Передача мыслей, ясновидение

Ясновидения под гипнозом не существует?

«1899 год, июль — общественность Петербурга взволновала статья, появившаяся в римской газете «Italie», где ее американский корреспондент сообщил, что в Чикаго появился мальчик десяти лет, обладающий даром ясновидения под гипнозом. Он мог улавливать чужие мысли и мысленно же проникал через закрытые двери, через стены и любые препятствия.

«Петербургская газета» в то время задавалась вопросом – когда же все-же выяснится сущность ясновидения? О таком исключительном явлении было известно довольно мало, а интерес к нему между тем все увеличивался. По заданию редакции для того чтобы объяснить случаи ясновидения ее репортер встречался с известным гипнотизером О.И.Фельдманом, который находился в то время в столице.
— Чем все это возможно объяснить? – был задан вопрос.
Фельдман ответил, что еще ни разу за свою практику не сталкивался со случаями абсолютного ясновидения, а то, чему он был свидетель, являлось, как он считал, только простой передачей мыслей. В подтверждении этого гипнотизер привел случай с известным скульптором М.И.Микешиным, интересовавшегося вопросами психогипноза.

1889 год — в Петербурге в присутствии врачей проводился сеанс ясновидения под гипнозом. Воздействию гипнотизера в то время подвергался один очень внушаемый молодой человек, служащий. Незадолго до назначенного сеанса М.О.Микешин приказал своей супруге, чтобы та, после того как он уйдет из своего дома на 1-й линии Петербургской стороны, переставила в квартире некоторые вещи. Что за вещи и куда – Михаил Осипович не должен был знать. Сеанс ясновидения начали в десять часов вечера на весьма приличном расстоянии от жилища Микешина — в Троицком переулке.
Фельдман загипнотизировал служащего и внушил ему, что тот целиком находится во власти Микешина, и должен отвечать лишь на его вопросы. Начали воображаемое путешествие внушаемого вместе с Микешиным на его квартиру. Он ровным голосом сообщил, что выходит на улицу, садится на извозчика и следует вместе со скульптором к нему домой. С права – вход в аптеку, с лева – в квартиру Микешина. Звонок в дверь. Открывает горничная.
— Спросите, как ее имя, – приказывает Микешин.
— Ее зовут Дуня, – отвечает загипнотизированный.
Ко всеобщему удивлению, Михаил Осипович подтверждает, что его горничную в действительности так зовут. Сеанс продолжается. Раздевшись в передней, они проходят в кабинет. По внушению Микешина молодой человек начинает описывать интерьер помещения: на стене среди разного рыцарского вооружения висит старинный шлем.
— Что в этом шлеме находится? – задает вопрос Микешин.
— Какие-то останки, кости, – нерешительно бормочет загипнотизированный.
Как оказалось, в шлеме действительно находился человеческий череп! Из кабинета они идут в зал, посреди которого стоит круглый стол. Следует вопрос: «Что вы видите на столе?»
— Кувшин темно-серого цвета, подсвечник с тремя свечами и пепельница, – отвечает служащий.
Что в действительности было на столе, Микешин и сам не знал, так как просил свою жену поставить на стол в его отсутствие что-то особое.
Все переговоры, проводимые во время сеанса, записывались в протокол, который и подписали присутствовавшие на сеансе доктора. На другой день в протоколе появилась приписка М.О.Микешина: «По возвращении моем в свою квартиру на столе, в зале, оказались не те предметы, которые назвал субъект… На столе был поставлен вверх ногами маленький трехножный столик, покрытый барсовой кожей…»
— Как видите, опыт ясновидения под гипнозом оказался неудачным, так как предметы, поставленные супругой Микешина на стол после его ухода, оказались не те, которые описывал загипнотизированный. Пепельница, кувшин и подсвечник действительно там стояли, но до того как Микешин ушел на сеанс. Что касаемо других правильных указаний загипнотизированного, то отнести их к ясновидению нельзя, потому как испытуемый вне всякого сомнения взял их из мыслей скульптора, – подвел итог О.И.Фельдман.

Дальше гипнотизер рассказал об одном случае применения ясновидения под гипнозом в судебных целях, который в свое время описывался в «Reveu de L`hipnotisme».
«Происходило это во Франции. Уголовный суд департамента Нижняя Луара вынес приговор одному сапожнику по имени Луи Пишеро, обвиняемого в краже 2 000 франков у своего хозяина, два года тюремного заключения. Сам по себе процесс этот был весьма заурядным, но был интересен тем, что следственные власти, утомленные длительностью этой процедуры, связанной с отказом сапожника признать свою вину, решили прибегнуть к весьма необыкновенному способу выяснить истину. Пишеро с упорством отрицал свою причастность к краже, и слушание судебного дела растянулось на несколько недель. Тем временем в город прибыл знаменитый гипнотизер Замора, вызванный к одному больному. Следственные власти обратились к нему за помощью, в чем он им не отказал, и свидание с заключенным было назначено на следующий же день в камере. В присутствии членов суда Замора завязав себе глаза, на протяжении долгого времени допрашивал сапожника, потом, взяв его за руку, некоторое время держал ее в своей. В конце концов, в сопровождении целой свиты властей и любопытных он вышел из здания суда и, не развязывая повязки, решительно пошел по лабиринту маленьких улочек к старой стене, окружавшей обширный сад на окраине города. Дойдя до этой стены, гипнотизер неожиданно остановился и начал ногами рыть землю. Полицейские помогли ему, и скоро под одним из камней были найдены украденные деньги.
По мнению О.И. Фельдмана, здесь опять имело место не ясновидение, а передача мыслей. Так как сапожник в действительности украл эти деньги, то, конечно же, думал о том месте, где они были припрятаны, и невольно передал свои мысли гипнотизеру.
«Ясновидения под гипнозом не существует», –  пришел к заключению Фельдман.

 


 

Михаил Пазин

ред. shtorm777.ru