Кладбище

1. Кабак работал до одиннадцати. За 15 минут до закрытия припозднившихся гостей обошел главный администратор.

Это не вызвало большого восторга за столиком, где сидело 4 бритоголовых качка.
— Мужик, ты нам кайф обломал, — буркнул Миха. — Так все классно было…
— Приходите завтра.
— А если я пару штук заплачу баксами?
— Да ладно, — сказал Серега. — Это не последний кабак в городе.
Расплатившись и, чуть покачиваясь, вышли на свежий воздух. Было холодно, зябко.
— Ну что? — спросил Шурик. — Поедем в «Старую пристань»?
— Не, — сказал Миха. — Там сегодня Бизон гуляет.
Шурик хмыкнул.
— Боишься Бизона?
— У меня с ним непонятки, — сказал Миха. — К чему лишние проблемы?
— Не отмазуйся. Какие еще непонятки? Попросту бздишь!
— Я никого не боюсь. Ни живых, ни мертвых.
— А вот это зря, — вдруг сказал Колян. — Мертвых боятся все. Только не все в этом признаются.

На него посмотрели.
— Ты боишься мертвецов? — удивился Миха.
— А ты?
— Мне все по барабану.
— Сколько при тебе бабок?
— Штуки три.
— Сойдет. — Колян достал из кармана пачку, отсчитал 2000 «зеленых» и протянул Сереге. — Держи. Будешь «банкиром».

— А о чем базар? — спросил Миха.
— Знаешь недостроенное здание у кладбища?
— Будущий комбинат ритуальных услуг?
— Очень нехорошее место. Там столько чертовщины, что говорят будто даже менты этот район по ночам стороной объезжают. Насмотрелись всякого.


— Дубина! — сказал Миха. — Там на пару километров ни одной торговой точки — крышевать некого. Потому менты туда и не заезжают.

— Ты бабки-то Сереге дай.
— А на что спорим? — Миха еще не понял.
— Если досидишь до утра, бабки твои.
— А как ты сможешь проверить, что я там всю ночь провел, а не в ближайшем кабаке?
— Колян думал недолго.
В начале каждого часа будешь зажигалкой светить. Мы увидим.
— Блин! — сказал Миха. — У меня вообще-то другие планы на эту ночь!
— Гони бабки! — потребовал Колян. — Ты продул!
— Фиг тебе, а не бабки! — Миха вручил три штуки «банкиру» и предупредил: — Не вздумай пробухать. Утром мне отдашь — все шесть штук.

2. Такси долго не могли найти. Никто не хотел везти ночью в глухомань четверых нетрезвых парней. Наконец, удалось договориться с одним частником за 200 долларов.

Миха сел в такси с полиэтиленовым кульком. Там лежали 5 гамбургеров, купленных в бистро, и бутылка водки — для согрева.

Всю дорогу Колян развлекал пассажиров и водителя историями о привидениях, о живых мертвецах, о людях, умерших от разрыва сердца или поседевших за одну ночь… Наконец, приехали.

Угрюмый Миха вылез на обочину, заросшую пожухлыми сорняками. Колян указал на долгострой и сказал:

— Второй этаж, третье окно справа.
— Будет тебе свет в окошке, — буркнул Миха.
— Когда поднимешься, посвети.
Миха кивнул и зашагал к зданию, подминая сорняки.
— Отец, — спросил Колян у частника, — тут где-то неподалеку кабак есть?

3. Они сидели в ресторане, теплом и уютном, пили-ели и потешались над Михой: как он там сейчас трясется — от страха и от холода…

Потом клеились к телкам, но выяснилось, что они пришли не одни, а с такими жлобами, что закатают под асфальт и фамилии не спросят.

Связываться было не в дугу. Конфликтную ситуацию разрулили.
В половине первого Колян глянул на часы и поднялся.
— Я скоро вернусь.
— Ты куда? — спросил Шурик.
— Тачку возьму и сгоняю посмотреть.
— А, ну-ну…
Минут через 40 вернулся. Произнес не без злорадства:
— Сидит, падла.
— К нему ходил? — спросил Серега.
— Из тачки смотрел. Второй этаж, третье окно, ровно в час ночи.
Ну, а потом пацаны знакомые в ресторан заглянули, подсели за столик. Так что второй и третий контрольные сроки Колян пропустил. Поехал к четырем утра.

Вернулся мрачный.
— Как он? — спросил Серега.
— На месте.
— М-да, плакали твои денежки.
— Может быть.
— Не возможно, а точно… Эй, ты куда?
— В туалет…
Колян действительно отправился в туалет. Вот только не для того, чтобы отлить.

Запершись в кабинке, он достал мобильник и позвонил братьям Серапионовым — Андрею и Юрию. На звонок долго не отвечали, потом сонный голос буркнул:

— Да?
— Алло, это братья Гадюкины? — пошутил Колян.
Минуты две из трубки доносился отборный мат. Андрей рассказал много нехорошего о Коляне, о его родственниках, о его происхождении и особенностях интимной жизни. В конце концов, выдохся.

— Ты чего, спал? — удивился Колян. — Извини, не знал. Я тебе по делу звоню. Юрчик дома?

— Не, он у бабы.
— Андрюха, хочешь ящик водки по легкому срубить?
— Ну, не откажусь.
— У тебя дома старая простыня есть?

4. На кладбище завыли собаки. Уже не в первый раз. Миха застыл, прислушиваясь. Вой стих.

Стараясь поменьше шуметь, подошел к оконному проему, уперся локтями в кирпичную кладку и посмотрел.

Непроглядная темнота висела над кладбищем. Только где-то далеко горел крошечный огонек — лампочка, висящая над входом в домик, где прятались от ночных заморозков кладбищенские сторожа.

Миха вернулся к бутылке, отхлебнул прямо из горла и закусил давно остывшим хот-догом.
Было полпятого. Часа через полтора начнет светать.
Вдруг на первом этаже послышался шорох.
Миха весь обратился во слух. Шорох повторился. Кто-то или что-то явно направлялось к лестничному пролету, который вел на второй этаж.

Миха достал из кармана пистолет, снял с предохранителя и начал ждать. Когда показался некто, одетый в развивающийся белый балахон, хмыкнул. Страх прошел.

— Очень остроумно, — сказал Миха громко. — Ну- ка, ты, урод… Лицом к стене или я стреляю!..

5. Зазвонил телефон. Колян посмотрел на номер, высветившийся на дисплее, усмехнулся и ответил на вызов.

— Привет, Миха. Ты где?
В ответ услышал вопли:
— Домой еду! Бабки твои, подавись! Чтоб я еще раз в такое дерьмо вляпался!..
Миха был близок к истерике.
Колян поманил к себе Серегу и Шурика — слушайте, мол.
— Почему домой? Рано еще.
— Да ты понимаешь, прет этот урод на меня…
— Что еще за урод?
— Ну… этот… в белом. Я кричу: «Стой, стрелять буду!..». А он прет… Смотрю: сквозь него стену видно!.. А он совсем уже рядом и грабли ко мне свои тянет… Я всю обойму в него выпустил — хоть бы хны!.. Понимаешь, пули сквозь него проходили!

— Какую обойму? — Колян обмер. — У тебя с собой был шпалер?!
— Ну, да. В общем, я сиганул со второго этажа и сделал ноги… Бабки твои. Возьми у Сереги, и мы в расчете!

Связь прервалась. Колян вытер пот с лица. Отмахнулся от протянутых купюр и набрал номер Андрея. Услышав в трубке знакомый голос, с облегчением перевел дух.

— Ты жив-здоров… Ну, слава Богу!
— Я тебе сам только что хотел позвонить, — сказал Андрей. — Извини, у меня не вышло.

— Что значит — не вышло?
— А то и значит. Только я приехал — меня охранники взяли. Оказывается, на кладбище кто-то стрелял. Из пистолета… Ну, я отмазался. Сказал, что приехал на могилу бабушки. Почему в такое время? А она мне приснилась… Короче, меня отпустили. Сказали: «Утром придешь, как все нормальные люди…»

— Так ты у него не был?!
— Извини.
— Ничего-ничего, бывает… Ну, пока. Еще увидимся.
Сунул телефон в карман.
— Что-то я не понял, — сказал Шурик. — Андрей тут при чем?
— Я тоже не понял, — пробормотал Колян. — В кого же это Миха всю обойму выпустил?
Помолчал немного.
И зябко поежился.

 


 

А.Масалов

ред. shtorm777.ru