Тирания Писистрата

Классики тирании — Писистрат

Писистрат (Родился около 602 до н. э – умер 527 до н. э.) Афинский тиран (правитель) в 560–527 годах до н. э. (с перерывами). Проводил реформы (раздача сельской бедноте земель, чеканка государственных монет и др.)

Им было создано наемное войско, организовано общественное строительство (рынок, водопровод, гавань Пирей, храмы и др.)

После 594 года до н. э. в Афинах соперничали три политические группировки, педиэи, которые выражали интересы крупных землевладельцев, паралии (торговая часть аристократии и зажиточные городские элементы) и диакрии (мелкое крестьянство и городская беднота). Все группировки возглавлялась знатным аристократическим родом за педиэями стояли Этеобутады и их вождь Ликург, паралиями — Алкмеониды (Мегакл), и, наконец, диакриев спустя некоторое время после реформ Солона возглавлял Писистрат из обедневшего аристократического рода.

Писистрат — блестящий полководец, оказавший Афинам неоценимые услуги. Возвратившийся в Афины из странствования Солон начал энергично агитировать за поход на принадлежавший Мегарам остров Саламин. Этот остров в Эгейском море занимал важное стратегическое положение для торговли Афин. Возглавивший отряд Писистрат смог не только отвоевать Саламин у Мегары, но и захватить гавань Нисею, что поставило Мегары в экономическую зависимость от Афин.

После продолжительной борьбы обе стороны обратились к посредничеству наиболее влиятельного тогда греческого государства — Спарте. Пять спартанских судей присудили Саламин Афинам, а Нисея, по их решению, следует возвратить мегарцам.

Успех Писистрата, несомненно, в значительной степени усилил позиции диакриев. Дошедшее до нашего времени постановление о саламинских клерухах (поселенцах) уже отражает установки этой партии: «Постановил народ: разрешить саламинским клерухам жить в Саламине постоянно, разве что они окажутся не в состоянии исполнять повинности гражданские и военные, в других же случаях им не (разрешается) сдавать землю в аренду. Если клерух не будет жить там, а землю сдаст в аренду, то пусть заплатит и арендатор, и сдающий в аренду в казну (столько-то драхм) штрафа».

Мы не знаем, когда приняли этот декрет. Запрещение клерухам сдавать землю в аренду имело целью воспрепятствовать новому разорению крестьян и передаче земельных участков под видом аренды в руки богачей. Одновременно это обеспечивало военную мощь клерухов.

Разумеется, аристократическая партия не могла спокойно смотреть на усиление влияния партии диакриев. Было организовано покушение на Писистрата: его ранили, но он смог спастись. Его противники утверждали, что никакого покушения не было, что раны Писистрат нанес себе сам, чтобы озлобить народ против аристократов.

В действительности, народ разгневался, и партия диакриев перешла к более энергичной политике. Член группы диакриев Аристион выступил в народном собрании и предложил выделить охрану Писистрату. Предложение приняли.


Предоставленный в распоряжение Писистрата отряд был вооружен копьями. При помощи этих «копьеносцев» Писистрат смог захватить в 560 г. власть в Афинах, но продержался у власти недолго. Ликург и Мегакл, объединив своих сторонников против тирана, положили ей конец. По всей видимости, это произошло в сравнительно мягкой форме, потому как об осуждении на основании закона о тирании не было и речи. Писистрат, как видно, продолжал жить в Аттике.

Несколько лет спустя Мегакл, рассорившийся с Ликургом, начал искать с ним встречи. Он пообещал Писистрату свою поддержку при восстановлении тирании, если тот возьмет в жены его дочь. Писистрат согласился. Он возвратился в город и снова захватил власть в Афинах (558–557).

Писистрат въехал в Афины на колеснице: возле него стояла красивая статная девушка, изображавшая небесную покровительницу Писистрата, богиню Афину. Как богиня-покровительница оливы она была самая почитаемая богиня крестьянства, с другой стороны, она носила прозвище «Эргана» («занимающаяся ремеслом») и считалась также покровительницей городских ремесленников. Аристократы же почитали за своего небесного покровителя бога Посейдона. Глашатаи возвещали. «Афиняне, примите с добрым чувством Писистрата, его сама Афина почтила больше всех людей и вот теперь возвращает его в свой акрополь».

Бракосочетанию Писистрата с дочерью Мегакла, Койсирой, предшествовали два его брака. До середины 60-х годов он женился на афинянке, которая родила ему трех сыновей. Гиппия, Гиппарха и Фессала, и как минимум одну дочь. Наряду с этой женой у него была еще одна, побочная супруга, Тимонасса из Аргоса, дочь Горгила и вдова Кипселида Архина из Амбракии. Подарившая Писистрату двух сыновей Эгесистрата и Иофона. Потому как их мать не была афинянкой, по закону о правах гражданства, они считались некровными, и все-же в свое время они приравнивались к сыновьям аттических жен, даже если по понятным причинам не могли считаться наследниками тирании в Афинах.

Как Кипсел и Периандр, каждый из которых имел не меньше двух жен, устраивали сыновей побочной жены вне родного города, так же решил поступить Писистрат с Эгесистратом. Бракосочетание с дочерью Мегакла не повлияло на положение Тимонассы и ее сыновей. Но Писистрат, который вступил в брак с аргивянкой из политических соображений, принимая во внимание интересы подрастаюших сыновей, избегал вступать в супружескую связь с дочерью Мегакла.

Мегакл, мечтавший участвовать в правлении, был глубоко уязвлен поведением Писистрата и предъявил ему свои претензии. По неподтвержденным данным, Писистрат заявил ему, что не желает иметь детей от представительницы рода, отягощенного грехом убийства. Тогда Мегакл обратился за помощью к Ликургу, и совместными усилиями они второй раз свергли тирана (556–555). В этот раз его преследовали на основании закона о тирании; Писистрата изгнали из Аттики, его имущество конфисковали оно было куплено с торгов одним из наиболее знатных афинян Каллием, близким к кругам Солона и Алкмеонидов.

О двукратном изгнании Писистрата было написано у Геродота и Аристотеля. Но еще М.Гершензон показал, что здесь мы имеем дело с дублированием одного и того же изгнания, на эту же точку зрения стали Белох, Эд, Мейер и ряд других ученых.

У.Вилькен обратил внимание на то, что из античных писателей Нолиэн полагал, что изгнание было однократным. Так что сведения по этому поводу довольно противоречивы. Писистрат со своими «копьеносцами» отправился во Фракию. Целый ряд фракийских колоний был основан с целью эксплуатации лежащих неподалеку золотых и серебряных приисков.

Тиран смог завладеть Пангейскими рудниками. Он начеканил здесь серебряные деньги и навербовал наемников; в то же время им велись дипломатические переговоры с разными государствами, настроенными враждебно к аристократическому правительству в Афинах. К нему присоединилась партия всадников, господствовавшая тогда в Эретрии, на Евбее, одна из партий в Аргосе и в Фивах, влиятельный наксосец Лигдамид, часть фессалийцев. Писистрат вместе со своими сыновьями и союзниками составил план нападения.

Придя к власти, тиран приступил к массовому изгнанию противников: по словам Геродота, «одни пали в сражении, другие были изгнаны из отечества вместе с Алкмеонидами». Все это были владельцы крупных участков земли, составлявших значительную часть территории Аттики. По афинским законам, земли изгнанных конфисковывали; возможно, Писистрат разделил их как государственную землю между беднейшими крестьянами на тех же основаниях, что и территорию Саламина, т. е. с запрещением продавать, закладывать и сдавать в аренду.

Писистрат считал себя завоевателем и абсолютным владыкой Аттики. В основном он прибегал к двум мерам, разоружению граждан и обложению налогом доходов с земли. Сюда же относились и силовые меры предосторожности, направленные против его врагов: сыновей аристократов, чтобы держать их семьи в страхе, Писистрат повелел взять в заложники и отправить на остров Наксос.

Некоторые из аристократических родов остались в Аттике, подчиняясь и угождая тирану. Это была не торговая знать, не Алкмеониды, а знать старого землевладельческого типа — прежде всего род Филаидов.

Писистрату не составило труда разорить и обессилить земельную аристократию, но, даже изгнав Алкмеонидов, он не мог нанести чувствительный удар по торговой партии. Единственный эффективный способ борьбы с ними был открытие новых, более выгодных рынков. Со временем Писистрат смог захватить ключ к хлебу — Сигей на Геллеспонте.

Как представитель партии диакриев Писистрат в начале занялся реформой мелкого крестьянства. Он в значительной степени расширил крестьянский земельный фонд, наделив крестьян участками (клерами) из конфискованных земель. Это были земли аристократии в самой Аттике, а также на Саламине, на Лемносе, а возможно, и в других владениях Афин (на фракийском Херсонесе, в Сигее, в Рэкеле и т д.).

Чтобы эти меры были результативны, он щедро выдает вновь наделяемым крестьянам из казенных сумм ссуды и пособия на покупку скота, орудий, инвентаря и необходимые расходы.

Дальше, одной из причин быстрого разорения крестьянства в досолоновскую эпоху было то, что суды находились в городе, в самом гнезде аристократии, и состояли из аристократов, тогда как крестьянина, ничего в законах и судах не понимавшего, легко было обмануть и обобрать. Писистрат перенес суды (разбиравшие, возможно, чаще всего земельные споры, которые возникали на почве переделов последних лет) в деревню и назначает разъездных судей из верных адептов крестьянской партии.

Он самолично объезжает крестьянские хозяйства. Писистрат превратил в важнейший государственный праздник крестьянский праздник Диониса и официально предписал крестьянам носить их старинный национальный костюм — «катонаку». В то же время, стараясь остановить стихийное переселение разоренных крестьян в город, он повелит наказывать крестьян, слоняющихся по городу в поисках заработка (по сельской одежде крестьян легко было распознать в толпе).

Геродот считал, что главной опорой его тирании, кроме наемников, были доходы, поступавшие частью из Аттики, частью с Пангейских рудников Аристотель же четко называет «десятину» от урожая, то есть регулярно выплачиваемый прямой налог в размере 10%. Ежегодное увеличение земельного налога в пользу тирана коснулось всех землевладельцев, и крупных, и мелких.

Без сомнений, властитель повышал налоги в свою пользу, а не в пользу общины Афин, которая ни до, ни после тирании не знала таких больших налогов. Еще один источник дохода тирана — серебряные копи в Лаврийских горах. Добываемый там драгоценный металл вместе с тем, что давали Пангейские рудники, давал возможность ему чеканить монету и этим оплачивать наемное войско, а также расходы на строительство, празднества в честь богов и содержание своего двора.

Тиран стремился только к тому, чтобы на высших выборных должностях по возможности были члены его семьи или, в крайнем случае, сговорчивые люди, потому как бывшие архонты заседали в ареопаге пожизненно, он смог оказывать тем самым решающее влияние на его состав. Такую тактику мог бы осуществлять любой влиятельный гражданин, и некоторые аристократы до Писистрата так и старались действовать, но за ними не стояли сторонники в городе, постоянно готовые к действию, и не было той военной силы, которая делала пожелания тирана непререкаемыми.

Писистрат силой покорил родной город и навязал ему свою волю. Даже если он после формально соблюдал законность, по факту это была монархическая власть, опиравшаяся на наемные войска и обложившая граждан налогами в свою пользу. При ней, как отмечал Аристотель, законы Солона сделались «невидимыми», дух его законов более не ощущался. Во внешней политике Писистрата можно назвать предшественником Фемистокла и деятелей Афинского морского союза. Он направил свое внимание в первую очередь на Делос, религиозный центр всех ионян. Он всячески хотел (как и Солон) подчеркнуть, что Афины (жители которых несколько отличались по языку от ионийцев, хотя и были близки к ним) не только ионийский город, но и столица всех ионян.

Тиран высадился с войском на Наксосе и овладел городом, назначив здесь тираном Лигдамида, который оказал ему помощь в походе на Афины. Таким образом, Наксос попал в фактическую зависимость от Афин. Благодаря Лигдамиду власть на Самосе захватил Поликрат, как видно, и с ним Писистрат поддерживал дружественные отношения.

Но наибольшую важность для Писистрата имело обеспечение пути к хлебу, идущему из Северного Причерноморья. Аттический крестьянин быстро переходил от хлебных культур к более выгодным культурам оливы и винограда, потому он начал нуждаться в привозном зерне. Нуждался тиран и в новых колониях, куда возможно было переселить часть населения. Кроме этого, расширение торговли было выгодно для населения Афин.

Огромное количество аттических ваз эпохи тирании Писистрата, а также монет и металлических предметов, обнаруженных в Северном Причерноморье, в особенности в Ольвии, показывают, насколько оживленным был товарообмен с Аттикой в те времена. Эти товары шли далеко вверх по Днепру, откуда, возможно, в обмен на них получали янтарь. Но этим не ограничивались торговые связи Писистрата: художественную посуду эпохи тирании Писистрата находили в Египте (в Навкратисе) и в Этрурии (Италия). С этим вполне согласуется то, что, по свидетельствам одного из источников, египетский фараон Амасис присылал в Афины корабли с хлебом.

Культурная деятельность Писистрата в известной степени была частью его международной политики, так как, между прочим, имела целью привлечь к Афинам внимание иностранцев. Писистрат построил ряд прекрасных храмов и статуй, к примеру, храм Афины Паллады и Зевса Олимпийского, соорудил водопровод. Писистрат приглашает в Афины рапсодов (исполнителей Гомера) и заставляет их по порядку декламировать «Илиаду» и «Одиссею», а писцам записать эти поэмы. Может быть, что при этом делались небольшие вставки в текст в интересах Афин.

Далее, тиран и его сын Гиппарх приглашают в Афины самых выдающихся поэтов того времени Анакреонта из Теоса, Ласа из Гермионы, Симонида из Кеоса. тиран до такой степени укрепил свою власть, что в 527 г., после его смерти, власть без всяких потрясений перешла к его сыновьям Гиппию и Гиппарху, продолжавшим править в том же духе, что и их отец. Фактическим руководителем государства был Гиппий, интересы Гиппарха лежали, в основном, в области литературы и искусства.

В Афинах тирания была более устойчива, чем в других местах, так как она до 513 года обходилась без террора и превратила Афины в богатейшее и влиятельнейшее государство Греции. Недаром тиранию называли «золотым веком», «веком бога Кроноса». Очевидно, для возникновения сильной оппозиции должны были существовать особые причины недовольства.

 


 

С.Мусский

ред. shtorm777.ru