Мир после ядерной войны

Мир после конца света — постапокалипсис (фильм)

Апокалипсис сегодня

Когда произошел Карибский кризис, мир очутился на грани глобальной катастрофы — широкомасштабной ядерной войны между двумя сверхдержавами, СССР и Америкой. Какими были бы остатки человеческой цивилизации после массированного обмена ударами? Военные, конечно, спрогнозировали результат с помощью компьютеров. Они любят все просчитывать, это их конек.

Уолтер Мондейл как-то говорил, что «ветеранов третьей мировой войны не будет». Вопреки этому, казалось бы, абсолютно верному замечанию, всего за несколько десятилетий, прошедших со времени создания атомной бомбы, мир превратился в огромную пороховую бочку. Хотя, если бы пороховую. К концу Холодной войны численность одних лишь стратегических ядерных боеголовок и соответствующих боеприпасов среднего радиуса действия в арсеналах НАТО и Организации Варшавского договора превысило 24 000 единиц.

Их суммарная мощность была 12 000 Мегатонн, с лихвой, чтобы приблизительно миллион раз повторить трагедию в Хиросиме. И это — не учитывая тактического ядерного оружия, различных, начиненных атомными боеголовками мин, торпед и артиллерийских снарядов. Без арсенала боевых отравляющих веществ. Не считая бактериологическое и климатическое оружие. Хватило бы этого для того что-бы осуществить Армагеддон? Расчеты показали что — за глаза.

Разумеется, аналитикам было сложновато учесть все факторы, но они старались, в различных институтах. Прогнозы получились откровенно удручающие. Подсчитали, что в ходе крупномасштабной ядерной войны, стороны смогут успеть обрушить друг другу на головы около 12 000 бомб и ракет различного базирования суммарной мощностью около 6 000 Мт. Что может означать эта цифра?

А это значит массированные удары, в первую очередь, по штабам и узлам связи, местам дислокации шахт межконтинентальных баллистических ракет, позициям ПВО, крупным войсковым и флотским соединениям. Потом, по мере разрастания конфликта, наступит очередь промышленных центров, говоря по другому, городов, то есть зон с высокой степенью урбанизации, и, конечно, плотностью населения. Часть ядерных боеголовок взорвали бы над поверхностью, чтобы вызвать максимальный урон, часть — на больших высотах, для уничтожения спутников, систем связи и энергосистемы.

Некогда, в разгар холодной войны, подразумевающая все это безумие военная стратегия была названа — доктрина второго удара. Министр обороны Америки Роберт Макнамара определял ее как «взаимное гарантированное уничтожение». Американские генералы высчитали, что армия и флот США должны будут успеть уничтожить около четверти населения СССР и больше половины его промышленных мощностей до того, как сами будут уничтожены.

Нам, наверно, не следует забывать, что, по части изобретения нового вооружения человечество продвинулось намного дальше, чем в изготовлении противораковых препаратов, так что американская бомба «Малыш», в августе 1945 года разрушившая Хиросиму, ничто в сравнении с современными экспонатами. Так, к примеру, мощность стратегической ракеты SS-18 Сатана составляет около 20-ти Мт (то есть миллионов тонн в тротиловом эквиваленте). Это приблизительно полторы тысячи «Малышей».

«Чем гуще трава, тем легче косить»

Эту фразу сказал Аларих, легендарный готский вождь, заставивший содрогнуться гордый Рим. В гипотетической ядерной войне жители всех без исключений крупных городов стали бы этой самой травой. Около 70 % населения Западной Европы, Северной Америки и бывшего СССР составляли горожане и жители пригородов. При обмене массированными ядерными ударами они были бы обречены на немедленную смерть. Расчеты показывают, взрыв даже такой устаревшей по нынешним меркам бомбы, как «Малыш», над городом, размером с Нью-Йорк, Токио или Москву, обернулся бы немедленной смертью миллионов людей. Только представьте, какие потери могли бы быть при применении тысяч атомных, водородных и нейтронных бомб.

Это, в свое время, было более или менее точно спрогнозировано. В результате широкомасштабной ядерной войны в большинстве своем городам противоборствующих сторон была приготовлена участь радиоактивных руин. Ударные волны и тепловой импульс разрушили бы строения и автострады, мосты, плотины и дамбы на площадях в миллионы квадратных километров за считанные секунды. Это не так много, по отношению ко всей поверхности суши Северного полушария. Но, вполне хватает для начала конца.

Численность людей, испарившихся, сгоревших, погибших при завалах или нахватавшихся смертельной дозы облучения должно было исчисляться семизначными цифрами. Электромагнитные импульсы, которые распространяются при высотных ядерных взрывах на десятки тысяч километров, вызвали паралич всех систем электроснабжения и связи, уничтожили всю электронику и привели бы к аварии на тех тепловых и атомных станциях, которым чудом бы удалось уцелеть после бомбардировки.

Вероятней всего, они бы нарушили электромагнитное поле Земли. В результате чего, это спровоцировало бы разрушительные стихийные бедствия: ураганы, наводнения, землетрясения.


Существует допущение, согласно которому при массированном применении оружия массового поражения изменилось бы положение Земли относительно Солнца. Но, мы не станем разбираться с этой гипотезой, ограничимся такими «пустячками», как разрушение хранилищ отработанных сборок АЭС, и разгерметизации военных лабораторий, производящих бактериологическое оружие. Какой-то очередной супергрипп, в сотни раз смертоносней печально-известной «испанки», оказавшись на воле, доделал бы дело, которое начато пандемиями холеры и чумы, свирепствующими над радиоактивными завалами, переполненными разлагающихся трупов.

Человечеством было накоплено миллионы тонн токсичных химических отходов, диоксиносодержащих, в первую очередь. Время от времени происходящие аварии, при которых незначительная их часть оказывается в бассейнах рек, приводят к экологическим катастрофам местного масштаба. Лучше и не представлять, что могло бы быть при катастрофе в масштабе один к одному. Серьезные научные источники уверяют, этот сложный вопрос глубоко не исследовали. Как видно, за ненадобностью. И так понятно, что это был бы конец.

Ба, да мы позабыли о проникающей радиации — четвертом факторе идущем, за тепловым излучением, ударной волной и электромагнитным импульсом, отличающем ядерное оружие от других изделий, которые предназначены для уничтожения себе подобных. Радиоактивным заражением были бы отравлены колоссальные территории, на регенерацию которых понадобились бы целые века. В сельской местности радиацией были бы поражены посевы, что привело бы к голоду среди выживших.

Увеличенные дозы радиации — источник раковых заболеваний, патологий новорожденных и генетических мутаций вследствие нарушения цепочек ДНК. В постапокалиптическом мире, после того как уничтожены систем здравоохранения, эти вопросы, из области современной медицины перебрались бы под юрисдикцию колдунов, потому как выживание отдельных врачей совсем не означает сохранения медицины в целом. Миллионы обожженных и покалеченных на первом этапе ядерного конфликта, сразу после обмена ударами — не в счет. Они бы погибли в первые часы, сутки и месяцы после ядерного Апокалипсиса. Задолго до появления знахарей.

«И те из вас что выживут, позавидуют мертвым»

А эти зловещие слова сказал Джон Сильвер, один из самых знаменитых героев английского писателя Р. Л.Стивенсона. Они сказаны абсолютно по другому поводу, но, удивительно ложатся в контекст описания мира после ядерной войны. Ученые сошлись во мнении, что зародившиеся в огненных шарах ядерных взрывов окислы азота будут заброшены в стратосферу, где уничтожат озоновый слой. Восстановление его могло бы занять десятки лет, и это в лучшем случае — при нашем уровне научных знаний нельзя предсказать сроки более точно. Когда-то (приблизительно около 600 миллионов лет назад) озоновый слой стратосферы сыграл роль своеобразной колыбели жизни, защитив поверхность Земли от смертоносного ультрафиолетового излучения Солнца.

Согласно докладу американской национальной академии наук, взрыв 12 000 Мт ядерных зарядов может разрушить 70 % озонового слоя над Северным полушарием — предположительно театром военных действий, и 40 % над Южным, что привело бы к самым мрачным последствиям для всех форм жизни. Человек и животные ослепли бы, ожоги и раковые заболевания кожи стали бы обыденностью. Множество растений и микроорганизмов исчезли бы навсегда, окончательно и бесповоротно.

«Наши стрелы закроют от вас Солнце»

Эту знаменитую фразу: «Наши стрелы закроют от вас солнце», сказал парламентер персидского царя Ксеркса спартанскому царю Леониду, который укрепился в Фермопильском проходе. Ответ Леонида известен из учебников истории: «Что же, значит, мы будем сражаться в тени». На свое счастье, отважные спартанцы не знали последствий применения ядерного оружия. В «тени, отбрасываемой атомными стрелами», вести сражение было бы попросту некому.

В Хиросиме и Нагасаки из за разрушенных ударной волной водопроводов невозможно было локализовать пожары. Развился «огненный шторм». Так называется мощный пожар, который вызывает интенсивное вихревое движение воздуха. Город был накрыт огромной грозовой тучей, пошел дождь — черный, жирный и маслянистый. Попытки вести борьбу с огнем, который был порожден атомной вспышкой и множеством коротких замыканий в электросетях, закончились полным фиаско.

Можно с абсолютной уверенностью говорить, в случае широкомасштабной ядерной войны ни о каких таких попытках и речи идти не могло, потому как тушить пожары было бы попросту некому. В общем, огонь разошелся бы не на шутку, куда там морю пламени, который охватил Дрезден после ритуальных налетов союзнической авиации. В наше время в промышленных центрах сосредоточены колоссальные запасы бумаги, дерева, нефти, масел, бензина, керосина, пластмасс, резины и других горючих материалов, которые способны, полыхая, до черноты затонировать небо. Выбросив в атмосферу над Северным полушарием миллионы тонн частиц дыма, пепла, высокотоксичного вещества и высокодисперсной радиоактивной пыли.

Расчеты доказывают, что за несколько дней непроглядные, по размерам сопоставимые с континентами тучи закрыли бы Солнце над Европой и Северной Америкой, и на Землю бы опустилась непроглядная тьма. Температура воздуха понизилась бы на 30 — 40°С. Земную поверхность поразили трескучие морозы, которые за непродолжительный период времени превратили бы ее в вечную мерзлоту. Похолодание продолжалось бы столетиями, усугубляясь постепенным понижением температуры океанов. То есть, как конечный результат крупномасштабной ядерной войны — климатическая катастрофа.

В первое время, вследствие значительных перепадов температур континентов и океана зародились бы жестокие шторма. Потом, по мере понижения температур, они бы немного улеглись, поверхности морей и океанов покрылась поначалу ледяной крошкой, а потом и торосами. Даже на экваторе стало бы более чем прохладно, около — 50-ти градусов по Цельсию! Животные и растения которые выжили бы в ядерном катаклизме непременно погибли бы от таких холодов. Вымирание было бы поголовным. Джунгли превратились бы в скованный лютыми морозами лес, тайгу из мертвых лиан и пальм. Ну а люди которые бы чудом смогли выжить наверняка узнали бы, что есть настоящий голод.

Радиация пропитала бы практически все — и воздух, и воду, и почву. Выжившие вирусы и насекомые, подвергнувшись мощным мутациям, разнесли бы новые смертельные болезни. Спустя несколько лет после ядерной войны от семимиллиардного населения осталась бы, в лучшем случае, ничтожная тень — около 20-ти миллионов человек, рассеянных по погруженной в ядерные сумерки Земле. Может быть, это бы и были «Сумерки богов». Человечество возвратилось бы в первобытное состояние при несравнимо худших условиях окружающей среды. Не хочется думать о мародерстве, ритуальных убийствах и каннибализме, но, вероятно, самые жуткие картины апокалипсиса, нарисованные фантастами, стали бы обыденностью.

Выродившиеся потомки норманнов

Нет сомнений, человечеству очень бы повезло, если бы оно вообще смогло уцелеть в результате катаклизма. А какие у него сохранились бы знания, и не стали бы передаваемые из поколения в поколение воспоминания об автомобилях, самолетах или телевизорах сродни легендам, которые донес до нас Платон. Альберт Эйнштейн как-то сказал: «Я не знаю, с каким оружием будет Третья Мировая война, но я точно знаю, что Четвертая Мировая будет с камнями и палками». Вам представляется, это не особо оптимистичный прогноз? А вы представьте себя всего лишь Робинзоном на необитаемом острове и честно признайтесь: по силам ли вам будет воссоздать систему горячего водоснабжения, сконструировать радиоприемник или просто телефон?

Александр Горбовский в книге «Четырнадцать тысячелетий назад» привел в пример судьбу норманнских поселений, которые были основаны в XIV столетии на побережье Северной Америки. Их печальная судьба весьма показательна. В двух словах она выглядит так. Колонисты привезли с собой из Скандинавии знание гончарного ремесла, умение выплавлять и обрабатывать металл. Но, когда связь с метрополией была прервана, они оказались ассимилированы местными ирокезскими племенами, которые находились на значительно более низкой ступени развития, и знания были потеряны безвозвратно. Потомки переселенцев были отброшены назад, в каменный век.

Когда спустя 200 лет в этих местах оказались европейские завоеватели, они нашли только племена, отличавшиеся светлой кожей и использовавшие некоторое количество скандинавских слов. И, это было все! У правнуков викингов не было ни малейшего представления об обвалившихся и заросших мхом сооружениях, которые когда-то были железоплавильными печами и шахтами по добыче полезных ископаемых. А ведь у них не было ядерной зимы…

 

 


 

Зуев Ярослав

ред. shtorm777.ru