предрекал? — с насмешкой процедил генерал Самойлов.

Авель, встряхнул цепями, как смог утерся грязным подрясником и вздохнул:

— Проговорился, что матушка-императрица помрет 6-го ноября!

Генерал подскочил в гневе:

— Да как ты посмел?! — Распахнул дверь и закричал адъютанту: — В Петропавловку подлеца!

Мать и сын

1796 год 9 марта — тощего монаха бросают в каменный мешок — знаменитую двадцать вторую камеру Петропавловской крепости. Скорей всего, он сгнил бы там заживо, но только 5 ноября императрица Екатерина Великая была найдена на полу без чувств, а 6-го она скончалась. Зашедший на трон Павел I сразу же повернул руль власти в свою сторону: все враги ненавидимой матери оказались его друзьями. Вместе с другими заключенными был отпущен из крепости и Авель.

Более того — новый император велел доставить к нему монаха. Принял Авеля в личных покоях, облобызал на радостях, еще и благословения попросил. Уж больно радовался, что в конце концов сделался императором. И конечно, не утерпев осведомился о своей собственной судьбе. однако Авель, хоть и бывал зачастую по-детски искренен, в этот раз лишь развел руками:

— Не все мне открыто!

Видать, не хотелось опять в застенок…

— Что же, — Павел милостиво улыбнулся, — я направляю вас, отче, в Невский монастырь. Там и условия — любы, и настоятель — дружелюбен!

Но уже спустя год дружелюбный настоятель прислал запрос: возможен ли перевод Авеля в другой монастырь, а то уж больно смущает сей дерзкий монах братию. Предсказывает судьбы, а кому будет любо узнать дату своей смерти?..

Подумав Павел перевел Авеля в Валаамский монастырь — там строгие порядки, выбьют дурь из строптивца. Да вот только в начале 1800 года из Валаама была прислана «Зело страшная книга», которую сочинил монах. Книгу прочли вначале в митрополичьей службе, после в Секретной палате, и вот Авель вновь в Петербурге в Петропавловской крепости.

Недовольный Павел захотел лично посетить предсказателя. Для храбрости прихватив с собой фаворитку Лопухину. Вошли к Авелю оба веселые, глупышка Лопухина хохотала вовсю. Но вышли напуганные. Как потом свидетельствовал секретарь министра иностранных дел Ф. Лубянский, Лопухина в слезах, а Павел нервно кусая губы.

Павел I ночью не спал — составляя послание. Поутру лично положил бумагу в особенный ларец тайной залы Гатчинского дворца, надписав:

«Вскрыть Потомку Нашему в столетний день Моей кончины».

С того времени вечно меланхоличный император и вовсе перестал улыбаться. Лопухина под строгим секретом рассказала своему очередному любовнику, что проклятый Авель напророчил скорую смерть императору, да к тому же не «естественную, а убийственную». Хотя, срока Павел так и не узнал от упрямого Авеля, но перестал спать на одном месте, каждую ночь переходя на другое, никого не предупредив. Но, как известно, это ему не помогло. Заговор, о котором был уведомлен его наследник, старший сын Александр, вылился в цареубийство, которое было совершено заговорщиками в ночь на 12 марта 1801 года.

Послание к Потомку

Александр I отдал приказ отпустить Авеля. Но тот не одумался. И вновь появились «предсказательные книжки», в которых говорилось о будущей войне с французами, о сдаче и пожаре Москвы. Вот как звучит чудом сохранившееся предсказание Авеля в «Зело страшной книге» от 1803 года:

«..от Бога Слово в год тысяча и восемьсот и второй на десять июня 12 день (по современному говоря, 1812 года 12 июня) придет царь западный, и имя ему — Наполеон. Пленит он грады и многие области Российские и войдет в Москву… И ограбит в ней и опустошит все церкви и вся гражданская… и учинится в ней пожар великий, и будет град пребывать в пепелищах…»

Александр I рассвирепел:

— Да это немыслимо — чтобы неприятель вошел в Москву, а мы, русские, ее сдали на поругание и пожарища?! Да такого и быть не может! Заключить монаха в Соловецкую тюрьму, и пускай сидит, пока предсказание не сбудется! А попросту говоря — пусть сидит до смерти своей, ибо таковое не сбывается!

Но предсказания Авеля, как известно, свершилось, и царь сдержал слово: в 1813 году Авель был освобожден. Наученный горькой неволей, монах уехал из России — вначале на Святую землю в Иерусалим, после в Афонский монастырь. На родину воротился уж только помирать — был «зело болен».

Но опять не сдержался! Опять стал пророчить о том, что после кончины Александра I на царство взойдет не ожидаемый всеми наследник — Константин Павлович, а младший из братьев Романовых — Николай Павлович. И вновь все повторилось: едва Николай I взошел на трон, как Авеля вновь был упрятан в застенок. В 1826 году Авель очутился под особым присмотром в арестантском отделении Спасо-Ефимьевского Суздальского монастыря. Там он и умер на 75 году жизни в 1831 году.

Одним словом, каждый император почитал долгом упрятать прозорливца с глаз долой подальше — кто в монастырь, кто в острог. Но тот, прекрасно зная, что последует за его пророчествами, упрямо вещал о будущих несчастьях и грядущих бедах России и ее правителей. Видать, правда рвалась из уст и из-под пера Авеля, и он ничего не мог поделать со своим проклятым даром прозорливца. Сколько книг было им сочинено и записано, никто уж не знает. Со временем почти все они были утеряны, а может, и были специально уничтожены.

Но его пророчество, записанное рукой Павла I, уцелело. И 12 марта 1901 года Николай II исполнил волю предка — вскрыл заветный ларец ровно через 100 лет. Двором эта новость была воспринята как очередное, пусть и историческое, но развлечение. Придворные кавалеры и фрейлины, улыбаясь и шушукаясь, проводили царственную чету в Гатчинский дворец, где в особенной комнате на покрытом темной бархатной скатертью столе хранился старинный ларец. К приезду царской четы дворцовые слуги уже успели вымыть и вычистить его, но привилегия открыть досталась, естественно, только венценосному потомку.

Когда Николай II с императрицей Александрой Федоровной вернулись в Зимний дворец из Гатчины, на них лица не было. Александра была бледной, Николай, напротив, красный как вареной рак. Ни обмолвившись и словом, монархи прошли мимо притихших придворных и удалились к себе. А вечером придворный истопник по секрету сказал, что государь сжег в камине какие-то бумаги.

Словом, достоверно, что написано в послании к Потомку, сказать невозможно. Но намек есть. В январе 1903 года царь находился в беседке Зимнего дворца. Все собрались посмотреть торжественный салют из орудий Петропавловской крепости. И вдруг залп одной из пушек попал прямо в беседку. Деревянные перекрытия запылали. Началась паника. И Николай II остался невозмутим, только заметил:

— До 18-го года я ничего не боюсь! Если, конечно, верить Авелю…

Да и потом, не верить оснований то не было. Предсказания Авеля не раз доказывали  свою надежность. Вот и это исполнилось: последний император всея Руси Николай II был расстрелян в Ипатьевском доме в 1918 году. Так закончилось правление Дома Романовых. Не об этом ли писал Потомку несчастный Павел?

Следует заметить, что императрица Александра Федоровна пыталась изменить предсказания. Не потому ли она приглашала ко двору разных магов, гадалок и предсказателей? Но ни у одного не получилось изменить «пророчество веков». Видно, Авель был силен в своих предсказаниях. Или попросту прав?…

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru