связь с потусторонним миром

Связь с потусторонним миром

К кюре Паскалю Соне, из деревни под Нантом что во Франции, в июне 1831 года , по окончании проповеди подошёл один из прихожан и, сильно смущаясь, спросил перо и бумагу. Кюре сильно удивился такой просьбе — ведь этот крестьянин не мог ни читать, ни писать, — но просьбу его выполнил. Крестьянин, пачкая и царапая бумагу кривыми строчками, которые выходили из-под непривычной к такому занятию руки, весьма быстро исписал весь лист и спросил другой.

И пока прихожанин, от напряжения высунув язык , исписывал новый лист бумаги, кюре постарался прочитать каракули с первого листа бумаги и еще больше изумился — письмо было написано от имени женщины! И женщина эта обвиняла собственного мужа в своём убийстве! И больше этого, историю этой женщины он знал из газет — примерно месяц назад бесследно пропала жена одного крупного землевладельца из городка, который был расположен в 200 км от Нанта. А безутешным мужем была объявлена крупная награда за любые сведения о пропавшей.

А из каракулей написанных неграмотным крестьянином следовало, что как раз муж и убил её, и лично закопал труп. И кроме того ограбил убитую, сняв с её шеи старинный фамильный кулон. Убитая в подробностях описывала , как всё происходило и где закопано её тело. В своём послании она особо проявляла беспокойство за свою старшую дочь, которая враждовала с отцом. А её муж пошел на убийство, чтобы жениться на другой.

Осознавая , что он стал свидетелем настоящего чуда, кюре взял грех на душу и, переписав каракули этого крестьянина, отослал их в полицию, пояснив, что это ему сообщил неизвестный на исповеди, случайно ставший свидетелем убийства. Полицейские быстро нашли тело, а подробности убийства, изложенные «случайным свидетелем», не потребовали очной ставки: убийца сразу раскаялся и во всём признался.


И дело в том что, подобных дел, которые были раскрыты благодаря свидетельству из потустороннего мира, достаточно много и в наши дни, хотя полицейские не очень любят их афишировать. Увы, гораздо чаще в контакт с того света с миром живых вступают потусторонние графоманы, которые пытаются переслать сюда свои ненаписанные или недописанные романы, пьесы и даже музыкальные произведения. Такой феномен получил название автоматического письма и в общем случае выглядит следующим образом: некий человек, вовсе не обязательно экстрасенс (посредника по своим критериям выбирает потусторонний автор), вдруг впадает в подобие транса и начинает записывать на бумаге слова, нотные знаки, а то и рисовать картины, не имея ни малейшего отношения ни к музыке, ни к живописи. Например, Диккенс закончил один из своих романов с помощью молодого парня, вообще роман не читавшего. Литературоведами же единодушно была признана рука и стиль умершего писателя.

В 1913 году жительница Сент-Луиса Перл Керран и несколько её подруг устроили спиритический сеанс. На встречу с потомками явилась некая Пейшенс Уорт,утверждавшая, что жила в XVII столетии в Дорсете, и была убита индейцами. Рука Перл Керран ей показалась подходящей, и в результате обыкновенная домохозяйка стала один за другим исписывать листы бумаги со скоростью 100 слов в минуту, выдавая романы на историческую тему. Таковых набралось целых пять штук. Писатели и литературоведы лишь разводили руками. Но её по этой части переплюнула ирландка Джеральдина Кумминс, родившаяся в 1890 году. Из под её «автоматического пера» вышли целых 15 романов!

Кстати, далеко не все пишут на родном языке. Есть феномены, которые пишут на чужих, не известных им языках, включая латынь. Разумеется, ничего не понимая без переводчика из того, что ими написано.

В начале прошлого века была и в России своя, тогда весьма известная «автоматчица» Крыжановская, писавшая под диктовку некоего давно умершего англичанина Рочестера и, естественно, подписывавшая свои мистические опусы его именем. Сейчас они выглядят довольно наивными, но тогдашние девицы падали от их чтения в обморок от страха.

По-видимому, духи в некоторых случаях пытаются обойтись и без человека-посредника с его показывающим фокусы подсознанием. И если наш читатель достаточно осведомлён об «автоматическом письме», или психографии, то другой, аналогичный феномен, практически остался неизвестен. В книге известного французского спирита середины позапрошлого века Алана Кардека этот феномен назван пневматографией, хотя ни к пневматике, ни к пневмографии (записи движений грудной клетки) это понятие отношения не имеет.

Это феномен, когда обитатели потустороннего мира пишут сами, не прибегая к помощи живого человека. По крайней мере, его ни на какое подсознание не спишешь. Пишут точно так же, как живые люди, на бумаге, чаще всего карандашом, но могут и другими подручными средствами. Особо продвинутые могут воспользоваться машинописным, а то и типографским шрифтом, разумеется, при полном отсутствии у получателя послания пишущей машинки. Да и бумага, и пишущие приспособления им не всегда нужны — могут воспользоваться своими.

Такое обстоятельство, абсолютно неприемлемое закоренелыми материалистами, Кардека вовсе не смущает. «При пневматографиии дух не употребляет ни наших материалов, ни наших инструментов. Он сам производит и вещество и инструменты, которые ему нужны, извлекая материалы из первоначального всемирного элемента, подвергая его по своей воле тем изменениям, которые необходимы для производимого им действия».

Но возвратимся опять к началу XIX века. У восьмилетней Мари (из Франции) умерла мама, по которой девочка очень скучала. И как то, в горестном порыве, она написала на листе бумаги: «Мамочка, где ты, я очень по тебе скучаю!» Поразительно то, что мать откликнулась, написав на этом же листе несколько успокаивающих строк. Девочка заподозрила, что это написал отец, но тот чуть сам не упал в обморок, узнав почерк жены. Таким образом началась переписка дочери и умершей матери, продолжавшаяся около двух лет. Отец всё же решился проделать несколько экспериментов: взял письмо дочери, положил в ящик секретера, а ключ оставил у себя. Ответ появился точно так же. В другой раз он положил в ящик лишь письмо, не оставив там свинцовый карандаш, — ничего не изменилось.

Один раз девочка заболела и не могла написать записку матери. В ящике секретера другой бумаги не было, но она появилась ниоткуда, причём мать, которую никто не оповестил о болезни дочери, пожелала ей скорого выздоровления. Мы не знаем, каковы были взаимоотношения супругов при жизни, но умершая жена очень редко обращалась к мужу, причём всё время через дочь: «скажи папе…» или «передай папе…» Причём эти послания были прогностического характера, предупреждавшие о возможном несчастье. И хотя дочь была счастлива, общаясь с матерью, отец тяготился этим незримым присутствием своей супруги во всех домашних делах. И когда он встретил другую женщину, решился продать дом и переехать в другой город. Там потусторонние послания появляться перестали.

Интересно, но все послания с того света были до предела кратки, словно на их написание корреспонденту было выделено лишь ограниченное время. Никогда не удавалось увидеть, как послание появляется на бумаге, — оно возникало лишь в полной темноте. Когда Мари болела, в её спальне оставались на ночь горящие свечи, и в такие дни никаких посланий не поступало. На вопрос о загробной жизни ответ матери был краток: «Мне здесь хорошо». Уточняющие вопросы она игнорировала. Но на выдачу информации о будущих событиях, похоже, у потусторонней цензуры запрета не было.

Хорошо известен феномен «пневматографии» современным исследователям полтергейста. Очень часто при появлении квартирных безобразий «шумного духа», кроме битья посуды и лампочек и выкидывания банок с вареньем сквозь неповреждённое стекло, появляются и литературные шедевры прямо на обоях или потолке. Причём, в большинстве случаев совершенно безграмотные — сказывается общий упадок грамотности в стране.

У учительницы Ольги Владимировны Ковровой полтергейст не только переворачивал холодильник и рвал в клочья постельное бельё, но и вырывал из принесённых на проверку школьных тетрадей листы и писал следующие угрозы без знаков препинания: «Вам всем скора конец вспомните меня…», «Вот приеду завтра если позовете своих физиков всё сожгу» — По совету экстрасенсов учительница тоже вступила в переписку с «шумным духом» и общалась с ним как с обычным школьным хулиганом. Удивительно, но «хулиган» проникся, нацарапал чем-то прощальное послание на стекле ванной комнаты и исчез.

 


 

«Интересная газета»

ред. shtorm777.ru