Борис Годунов

Борис Годунов – приход к власти

При Иване Грозном в разгул опричнины выдвинулся брат жены сына Ивана Грозного Федора Ивановича — Борис Годунов, который был талантливый интриган, специалист по «шахматным» придворным жестоким играм. Постепенно, даже путем тайных убийств, он набирал силу и влияние, и было похоже, что он наметил себе высшую цель.

И победы Бориса Годунова в этих играх впечатляли: ему удалось отправить в ссылку конкурентных братьев Шуйских; болезненного сына Ивана Грозного — Федора он не опасался, а здорового Дмитрия отправил в провинцию — в Углич, где в 1591 г. вдруг обнаружили царевича с перерезанным горлом.

Толпа горожан расправилась с придворными, ответственными за опеку над царевичем, но Годунов отправил в Углич войска для расправы с горожанами. А созданная следственная комиссия пришла к выводу, что царевич зарезал себя сам по неосторожности. У любого мужчины это может вызвать лишь горькую усмешку.

А когда умер 7 января 1598 г. царь Федор Иванович и династия Рюриковичей прекратилась, то у Годунова появился реальный шанс стать царем, основать свою династию Годуновых. И с удвоенной силой он начал расшвыривать подальше от Москвы неугодных для него людей: бояр Милославских, Шуйских, а потом вступил в борьбу с боярами Романовыми.

Годунов смог митрополитом поставить своего человека — Иова, а потом сделал все, чтобы усилить власть своего сторонника — всемерно способствовал введению в России патриаршества, и Иов стал Патриархом.

Захотелось Борису и поэкспериментировать с уже закрепощенным крестьянством, верней, угодить боярам — узаконил временные «заповедные лета», увековечив закрепощение; узаконил владельцу искать убежавшую собственность, — то есть усилил рабство; увеличил налоговое бремя.

Бояре, наблюдая за стараниями Годунова и его грязными методами, поступили оригинально — боярские и княжеские роды решили упразднить вовсе монархическую форму правления в России, заменить коллективным правлением — делегировать верховные властные полномочия Боярской думе, то есть Россия фактически могла превратиться в боярскую (парламентскую) республику. И боярское совещание потребовало у народа присягнуть Боярской думе.

Для народа это было весьма неожиданно и непривычно, вечевые и княжеские дохристианские времена, это уже было далекое прошлое, а новые поколения при христианстве уже привыкли жить при монархах и не подозревали, что можно по-другому. Этому, казалось бы, симпатичному предложению формы правления воспротивился, кроме рвавшегося к абсолютной власти Бориса Годунова, Патриарх Иов, который собрал альтернативный Боярской думе Собор и выдвинул на престол Годунова.

В России возникло двоевластие и запахло очередной гражданской войной. Ответ-выбор должен был дать народ. При этом в более трудном положении оказался властолюбивый самовыдвиженец Годунов, для которого важна была легитимность — поддержка народа. За народ и пошла политтехнологическая борьба, в которой проворнее, сообразительней и хитрей оказались Годунов с Иовом.

Вероятней всего, они вспомнили недавний действенный трюк Ивана Грозного с отбытием в Александрову слободу — когда народ упрашивал его возвратиться на престол, и он «уговорился» на новых условиях. На этот раз сценарий немного был модернизирован — Борис Годунов, которого якобы уже не интересовал престол, якобы захотел уединиться от светской суеты, от придворных интриг в Новодевичий монастырь, уйти в раздумье в одиночестве.


Следующий театральный ход был за патриархом Иовом — ему якобы понравился этот красивый и скромный ход Годунова, он вместе со священниками собрал побольше народа и двинулся ходом с иконами и хоругвями к монастырю упрашивать Годунова вступить в царствование Россией.

Однако Годунов якобы от этого лестного предложения скромно отказался — не готов, не по нему мол шапка Мономаха и т.д. Народу эта притворная скромность понравилась. И Иов организовал еще большее шествие к монастырю на уговоры, и со второго раза Годунова «уговорили», он дал свое согласие…

И Иов в Успенском соборе в том же 1598 г. поспешил «боговенчать» Годунова царем России. Однако не для всех оказался авторитетным шустрый патриарх Иов, — грамотные бояре, в отличие от народа, поняли «маневр» и отказались признавать решение Иова, признавать царем Годунова и ему присягать.

Начали вести долгие компромиссные переговоры, и только спустя два месяца часть бояр согласились присягнуть Годунову, и его в очередной раз провозгласили царем.

Благодарный Иову Годунов возвратил существенные налоговые льготы Церкви, которые были отобраны Иваном Грозным, раздал чины дворянам, выплатил долги служивым людям, дал льготы купцам, в том числе и иностранным. Таким образом рядом с Москвой образовалась немецкая купеческая слобода Кукуй. Это — тот самый знаменитый Кукуй, в котором провел свои молодые разгульные годы Петр 1. Годунов был поклонником Западной Европы и даже дал разрешение на строительство в Кукуе протестантской церкви.

Годунов весьма умело, талантливо и ровно руководил страной, но — сорвался. Подвело властолюбие и жажда мести. Годунов обнаружил рост популярности в народе богатого боярского рода Романовых, который ратовал ранее за правление Боярской думы и захотел перестраховаться — Федора Никитича Романова постригли в монахи и под именем Филарета он был сослан в монастырь, а его двоих малолетних детей как заложников посадили в тюрьму.

Начало Смутного времени

И тут, как видно, решил активно вмешаться Бог, и внести свои коррективы — в России в 1601 г. на протяжении всего лета лили нескончаемые дожди, а в августе(!) ударил мороз — весь урожай погиб, и в России наступил страшный голод, и как его следствие — анархия и лихость старавшегося выжить любыми способами народа. В поисках пищи толпы голодных дошли до Москвы и разграбили государственные житницы. Все меры Годунова не давали никакого эффекта. Напротив, — ситуация усугублялась, никто не платил налоги, деньги обесценивались, отряды крестьян и холопов под предводительством местных выдвиженцев начали грабить поместья и имения богатых сословий.

Так прошел не только 1601 г., но и 1602 и 1603. Соседи — поляки и литовцы все это время наблюдали за беспорядками и хаосом в России, за ее резким ослаблением, возможно, радовались, ибо недавно 25 лет подряд воевали в изнурительной войне с напавшим на них Иваном Грозным, и думали — как этим резким ослаблением России воспользоваться с выгодой для себя?

И в этой ситуации судьба-злодейка им улыбнулась — «они нашли друг друга»: очень сильная в то время Польша и довольно грамотный бывший русский дворянин, в следствии православный монах, служивший даже в Москве при дворе Патриарха переписчиком книг — Григорий Отрепьев, который превратился в выжившего чудным образом сына Ивана Грозного — Дмитрия, законного наследника российского престола. Так началась трагическая мудреная история с Лжедмитрием и Смутное время.

При этом следует отметить, что коварный сценарий был продуман талантливо: Лжедмитрий не пошел с польско-литовским войском на Москву требовать «законного» престола, а прибыл с убедительной «легендой» к вольным людям в Запорожскую сечь, к казакам.

Казаки выслушали, поверили, возмутились до глубины души несправедливостью и начали готовить поход на Москву. Пока готовились, слух о спасшемся Дмитрии Ивановиче начал разноситься широко, и в Запорожскую армию стали стягиваться вольные люди с Дона и других мест.

Когда набралось несколько тысяч, «народная» армия форсировала в октябре 1604 г. (после сбора урожая) Днепр и выдвинулась на Москву. По пути города и селения на удивление сдавались без боя и «народная» армия Лжедмитрия росла как снежный ком, даже с царской армии начали перебегать в народную. Борис Годунов, подавленный бедствиями последних лет и, ожидая еще худшего наблюдая за продвижением на Москву народной армии, сильно впечатлился, переживал, занемог и умер 13 апреля 1605 г. Получилось, что его высокая мечта, которую он все-же смог достичь такими трудами, не принесла ему ничего хорошего, напротив — принесла одни мучения, несчастья и погубила. Жизнь написала историческую притчу.

Под Кромами царские войска перешли к Лжедмитрию. Дорога на Москву была открыта, оставалась сама Москва, в которой часть бояр стала присягать сыну Годунова — Федору Борисовичу. Лжедмитрий, подойдя с войском к Серпухову, потребовал к его приходу в Москву очистить город от Годуновых и их покровителей.

1 июня 1605 г. предок А.С. Пушкина Гаврила Пушкин на Лобном месте зачитал грамоту Лжедмитрия. После чего народ ворвался в Кремль, стража разбежалась. Всю семью Годуновых, кроме сестры Ксении, стрельцы убили, династия Годуновых прекратила свое существование. А Патриарха Иова затащили в Успенский собор Кремля, сорвали с него все церковные одежды и знаки, бросили в телегу и отправили в монастырь. Москву «очистили», Лжедмитрий мог въезжать.

В это время произошел весьма странный случай — перед Москвой его встретила мать настоящего Дмитрия и признала Лжедмитрия своим сыном. Вероятно, она желала взлета, почета и пошла осознанно на ложь. Они вместе вышли к толпе народа, которая ревела от восторга. Современные политтехнологи удавились бы от зависти от такой высококачественной постановки.

А когда Лжедмитрий подъехал к кремлю и у собора Василия Блаженного снял шапку и перекрестился, то огромная толпа народа упала на колени и рыдала. Это был замечательный спектакль.

Первые недели правления Лжедмитрия оказались очень удачны: кровь не проливалась, врагов не преследовали. Он разрешил купцам свободно пересекать границы России, эффективно участвовал в работе Боярской думы, толково учил стрельцов военному мастерству.

Но «шило» долго утаивать не удалось. Поначалу Лжедмитрий скромно указывал, что католики и православные — это христиане. Эти униатские взгляды Лжедмитрия для окружающих были новшество. Но основной вред ему нанесли польские отряды, входившие в казацкое войско. Они-то знали правду и не сыграли свою роль качественно — вели себя в Москве очень уверенно и нагло. Недовольные москвичи начали роптать. Лжедмитрий быстро отреагировал — предложил полякам возвратиться домой, но те отказались.

Лжедмитрию ничего не оставалось, как их арестовать, а после он своих подельников тайно отпустил, и они отправились в Польшу, «балуясь» по дороге. Понятно, что такое трудно было удержать в тайне. И совсем случился «перебор», когда в Москву из Польши приехала Марина Мнишек в сопровождении 2000 шляхтичей, и народ вдруг узнал, что эта полька-католичка невеста Лжедмитрия.

Выводы переросли в события — 17 мая 1606 г. князья Шуйский и Голицын во главе новгородцев и псковичей осуществили заговор – был убит Лжедмитрий, Марина Мнишек была отправлена в ссылку в Ярославль, а полякам дали уйти в Польшу. Но история смуты на этом не заканчивается, после появился еще один Лжедмитрий, кроме поляков в российские дела вмешались еще и шведы, начались различные народные бунты, российская государственность висела на волоске — весь трагический период много раз описан и закончился только благодаря торговцу мясом К.З.Минину-Сухоруку и князю Д.М.Пожарскому. После спасения России около 10-ти претендентов боролись за царский престол.

Но вдруг одержал победу компромиссный выдвиженец — 16-ти летний Михаил Романов, сын когда-то гонимого Годуновым Филарета. Незрелость выбранного царя обнадеживала многих бояр поучаствовать в управлении страной. И 21 февраля 1613 г. Михаила Федоровича Романова избрали на царство. Так началась династия Романовых.

Но судьба России очередной раз хитро улыбнулась — бояре не начали править Россией, как предполагалось, а править начал вернувшийся из польского плена отец Михаила Романова Патриарх Филарет, который в смутное время предложил на русский престол польского королевича Владислава.

Филарет ловко узурпировал власть. Боярская дума собиралась редко и стала «ручной», а Земские соборы и вовсе исчезли.

Следует обратить внимание на большую роль народа в этот период истории, в особенности вольных людей — казаков. Вече уже давно не собирали, но мнение и участие народа в судьбе страны выражалось громко и оригинально, порой трагически, а порой спасительно, несмотря на то, что им часто манипулировали разные лидеры и даже иностранцы. Следует заметить, что в период правления Михаила Романова и Филарета многие казаки стали служилыми людьми, фактически мелкими дворянами, а крестьян, раскрепощенных в смутное время, снова закрепостили.

После подписания мирных договоров: со Швецией в феврале 1617 г. и в декабре 1618 г. с Польшей, настало в России мирное время, и страна начала быстро восстанавливаться и быстро богатеть. По инициативе царя начали строить много промышленных предприятий, в том числе военных, а российская армия быстро перевооружилась, при этом начала использовать впервые иностранные наемников — конные полки драгун и рейтаров. За 15 лет Россия до такой степени окрепла и набралась сил, что Михаил Романов решил пойти войной на Польшу, чтобы вернуть обратно утерянный Смоленск.

Преследуя эту цель, он смог даже создать против Польши военный союз со Швецией. К тому же и время оказалось подходящее — весной 1632 г. скончался воинственный польский король Сигизмунд Третий. И летом 1632 г. Швеция двинула свои войска на Польшу с севера, а огромная 100-тысячная русская армия во главе с прославленным воеводой М.Б.Шейном выдвинулась с востока.

Однако замысел не удался, и результат вышел неожиданно обратным, даже обескураживающим. Новый польский король Владислав (правил 1632-1648 гг.) умелыми действиями своей армии нанес ряд поражений шведам и русской армии, а под Смоленском вовсе ее окружил. После чего воевода Шейн сдал свою армию, знамена и оружие польскому королю. Многочисленные наемники, естественно, перешли к польскому королю служить.

Польский король Владислав в свою очередь сделал странный благородный жест — отпустил русских пленников вместе с оружием и пушками в Москву. А после двинулся на взятие Москвы против этого же оружия. После ранения в бою Владислава обе стороны подписали в 1634 г. Поляновский мир, Смоленск остался польским городом.

Следует заметить, что за мирный период на юге России окрепли и вольные люди на Днепре и Дону, — казаки. Они, «шаля», действуя самостоятельно, напали на могущественную Турцию и захватили в 1637 г. крупную добычу — город-крепость Азов, и решили подарить его царю. Однако Михаил Романов отказался от этого подарка, чтобы не ввязываться в войну с Турцией. Казаки на протяжении пяти лет держали под своей властью Азов, потом, взорвав крепостные стены, ушли, отдав город туркам.

 


 

Р.Ключник

ред. shtorm777.ru