Нострадамус о Наполеоне

Антихрист в пророчествах Нострадамуса

В своих центуриях Мишель Нострадамус предсказывал пришествие трех тиранов, которых он назвал «Антихристы». Эти тираны, говорил пророк, способны довести человечество до его полного уничтожения. О первом антихристе — говорится в 60-м катрене первой центурии — Наполеон, который родился неподалеку от Италии, на острове Корсика.

Вблизи Италии родится император,
И возведет его на трон жестокий рок.
Охватит ужас души приближенных:
Манеры палача — обличье принца.

Пророк предсказал поэтапно всю жизнь Наполеона, вплоть до его падения в 1814 г. А началось восхождение диктатора-простолюдина 18 брюмера, то есть 9 ноября 1799 г. Об этом говорит 25-й катрен шестой центурии:

Из-за Марса, противного Монархии,
Великий рыбак будет обеспокоен.
Молодой красный король захватит власть.
Предатели будут действовать в туманный день.

Что предрекает Нострадамус в этих строках? «Марс» — цвет войны и революции, то есть «красный», — свергнет монархию Бурбонов, — прокомментировал это пророчество Джон Хоуг. — «Великий рыбак» — это папа Пий VI, озабоченный успешными военными действиями юного Наполеона в Италии. «Молодой красный король» — это Бонапарт, который совершил государственный переворот в ноябре месяце, который в новом революционном календаре носил название «брюмер» — «месяц туманов».

С этого времени пророк определяет начало власти Наполеона — с 9 ноября 1799 г. по 13 апреля 1814 г. В то время в ноябре, Бонапарт коротко обрезал волосы, чтобы еще более быть похожим на своего любимого древнеримского диктатора Юлия Цезаря.

Коротко остриженный получит правление,
Чтобы смирить тех жалких,
Кто будут против него.
Четырнадцать лет продлится его тирания.

1799 год — Наполеон провозгласил себя первым консулом, и через 5 лет, в декабре 1804 года, сменил «короткую» одежду консула на длинную горностаевую мантию императора, и папа Пий VII был вынужден провести его коронацию в соборе Парижской Богоматери.

Из простого солдата он станет императором.
Короткую одежду он сменит на длинную.
Храбр в сражениях, очень плох для церкви,
Он будет досаждать священникам, как вода досаждает губке.

И в действительности, Наполеон был настоящим бичом для пап Пия VI и Пия VII. Их обоих он заключил в тюрьму. Пий VI умер в заключении.
А вот что сказал Мишель Нострадамус об отношении Наполеона с женщинами:

«Он будет очень внимателен к иностранцам»

Жозефина — любовница Бонапарта, со временем ставшая его женой и первой императрицей, была креолка, родившаяся на Гаити — французской колонии.

Мария Валевска, эта пленительная аристократка из Польши, была, вероятно, самой верной из любовниц Наполеона. Она навещала его при его первом отречении и родила ему внебрачного ребенка.

Мария-Луиза — дочь Франциска I Австрийского, вторая императрица. Наполеон развелся с Жозефиной, чтобы женится на ней. Она родила ему первого наследника.

Из этих женщин только Жозефине он полностью доверял. Простой люд верил, что Жозефина это его талисман, приносивший ему удачу. Говорили, что они с большим интересом читали Нострадамуса. Удача отвернулась от императора после того, как он бросил Жозефину, чтобы жениться на Марии-Луизе Австрийской. «Еще одна австриячка», — роптал народ Франции. Последней австрийской принцессой на французском троне была Мария-Антуанетта.

Известный факт, что Жозефина была против похода Наполеона на Россию. Но к ее совету не прислушались. В гибельный для французского императора 1812 год постель с Наполеоном делила уже другая женщина — Мария-Луиза.


Поход Наполеона на Москву был роковой ошибкой. До сих пор ему везло, но в российской столице его ожидала катастрофа. Когда в сентябре 1812 года уставшие французские солдаты вошли в оставленную Москву, город пылал три дня и три ночи. К концу пожара уцелела только пятая его часть, и Наполеону ничего не оставалось как повернуть обратно, на запад.
В 75-м катрене 4-й центурии об этом говорится так:

Эпоха его безнадежна для слабых,
Сильнейший и умный победы стяжал.
С ним гвардия многие земли разграбит,
Но в снежной стране победитель пропал.

Великая армия, которая состояла из 500 000 солдат 20-ти национальностей, перешла российскую границу летом 1812 года. Через шесть месяцев 20 000 замерзших, оборванных и сломленных духом людей возвратились назад.

В длительном отходе из Москвы множество солдат погибло от зимнего холода; жалкие остатки «победоносной» армии с трудом могли отбивать атаки русских партизан. Их великий предводитель Наполеон ничем им не помог. Предательски бросив своих солдат на произвол судьбы, переодетый Наполеон возвратился на санях во Францию, с намерением восстановить армию для новых военных действий.
Когда император отрекся от власти в 1814 году, Венский конгресс приговорил его к ссылке на остров Эльба в Средиземном море. На следующий год он сбежал с Эльбы и начал собирать силы, чтобы возвратиться во Францию. Нострадамус предсказал его маршрут еще 240 лет назад.
В 24-м катрене 10 центурии он писал:

Пленный принц,
Побежденный в Италос
<либо Италия, либо древнее название Эльбы>,
Пройдет мимо Генуи морем до Марселя…

1815 год,  1 марта — Наполеон и около тысячи ста его гренадеров и моряков отплыли во Францию, пройдя вдоль береговой линии через Генуэзский залив, высадились в Каннах, в ста милях к югу от Марселя. 20 марта Наполеон был уже вновь в Париже. Его внесла в Тюильри на плечах торжествующая толпа, снова славившая своего героя и главу государства.
Но как напророчил Нострадамус, торжество Наполеона будет недолговечным.

Пленник избежит великих опасностей.
Вскоре удача отвернется от великого…

Спустя ровно 100 дней после возврата к власти Наполеон потерпел самое сокрушительное военное поражение в битве при Ватерлоо. Войска европейских стран вступили в Париж. Пророк писал: «Как добрый знак, город осажден». Для Нострадамуса, монархиста XVI века, поражение Наполеона — это добрый знак, который предвещает реставрацию династии Бурбонов.

1815 год, 18 июня – спустя три месяца после возвращения в Париж, Наполеон готовился к сражению при Ватерлоо с другим величайшим генералом того времени, герцогом Веллингтоном. Двумя днями ранее Бонапарт разгромил в битве у Линьи прусскую армию под командованием фельдмаршала Блюхера. Треть своего войска он послал в погоню, рассчитывая, что 30 000 людей под началом маршала Груши будут преследовать пруссаков и не дадут им внезапно атаковать правый фланг французского войска, пока оно будет сражаться с британцами.

К утру 18 июня Наполеон был измучен продолжительными ночными болями, которые были вызваны хроническим заболеванием мочевого пузыря. Усилия, направленные на поддержание империи, и 50 сражений, проведенные им за 20 лет, подорвали его здоровье. И все же он рассчитывал на победу при Ватерлоо.

Красное летнее солнце, поднимающееся над лагерем, окутанным туманом, напомнил Наполеону давний осенний рассвет над Аустерлицем, где он одержал свою самую славную победу.

Встречая 3480- й рассвет после Аустерлица, стареющий и утомленный первый Антихрист хотел верить в то, что это — знамение будущей победы. Наполеон отчаянно нуждался в том, чтобы солнце, взошедшее над Аустерлицем в декабре 1805 года, озарило июнь надвигающегося заката его славы.

Солнце, всходившее над полем под Ватерлоо, не смогло высушить покрытые грязью и мокрые от дождей поля. Когда стало светлей, Наполеон понял, что его пушки и пехота не вступят в сражение на рассвете, как это было при Аустерлице. Драгоценное время было упущено. И никто не знал, где в это время находятся маршал Груши и пруссаки.

Битва началась ровно в 11:30. Через час вдали на горизонте показались колонны солдат. Бонапарту хватило одного взгляда в подзорную трубу, чтобы понять, что это не солдаты его маршала Груши, а прусская армия Блюхера, спешащая на помощь Веллингтону. Время бежало очень быстро. Если Наполеон не сможет разбить армию Веллингтона до полудня, на его правый фланг обрушатся 30 000 пруссаков.

Солдаты Веллингтона все утро держались на гребне горы Сен-Жан, что напротив Ватерлоо, отбивая атаку за атакой кавалерии и пехоты Французов. Гренадеры шли в бой с неотвратимой уверенностью в победе: за плечами у них была история 20-ти летних победоносных войн. Тоненькая красная полоска британских солдат, закрепившихся на горе Сен-Жан, становилась все более узкой. Веллингтон в ужасе произнес: «Если Блюхер не придет сию секунду, они разнесут меня по косточкам!»

В этот момент Веллингтон даже не мог предположить, насколько он близок к победе.

Пока он смотрел на гвардейские штандарты с орлами, поднимавшиеся из-за гребня горы, сбылось предсказание, написанное за 261 год до битвы:

В третьем месяце солнце восходит,
Вепрь и Леопард встретились на поле битвы:
Усталый Леопард глядит на небо
И видит Орла, играющего с солнцем.

«Третий месяц» (июнь 1815 г.), «солнце восходит» (воспоминание Наполеона об Аустерлице), «Вепрь» (Наполеон) «и Леопард» (Англию символизирует геральдический лев; имеется в виду герцог Веллингтон).

Видение Нострадамуса претворилось в жизнь для измученного герцога, когда он увидал блестящих на солнце медных орлов на штандартах французов, а британцы разразились первыми смертоносными залпами при виде наступающего врага.

Солнце и Орел явятся победителю,
Побежденный ободрен пустой вестью:
Ни сигналы, ни крики не остановят солдат.
Со временем через смерть придет свобода и мир.

Эти строчки еще одного предсказания о Ватерлоо стали реальностью: «Солнце и Орел явятся победителю. Побежденный ободрен пустой вестью…»
Прежде чем императорская гвардия перешла в наступление, Бонапарт распустил ложный слух среди своих войск, будто бы солдаты, надвигающиеся с фланга, — это французские солдаты Груши, а не пруссаки. Клонящееся к закату солнце над Ватерлоо озарило невероятную сцену: французские гвардейцы бежали вниз с гребня горы под градом британских пуль. В надвигающихся сумерках они заметили по правому флангу голубые мундиры и боевые знамена прусских солдат. Истина, стоявшая за «пустой вестью» Наполеона, тут же стала очевидна тысячам измученных битвой французов. Армия Наполеона обратилась в бегство.

«…Ни сигналы, ни крики не остановят солдат. Со временем через смерть придет свобода и мир».

Приказы командиров не смогли остановить панического бегства. Строй сохраняли лишь отступающие гвардейцы, образовав боевые каре, чтобы встретить лицом к лицу англичан и пруссаков и выиграть время, которое дало бы возможность их кумиру избежать позорного плена. Тысячи гвардейцев тогда погибли на поле под Ватерлоо.

Мир опустился на Европу, словно сгущающиеся сумерки, покрывшие тела 60 000 убитых и раненых солдат из 144 000, сражавшихся в тот день.
«Я все еще не могу понять, почему я проиграл, — часто сетовал Наполеон на острове Святой Елены. — Лучше бы я погиб под Ватерлоо!».

В 90-м катрене 10-й центурии пророк предсказывает:

В столетьях сто раз умирают тираны,
Ученым и честным сдавая всю власть.
Не скоро затянутся старые раны,
Ведь низость и грязь не смогли обуздать.

Вероятно, он описывал душевные страдания Наполеона — деятельного, активного человека, скатившегося с гребня истории и вступившего в неравную битву с двумя величайшими врагами — временем и бездействием. Слова о том, что он умрет «сто раз», могут быть также намеком на период, который историки называют «100 дней», — те три месяца, что прошли между триумфальным возвращением Наполеона в Париж 20 марта 1815 года и его окончательным поражением при Ватерлоо 20 июня.
И вот к какому выводу приходит Нострадамус в 32-м катрене первой центурии:

Величие империи все-таки сгинет,
И скипетр положит такая страна,
Земель завоеванных нет и в помине,
Остался без зерен кровавый гранат.

По Нострадамусу, «приход простого народа» в 1792 году подготовил царство диктатора-простолюдина, который заставил коронованных особ Европы принять его законы и стратегию, чтобы в конце концов положить конец его империи. В итоге объединенная Европа, победившая Наполеона, стала еще более «наполеоновской», чем ее противник. Первому Антихристу — Наполеону удалось направить ход европейской истории к уничтожению монархии и заложить тем самым основу для деятельности двух последующих Антихристов…

 


 

«Интересная газета»

ред. shtorm777.ru