Договор Гитлера

Договор Гитлера или потери не бывают слишком большими

1945 год, апрель. Тяжелое время для нацистов Германии. Война, по сути, уже закончилась. Вену взяли русские, которые угрожают Дрездену и Берлину. Американцы вышли к Эльбе в районе Магдебурга. Англичане двигаются в направлении на Бремен и Гамбург. Только узкий (и сужающийся) коридор земли еще пока остается в руках нацистов.

Здание Тысячелетнего рейха, впечатляющий монумент владыкам Туле и учителям Шамбалы, разрушеное солдатами, которые не думали о том, что они сверхлюди, но поступали так, словно были ими.
Но противодействие есть. Оно сосредоточено в подземном бункере рейхсканцелярии. Это личный бункер фюрера, и он практически не использовался во время войны, но теперь стал его штаб-квартирой и последним прибежищем нацистского двора.

Адольф Гитлер еще верил, как учили его когда-то Хаусхофер и Эккарт, что реальность возможет изменить давлением железной воли. Фюрер знал, что имеет волю, но, помимо воли, для такого толчка необходима была и высшая концентрация всех сил. Только вот сконцентрироваться не было возможности в свете непрерывных новостей, приходящих с фронта.

Непосвященные советники, которые считали, что битвы решают военные, а не магические факторы, настаивали на том, чтобы держать Гитлера в курсе новостей. Казалось, фюрер впал в отчаяние. Когда это случилось, он совершил то, что черные маги всегда делают в отчаянной ситуации, — он попытался заключить Договор.

Договор — это довольно древняя форма магии. Ее смысл — если возможно использовать такое слово в применении к столь безумному занятию — заключается в том, что адские иерархии существуют в измерениях, близких к нашим; что исчадия бездны проявляют интерес к человеческим делам и что за соответствующую плату эти могущественные существа могут вмешаться в ход событий и выступить на стороне мага, который подписал Договор.

Историк магии Артур Эдвард Иейт, изучавший материалы, которые связанны с тем временем, когда Договор, казалось, не заключал только ленивый, пишет:

«Договор есть уступка скудости колдуна. В черной магии, как и в некоторых других процессах, нуждающийся должен быть готов к жертве, и колдун, который недостаточно оснащен, может заплатить в конце концов слишком высокую цену».


Жертва — ключ к Договору. Маг должен быть готовым принести ее, ибо адские легионы традиционно требуют платы. Чем больше требование мага, тем больше, разумеется, должна быть его жертва. Так как мы имеем дело с силами хаоса, то она должна заключаться в разрушении, гибели и, если возможно, в человеческих жизнях.

«Потери не бывают слишком большими! – сказал однажды Гитлер. — Они сеют семена будущего величия!»
Это типичный голос мага, который убежден, что жертва Сатане должна постепенно выправить баланс сил.

«В свои последние дни, — писал Хью Тревор-Ропер — в дни самоубийственной стратегии, фюрер, казалось, уподобился некоему богу-каннибалу, который требовал разрушения своих собственных храмов. Почти все его приказы сводились к казням: узники должны быть уничтожены, его старый хирург должен умереть, его собственный шурин должен быть убит, все изменники, без всякого разбирательства, должны быть убиты. Подобно древним героям, Гитлер желал принесения человеческих жертв на свою могилу».

А потому как, говорится по в книгах по черной магии, нет более приятной жертвы Сатане, чем близкий друг или родственник, то мы и видим: старый хирург, шурин…
Гитлер решился на Договор. Он решился просить о помощи Сатану, просить чуда такой мощи, которое смогло бы переменить внешние физические условия и восстановить прежние позиции. Он осознавал, что цена такого чуда должна быть невероятно высокой, и готов был с кровавым энтузиазмом заплатить ее и сегодня, и в будущем.

Гитлер приказал затопить берлинское метро. В тесных подземных переходах нашли свою смерть 200 000 укрывавшихся там немцев.
«Потери не бывают слишком большими!».

Но жертва была напрасной. Возможно, Сатана не услышал Гитлера. Возможно, приняв плату, отец лжи скрылся, не уплатив долга.
Наступило 20 апреля — день рождения Гитлера. Он планировал провести его в Альпах, в Бертехсгадене. Но Сатана не выполнил своих «обязательств» по Договору.
Ситуация становилась все более мрачная и безнадежная. Гитлер колебался.

Как считали его генералы, это было не лучшим временем для колебаний. Советские войска замкнули Берлин в кольцо. Спустя несколько часов город станет ловушкой, из которой не выскочит и мышь. А фюрер, вместо того чтобы думать о бегстве, неожиданно заявляет: «Русские, находящиеся у ворот города, непременно будут отброшены и уберутся восвояси». Ему, разумеется, уже никто не верит: эта ночь была ночью массового бегства основной части лидеров Третьего рейха. Но фюрер спокоен, он прислушивается к иным голосам из иных миров.

На другой день предприняли последнюю в этой войне контратаку против советских войск, подходившим к южным пригородам Берлина. Ею командовал генерал СС Феликс Штайнер. Все боеспособные части перебросили ему на помощь. Хотя Штайнер реально существовал (но где он находился в это время — никто в бункере не знал), контратака была, по сути, магической операцией. Движения войск имели место только в голове фюрера.

В 3 часа 22 апреля Гитлеру было сообщено о прорыве русских. Это окончательно добило бредовый оптимизм, который поддерживал его, хотя, как мы увидим, не разрушило его слепой веры в Темного бога, которому он всегда служил. Он впал в свойственную ему ярость и принял окончательное решение. Он не бежал на юг или куда-то еще. Он остался там, где был, чтобы «защищать Берлин».

29 апреля, утро – фюрер женится на Еве Браун. Кроме этого, в тот же день он составил политическое завещание, в котором, в частности, написал:
«После шести лет войны, которая, несмотря на все неудачи, однажды канет в историю, как большинство славных и доблестных проявлений жизненных устремлений нации, я не могу покинуть город, который является столицей рейха. Поскольку сил осталось слишком мало, чтобы оказать дальнейшее сопротивление вражескому наступлению в этом месте, и наше сопротивление постепенно ослабевает, поскольку солдаты, введенные в заблуждение, испытывают недостаток инициативы, я бы хотел, оставаясь в этом городе, разделить свою судьбу с теми миллионами других людей, кто добровольно решил поступить таким же образом».

29 апреля, день — по радио сообщили, что Бенито Муссолини и его любовницу Клару Петаччи схватили итальянские партизаны и повесили за пятки для публичного поругания в Милане. Неизвестно, дошли ли до фюрера детали мучительной и позорной гибели дуче, которого он высоко ценил и к которому относился с самой искренней симпатией, но именно в то время Гитлер принял решение избавить себя и Еву Браун от подобной участи:

«Моя жена и я выбрали смерть, чтобы избежать позора поражения и капитуляции. Согласно нашей воле наши тела будут немедленно сожжены в том месте, где я, главным образом, работал в течение тех двенадцати лет, когда служил моему народу».
И тут наступила пауза. Противник приближается, но Гитлер что-то ждет. Когда читаешь об этих последних днях, создается впечатление, что он тянул время. Но это не так. Из всех возможных оставленных ему судьбой дней и часов Гитлер выбирает вполне определенный и ждет его, даже рискуя попасть в руки советских солдат.

Его смертный час был поистине драматичен. Он пообедал и пожал руки тем, кто еще оставался в бункере. Потом он со своей женой вернулись к себе в комнату. Там Ева Браун приняла яд, а Гитлер выстрелил себе в рот. Это случилось 30 апреля 1945 года. Гитлер остался верен себе и своей вере до конца, сделав так, чтобы даже его самоубийство было ритуальным жертвоприношением. Все дело в том, что 30 апреля — это древнейший праздник, канун Вальпургиевой ночи, наиболее важная дата в календаре сатанистов…

Большинство «апостолов» Гитлера ненадолго пережили своего кумира.
Генрих Гиммлер пытался бежать, но 21 мая 1945 года его арестовал британский патруль и он покончил с собой, приняв ампулу с цианистым калием. Рассказывают, что он пробирался к усыпальнице Генриха I (Птицелова), чтобы именно там принять свою смерть.

Рудольф Гесс и Альфред Розенберг предстали перед Международным трибуналом в Нюрнберге, были признаны виновными и приговорены: Розенберг — к смертной казни, Гесс — к пожизненному заключению. 16 октября 1946 года приговор Нюрнбергского трибунала привели в исполнение.

1946 год, 13 марта — Карл Хаусхофер, совершенно убитый горем в связи с гибелью сына (расстрелянного нацистами за участие в «Июльском заговоре 44-го года»), делает харакири согласно традиции своих учителей из «Зеленого дракона».
Вольфрам Сиверс, секретарь-управляющий «Аненербе«, также был приговорен Нюрнбергским трибуналом к смерти. На процесс прибыл его «духовный наставник» Фридрих Хильшер. Он выступал в защиту Сиверса и, давая показания, рассуждал о расах и древних цивилизациях. После Хильшер сопровождал своего ученика к виселице. Сиверс отказался от услуг католического священника и преклонил колени перед Хильшером, который прочитал над ним молитву таинственного культа, о котором мы теперь уже ничего не узнаем…

 


 

Антон Первушин

ред. shtorm777.ru