Перемещение во времени, Путешествие во времени

Перемещения во времени для чекистов

Путешествие во времени реальна ли такая возможность? Эта тема не перестает интересовать не только почитателей фантастики, но и именитых учёных с мировыми именами. Информация в прессе, обычно бывает крайне скудной и зачастую больше походит на домыслы.

Машина времени

Наверно всем знакомо имя знаменитого  писателя-фантаста сэра Герберта Уэллса (Англия) , который неоднократно бывал в России. Ещё при первом своем визите в Советскую Россию в 1920 году сэр Герберт вызвал у руководства ВЧК большой интерес к своей персоне. Уэллс привлек внимание «мистика-чекиста» Глеба Ивановича Бокия — человека хорошо образованного, замечательно разбиравшегося в технике, блистательного математика и генератора большого количества самых фантастических идей, в том числе весьма мрачных. Есть предположение, что как раз Бокий был у истоков создания ряда секретных тайных лабораторий и институтов, где разрабатывали закрытую тематику нахождения подходов к генной инженерии и изучения скрытых возможностей сознания и мозга человека.

И именно Бокий с энтузиазмом поддерживал известного мистика профессора Барченко и чекиста-авантюриста террориста Якова Блюмкина, который участвовал в знаменитом эсеровском мятеже и убийстве немецкого посла Мирбаха, в поиске легендарной Шамбалы в Тибете. Закончили все они плохо — арест, суд «особой тройки» и расстрел. Но в то время Бокий был  ещё в полной силе.

Таких «монстров» оперативной работы и разведывательно-контрразведывательной деятельности, как Яков Христофорович Петерс, заместитель председателя ВЧК, и Глеб Иванович Бокий, занимавший в ВЧК ответственные посты, вызывали интерес далеко не романы знаменитого писателя-фантаста. Петерса манила возможность получать через Уэллса развед. информацию из самых верхов английского общества, а Бокия весьма интересовала рукопись первого романа сэра Герберта «Аргонавты Хроноса».


Как говорил сам сэр Герберт Джордж Уэллс, будучи еще маленьким мальчиком, ему довелось работать уборщиком в большом галантерейном магазине. Не вытерпев, Герберт сбежал от хозяина и холодный, голодный, бесприютный бродил без крыши над головой и всякой надежды на будущее. Тогда сэр Герберт стал жарко молиться Богу, с просьбой к Всевышнему перенести его в любое другое время или место, где ему не пришлось бы непосильным трудом добывать себе хлеб насущный. И молитвы его провидением, Богом или Высшим разумом были услышаны! Этот загадочный, почти сказочный перенос действительно произошёл! Но сэр Герберт никому и никогда не говорил никаких подробностей. Может быть, с него взяли слово молчать до конца своих дней? Но кто?

По прошествии многих лет сэром Гербертом был написан первый фантастический роман, но издатели отказались от него из-за перегруженности большим количеством, по их мнению, ненужных и неинтересных формул, математических выкладок и непонятных технических подробностей. После таких рецензий страдает самолюбие автора, но Уэллс смог побороть в себе это чувство. Он кардинально переделал роман, назвав его «Машина времени». Книга сразу же принесла ему широкую известность. Хорошо образованный чекист-мистик Глеб Бокий и долго живший в Британии, свободно владевший английским языком Яков Петерс, который даже оставил в Англии семью, кое-что слышали и знали о той давней, чуть ли не легендарной истории с первым романом писателя. В отличие от британских издателей их очень интересовали все «ненужные» технические подробности, формулы и математические выкладки! ВЧК-ГПУ-НКВД имело необычайно острый нюх на всё необычное, новое и перспективное.

Писателя «обхаживали», стараясь делать это аккуратно и незаметно, однако никакого успеха в 1920 году чекистам достичь не удалось. Они не теряли надежды и упорно шли к цели, умея выждать время. И время наступило.

Охота за тайной Хроноса

К середине 30-тых годов ОГПУ  смогли подвести к сэру Герберту Уэллсу одного из своих заграничных суперагентов — графиню Закревскую, женщину умную, очень ловкую, которая прошла огонь, воду и медные трубы, говорившую на трех языках, отличавшуюся авантюрной жилкой, цинизмом и полной беспринципностью. В оперативной справке на Лубянке на агента писали: «Мария фон Будберг, она же баронесса Бенкендорф, она же Закревская, она же Унгерн-Штернберг, 1892 года рождения, уроженка Полтавы». До 1917 года Мария Игнатьевна Закревская, выдававшая себя за дочь отставного сенатора и члена Государственного совета, вращалась в столичном полусвете и была завербована германским разведчиком фон Эгбером, работавшим в России под видом коммерсанта Ореста Юрьевича Гервера. После Закревская попала в поле зрения русской контрразведки и стала двойным агентом жандармского полковника Владимира Алексеевича Курново.

На самом деле отец Закревской был мелким сенатским чиновником, а её муж — господин Бенкендорф, — хотя и был происхождением из прибалтийских немцев, но к роду знаменитого графа и шефа жандармов не имел никакого отношения. Дамочка оказалась ловкой особой, чем не преминули воспользоваться большевики. Двойного агента Закревскую перевербовал Яков Христофорович Петерс. Самозванная графиня служила чекистам не за страх, а за совесть — её активно и плодотворно использовали в ряде серьёзных операций, в том числе при раскрытии «заговора послов», сделав любовницей английского дипломата и разведчика Локкарта. После Закревская с помощью чекистов оказалась в ближнем окружении Горького. В его доме её впервые увидел Герберт Уэллс. Когда Максим Горький выехал за границу на лечение, ВЧК-ОГПУ нашло способ направить к нему суперагента Закревскую — женщину без комплексов и которая не страдала от угрызений совести. В 1933 году, осознавая всё возраставшую угрозу нацизма, пролетарский писатель решил вернуться в СССР. Мария Игнатьевна с ним не поехала, хотя долгие годы выполняла обязанности личного секретаря и любовницы живого классика.

Секретный агент НКВД направилась в Лондон, где её целью — по заданию Москвы, — стал сэр Герберт Уэллс. Через Закревскую в СССР надеялись оказывать на писателя нужное влияние. И Лубянку по-прежнему интересовали жгучие тайны Хроноса, возможно, известные  фантасту из Британии. И Закревская превзошла себя: она стала гражданской женой Уэллса! Известны некоторые политические донесения суперагента, но что она сообщала насчёт тайн Времени, способных сделать НКВД могущественнейшей организацией в мире, так и осталось тайной — Закревская дожила до глубокой старости, скончалась в 1974 году, но перед смертью уничтожила весь свой личный архив. А ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ никогда не отличался излишней разговорчивостью.

Но не за химерой ли или призраком тайны охотились рыцари плаща и кинжала с Лубянской площади? Оказывается, нет! После смерти Уэллса, разбирая оставшиеся бумаги, его друг и душеприказчик мистер Пинк наткнулся на неизвестные ранее автобиографические записки великого фантаста, в которых тот утверждал: в детстве он оказался в машине времени и увидел будущее собственными глазами! Можно не верить Уэллсу и его другу Пинку, но в семидесяти шести книгах писателя содержится немало любопытной информации. И быстро сбылось более восьмидесяти процентов «предсказаний» Уэллса; появились боевой и медицинский лазеры, ядерное оружие, магнитофоны и другие новинки техники.

В начале 1990-х годов в режиме строгой секретности российские учёные и техники из Московского авиационного института, завода им. Хруничева, НПО «Энергия» и «Салют» создали первую действующую модель машины времени. Испытания закончились успешно, аппарат модифицировали и усовершенствовали. При дальнейших опытах с новой моделью аппарата помещённые внутрь него часы отстали ровно на четыре часа, а приборы зафиксировали магнитные колебания за четыре часа до начала эксперимента. Что последовало дальше, неизвестно: сведения об этом до сих пор не засекречены, как и подробности охоты агентуры ВЧК-НКВД за английским фантастом и тайной Хроноса….

 


 

100 великих тайн России XX века

ред. shtorm777.ru