потустороннее

Встреча с потусторонним

Спиритизм — опасное занятие

Своего собственного двойника, умудрилась вызвать во время занятия спиритизмом  М.Н. из Петербурга!
Вот что она рассказала об этом поистине редкостном явлении:

«Все началось с шутки во время спиритического сеанса. Сама я ни во что сверхъестественное тогда не верила, да и мои подруги также. Но бес нас дернул вечером в субботу попробовать «покрутить блюдечко». Нарисовали на ватмане круг, расчертили алфавит, зажгли свечу… Хотя раньше никто из нас ни разу не пробовал вызывать духов, все сразу начало получаться. Вызвали певца и поэта В.Высоцкого. Блюдце так и начало бегать по столу от буквы к букве, но это был сплошной мат и нецензурщина. Мне это надоело, и я в качестве шутки предложила:
– А что, если вызвать дух меня самой?

Подружки согласились. И, удивительно, едва мы произнесли формулу вызова, я ощутила нестерпимую боль в области солнечного сплетения. Но перетерпела, а после боль ушла, и сразу задвигалось блюдце…
Мой «дух» довольно пространно отвечал на наши вопросы, обходя «острые углы». Мы хотели конкретики, а блюдечко отделывалось общими фразами. Потом мы прекратили сеанс, и подружки разошлись по домам… Осталась я в своей квартире одна. Тогда все и началось!

Я занималась мытьем посуды, когда услыхала за спиной легкие шаги. Обернулась, а в темном коридоре, который просматривался с кухни, промелькнул силуэт человека. После вдруг сам по себе зажегся свет в ванной и послышался шум льющейся воды… Я рывком открыла дверь в ванную. Пусто. Кран закрыт, но на стенках раковины видны брызги воды. Посмотрелась в зеркало, поправила прическу. И ужаснулась! Тут до меня дошло, что мое отражение в зеркале – в халате, а я еще не переодевалась после ухода моих подруг. Как была в блузке с короткими рукавами, так в ней и оставалась.

«Или я свихнулась, или там, в зеркале, мой дух, которого мы вызывали», – промелькнула шальная мысль. Стало жутко… Смотрю, призрак из зеркала тянет ко мне свои руки. И тут же полетели в меня с полочки перед зеркалом флаконы с духами, стакан с зубной щеткой. Я рванулась на кухню, закрыла дверь, и привалилась к ней спиной. Чувствую, ручка потихоньку поворачивается. Я мертвой хваткой уцепилась за проворачивающуюся ручку, стараясь удержать ее. Нажим ослаб. Слышу, в коридоре прошлепали шаги.

Вспомнив, что с нечистой силой раньше боролись при помощи серебра и креста, я выгребла из кухонной тумбы серебряные вилки и скрепила две из них крест-накрест с помощью резинки от бигуди. Держа это крестообразное оружие впереди себя, вошла в комнату. Там никого не было, но в воздухе ощущалось некое движение.

Тогда я начала размахивать крестом вокруг себя. И в какой-то момент – вот ведь ужас! – крест зацепился за что-то. Но там была пустота. Послышался треск разрываемой ткани, и на пол упало несколько капель крови, которые, правда, тут же бесследно исчезли. В этот момент я, вероятно, потеряла сознание. А когда минут через 5 пришла в себя, вижу что лежу на полу, у меня дико болит все тело и кружится голова… Больше в моем доме никогда ничего подобного не происходило».

Двойники людей

В проявлениях феномена «Завел и сгинул…» принимают участие в качестве его движущей силы таинственные существа – двойники людей. Иногда это бывают фантомы неких незнакомцев. А подчас – точные копии людей, хорошо известных жертвам нечистой силы, попавшим под ее колдовские чары.
О.Курлыгина встретилась зимой на лесной дороге с «высоким мужчиной в овчинном тулупе и меховой шапке». Она видела его в первый раз в своей жизни. Незнакомец завел ее по глубокому снегу далеко в чащу леса и там, расхохотавшись, сгинул. Неопознанными остались и двое мужчин, которые также завели в непролазную чащу другого человека. Кстати, ему удалось освободиться от колдовских чар точно тем же способом, каким избавилась от них О.Курлыгина. Человек вспомнил о Боге и вслух прочитал молитву. Двое незнакомцев тут же «в ладони захлопали, засмеялись, и дым во все стороны от них пошел». В следующий миг они сгинули.

С точной копией, двойником своего кума довелось столкнуться нос к носу на дороге мужику, возвращавшемуся из города в родную деревню. Любопытно, в этом случае вновь освобождению от колдовских чар помогло обращение к Богу: «Господи, благослови!».


Двойники людей – сложный многоплановый феномен. В сумерках Неведомого происходят престранные вещи, когда из таинственных сумерек начинают вдруг выплывать двойники.
Одни из них, будучи вне всяких сомнений проявлениями таинственных сил зла, манят людей за собой, а после неожиданно исчезают. Манят – зачем? Неизвестно. Можно построить здесь десятки предположений, но ни одно из них заведомо не будет полновесной научной гипотезой…

Другие же двойники, встречи с которыми также нередки, не имеют, как я понимаю, отношения к проделкам сил зла. Я имею в виду двойников умерших людей, то есть о выходцах из мира мертвых, а также и о двойниках живых людей, иногда наблюдаемых другими людьми в условиях, категорически не имеющих ничего общего с феноменом «Завел и сгинул…».

Этнограф из Исландии А. Гримбл, который на протяжении многих лет изучал у себя на родине местные обычаи и предания, рассказал в одной из своих монографий, как он сам однажды стал участником невероятного происшествия.
Аборигены Гилберта в Исландии верят, что, когда человек умирает, его душа должна прийти на песчаную косу в северном конце острова Макин-Минг. Местные жители называют эту косу — Ужасное Место. После посещения этого промежуточного пункта душа может после последовать в рай. Пока душа находится на Ужасном Месте, родственникам и землякам умершего необходимо совершать некие определенные ритуальные обряды над телом покойного. Этим они предотвращают все попытки Стража Ворот, ведущих в рай, удавить душу умершего в своих сетях.

А. Гримблу удалось уговорить местного констебля проводить его до Ужасного Места, что бы осмотреть его. Констебль дал свое согласие с крайней неохотой и все время нервничал, сопровождая этнографа в его пути туда, куда он бок о бок с этнографом все же направился. Путешествие было навряд ли приятно для него.

Побывав на Ужасном Месте, мистер Гримбл и констебль двинулись в обратный путь. В скором времени Гримбл издали заметил человека, который шагал по дороге навстречу им.
«Я видел, – писал он, – как человек обходит мыс. По мере приближения я мог проследить за каждым ярдом его пути. Я все время следил за ним, потому как я собирался остановить его, когда он поравняется со мной, чтобы предложить ему выпить. Он шел, сильно хромая… Это был коренастый седой мужчина лет 50-ти. Вокруг пояса была у него обмотана красная циновка, словно бы для некоей церемонии… Я увидел, что его левую щеку пересекал шрам от челюсти до виска и что его хромота вызвана искривлением левой ноги и лодыжки. Я по сей день могу отчетливо представить его в своей памяти. Он абсолютно не обратил ни какого внимания на мой поклон. Даже не повернул на ходу голову в мою сторону, будто я для него не существовал».

Гримбл позвал констебля,  шедшего чуть впереди, и спросил у него, что это был за человек со столь характерными приметами в его внешнем облике.
У констебля внезапно началась истерика! С дикими воплями он кинулся со всех ног вперед по дороге прочь от нашего этнографа – к своему родному поселку. Мистер Гримбл в недоумении неторопливо последовал за ним. По прибытии в поселок он сразу же разыскал местного судью и рассказал ему о встрече с хромым мужчиной на дороге и о довольно странной реакции констебля на его вопрос, об этом человеке.

Рассказанное этнографом произвело на судью впечатление шока.
– Этого хромого мужчину звали На Бирия, – сказал судья мистеру Гримблу. – Он скончался как раз в тот момент, когда вы видели его на дороге! Его тело лежит сейчас в соседней хижине.
Первым порывом Гримбла было отправится и посмотреть на покойника, чтобы убедиться, в действительности ли лежит в хижине тело человека, встреченного им на дороге, ведущей к Ужасному Месту. Но он вовремя вспомнил, что любое вмешательство в местный обряд может передать душу умершего в руки Стража Ворот рая, и тот удавит душу своими сетями. Вот почему этнограф решил воздержаться от посещения дома, где уже начали проводить необходимые, соответствующие обстоятельствам обряды.

На следующий день этнограф снова встретился с констеблем, водившим его к Ужасному Месту. В ответ на новые расспросы этнографа констебль, переменившись в лице, резко побледнев, ответил, что лично он не видел на дороге хромого мужчину. И тут же добавил, что по устному описанию хромого, сделанному этнографом, опознал в описанном человеке местного жителя На Бирия, давно тяжело болевшего. Вот он, констебль, и потерял ненадолго контроль над собой, впал в состояние паники. Малоприятным было для него узнать о том, что минутой раньше прошла мимо него по дороге душа На Бирия, направлявшаяся, надо так понимать, к Ужасному Месту…

А теперь приведу несколько сообщений о встречах с двойниками живых людей. Первое из них сделано в начале XX столетия.

«Не позабыть мне никогда, как я однажды испугалась, – вспоминала наша соотечественница, крестьянка К. Н. – Направлялась я с поля домой невдалеке от своего овина. Смотрю, мой муж в овине работает – веет ворох. Прихожу домой, а он сидит за столом и закусывает. Я так и обмерла. Едва опомнившись говорю:
– Батько, я сейчас видела тебя работающим в овине.
– Ну вот что ты болтаешь, – говорит с досадой он. – Я дома сижу, как видишь. И пришел уж давно. Кого видела, так об этом никому не говори. Наверное, это помогает нашей работе овинник, добрый домовой».

Еще один рассказ из русской крестьянской жизни:
«Было это в субботу. Я собралась и пошла в баню, а муж остался дома… Когда я ушла, муж зашел в спальню и увидел, что стою я у сундука и выбираю белье. Он и слова не сказал мне. Пошел в баню. Приходит и видит, что я моюсь на полке. Он так испугался! Побледнел и кинулся домой. И спрашивает у дочки:
– Где матка?
– Да что ты, тятя, ведь мама ушла в баню.
– Как ушла? Когда я зашел в спальню, так она стояла там у сундука и выбирала белье, а прихожу в баню – она там моется!
Конечно, я была тогда в бане, а дома чудила домовиха в моем образе.
После за чаем муж в подробностях все мне рассказал, как меня видел, и прибавил:
– Ведь это не к добру, матка. Ты часто хвораешь – как бы тебе не умереть.

Но я, слава Богу, и теперь жива. А вот зато он только и пожил полгода после этого – да и помер».

Деревенская жительница бабушка Павлиха повстречалась с нечистой силой, принявшей образ ее родного сына. Это произошло во времена ее молодости – в годы Гражданской войны на Дальнем Востоке. У Павлихи, было двое сыновей, и оба они, совсем молодые, подростки, воевали в составе красного партизанского отряда против регулярных частей белой армии. Партизанский отряд обитал в землянках в глухой тайге. Павлиха постоянно носила в тайгу еду для своих сыновей. Она встречалась то с одним из них, то с другим в заранее обговоренном месте. Сыновья приходили на свидания с ней за пакетами с едой по очереди. Одного из них звали Зенка.

Однажды пришла Павлиха на обговоренное место, заранее зная, что сегодня должен явиться на встречу с ней Зенка… Начала она кричать, подзывая к себе сына, прячущегося, как обычно в таких случаях бывало, где-то посреди деревьев.
Вот ее дальнейший рассказ.

«– Зенка! – кричу. – Зенка!
Слышу отвечает:
– Я тут. Иди сюда, мама!
Ну, я и пошла к нему. Иду, иду, а он все дальше, дальше и дальше уводит меня… И вот так, сколько времени и не помню следом за сыном по тайге блудила. Потом обессилела, порвала всю одежонку на себе.
– Да ты что! – кричу Зенке. – Ты сколько еще меня водить будешь?!
И вдруг вижу – стою на скале! Туда – обрыв, сюда – обрыв. Боюсь пошевелиться! Обессилела совсем. И сидела там. Меня потом партизаны разыскали по следам моих лохмотьев, оставшихся в тайге на кустах.
Отыскали и говорят:
– Ты что же здесь, мать, делаешь? Как ты оказалась здесь? Я давай в ответ материть своего сына: так и так, мол, завел он меня сюда.
А партизаны удивляются:
– Ты что, мать, сдурела? Твой сын из нашего лагеря в последние дни вообще никуда не уходил…»

 


 

А.Прийма

ред. shtorm777.ru