Паранормальные явления, полтергейст

Свидетельства о паранормальном — полтергейст

Многие из христианских святых сетовали, что им сильно досаждали дьяволы, швыряя в них каменьями или извлекая звуки из стен их келий. Однообразные жалобы, стереотипность проявлений может говорить о том, что святые отцы столетиями и тысячелетиями сталкивались с одним и тем же явлением.

Существуют свидетельства о вспышках полтергейста в Турции в 609 и 1100 годах, но никаких подробностей о них найти не удалось.

Приблизительно в 700 году шумными духами был оккупирован дом английского миссионера Уиллиброрда (658 — 739) в голландском городе Уаттенбах. Кто-то невидимый прямо из рук выхватывал пищу, одежду, другие предметы и вещи. Все это кидалось в огонь, который необъяснимым  образом вспыхивал то тут, то там. Как-то раз глава семейства с женой, утомившись от борьбы с такой напастью, уснули, не в силах противиться дремоте. Своего ребенка они предусмотрительно положили между собой. Их разбудил истошный крик малыша, который был брошен в пламя невидимой силой. Его смогли выхватить прямо из огня. Никакой священник так и не мог побороть это зло.

Пришлось вмешиваться епископу. Он, вначале порекомендовал вынести из дома все вещи: святой отец не исключал пожара. Он прислал освященную лично им воду, велев систематически окроплять ею вынесенную утварь и сам «нехороший» дом. Но несмотря на это, самовозгорания не прекращались, огонь почему-то вспыхивал там, где находилась супружеская кровать. Он с таким усердием атаковал пустой дом, что в конце концов жилище миссионера сгорело. На том же месте было выстроено другое, освящено святой водой, после чего прежние ужасы ушли в прошлое.

В 856 — 858 годах в немецком городе Кембдене, поблизости Бингена-на-Рейне, в одном из домов на его жильцов обрушивался град камней, им не давали покоя громкие стуки, раздавался оглушительный шум, часто возникало самовозгорание. Присутствующие слыхали какой-то неземной, как они утверждали, голос, обвинявший священника в интригах, а прихожан — в тайных злодеяниях. Все, что предпринималось для изгнания дьявола, который только и мог, как тогда думали, творить все эти безобразия, успеха не принесло. Дом в конце концов сгорел в пламени пожара.

Есть сообщение о некоем Рудольфе из Фульды, который еще в 858 году общался с шумным духом при помощи условных стуков, что люди не однократно делали и впоследствии. Но этот случай — первый из зарегистрированных такого рода.
Известны случаи полтергейса в Китае в 900 году и в Исландии в 1000-м; в последнем случае рыбы на глазах у всех громко рвались на части невидимой силой.

Следующий случай приходится на 1135 год и произошел во французском городке Ле-Манс, в доме городского старосты Николя, у которого квартировал епископ Гюго. Громкий стук и ужасающий шум пугали не только обитателей дома, но и соседей. На людей обрушивались камнепады. Из стен выламывались огромные камни, да с такой силой, что весь дом приходил в движение. Посуда и другая кухонная утварь невидимо кем переставлялись с места на место. Сами по себе зажигались свечи. Мясо, принесенное в дом, оказывалось посыпанным отрубями, золой или сажей. Когда жена старосты Амика собралась прясть, пряжу, к удивлению собравшихся, нашли намотанной вокруг лавки.

Пригласили священника, который освятил дом и оградил всех крестом, после чего полтергейст сменил тактику. На протяжении двух ночей подряд был слышен жалобный девичий голос, раздавались вздохи, казалось, идущие из самых глубин чьей-то несчастной души. Голос сказал, что его обладательницу зовут Гранье. Вот ее первая адресованная главным образом старосте речь:

«Ах! Откуда я пришла! Из какой далекой страны, через какие бури, опасности, снежные сугробы! Какой холод и зной перенесла, прежде чем добраться сюда! Теперь я не могу причинить всем вреда, но приготовьтесь встретить целый сонм злых духов, что уже явились сюда с тем, чтобы навредить всем. Отслужите за меня заупокойную литургию, а ты, любезная невестка, раздай ради меня одежду бедным».


Естественно, люди вступили в беседу с невидимым духом. Ему стали задавать вопросы о прошлом и будущем, на что были получены устраивавшие спрашивающих ответы. Ко всему дух по собственной инициативе высказал разные мнения о многих лицах. Епископ, пораженный случившимся, призвал на помощь ряд искушенных в подобных явлениях людей, но дух не захотел беседовать с ними. Чем все это закончилось, выяснить не удалось.

По-видимому, несколько позднее шумные духи оккупировали хижину святого Годрика (умер в 1170 году), поэта XII столетия. Его скромное жилье осыпалось градом камней, короб с хлебом раз за разом срывался с места, целясь в хозяина, сосуд с вином, приготовленным для мессы, опрокидывался у него над головой. И наконец, бедный поэт подвергся обстрелу всем тем, что могло взлетать в его жилище.

Довольно странная вспышка полтергейста была в 1184 году в английском городе Пембруке. Она началась в доме некоего Стивена Вирьета и позже продолжалась в жилище Уильяма Нота. В людей кто-то невидимый бросал комья грязи и разные предметы. Было похожим, что все это делается в основном с целью оскорбить и унизить, а не для нанесения телесных повреждений. В доме Нота на белье и одежде хозяина и гостей появлялись прорехи и дыры — к великому сожалению, противостоять этой разорительной напасти оказалось невозможным, ничего не помогало. А в доме Вирьета раздавался голос, и когда люди вступали с ним в перебранку, он при всех стал разглагольствовать, кто чем занимался чуть ли не с рождения, хотя кое-кто из обсуждаемых меньше всего желал, чтобы о некоторых обстоятельствах их жизни узнали чужие люди. Наконец, прихожане пригласили священников. Когда те пришли с крестом и святой водой, они тут же были невидимо кем обстреляны комьями грязи.

Приблизительно в 1190 году в городе Дегуорте, графство Суффолк (Англия), в доме сэра Осборна на протяжении долгого времени обитал дух, который говорил голосом маленькой девчонки. Она объявила, что ее зовут Малекин, и поведала, что ее мать и брат превратили их дом в постоялый двор. Они все время ее бранили, а потому она покинула их и осмелилась общаться с людьми.

Когда жильцы дома в первый раз услыхали неведомо откуда звучащий голос, то были до крайности озадачены и испуганы, но со временем привыкли и начали разговаривать с ним, задавая самые различные вопросы. Дух делал и говорил такое, что вызывало всеобщее удивление. Он часто требовал еду и питье, которые, как только были поставлены в условленное место, бесследно исчезали. Подчас голос принародно разоблачал тайные деяния других людей.

Дух разговаривал по-английски, на местном диалекте, но порой и по-латыни, обсуждая с духовником хозяина Священное писание. Его было можно услышать и осязать, но не увидеть. Только один раз девочка, прислуживающая за столом, увидала обладательницу голоса позади себя, то был крошечный ребенок в белом одеянии. Ранее девочка не раз упрашивала и даже умоляла говорящего духа позволить ей увидеть его, но дух не соглашался до того времени, пока служанка не поклялась именем Бога, что даже не прикоснется к нему.

Без малого 800 лет спустя другой невидимка, прозванный Барабашкой, так-же сообщил о себе — правда, не голосом, а закодированными стуками, много интересного. Он родом из Коканда, поссорился с родителями: уж слишком часто они его бранили! Довелось переселиться в Москву. Если бы не землячка Феруза, одному приходилось бы лихо, потому что ни возрастом (всего полтора года), ни ростом (всего метр двадцать) не вышел. Ко всему лохматый и страшненький, но спасает невидимость. Он — не человек и не домовой. Таких как он на земле много, но добрых, подобно ему, считанные единицы. С родителями не общается, зато побывал на других планетах, разговаривал с представителями внеземных цивилизаций. Как и Малекин, порой правильно отвечал на вопросы, что поневоле вводило людей в соблазн верить и во все остальное. Тронемся дальше.

Приблизительно в 1212 году во городе Эпинале (Франция), в доме одного из его жителей по имени Гюго, на протяжении полугода — от Рождества и до Иванова дня (24 июня) — обитал некий дух, отнюдь не скрывавший своего присутствия. Он отличался тем, что много и подолгу разговаривал, был на редкость услужливым и никогда никому не причинял вреда. Люди видели результат его деятельности, но ни разу — его самого. Дух рассказывал, что он родом из «деревни Кликсентейн, что в семи лье (около 34 км) от Эпиналя.

Вот некоторые из его деяний. Как-то хозяин купил на обед рыбу. Разделывали ее как правило в саду. Из дома она исчезла, но в скором времени ее нашли под деревьями аккуратно разделанной. А однажды, когда слуга не успел, ввиду крайней занятости, оседлать для хозяина коня, это сделал дух. Когда Гюго вздумал пустить себе кровь, он попросил дочь приготовить повязку, но та замешкалась. Дух тут же порвал на полосы новую рубашку хозяина для перевязи. Служанка развесила в саду белье для сушки.

Когда оно высохло, дух аккуратно снял его, отнес в дом и сложил так искусно, как это вряд ли смогла бы сделать самая искусная хозяйка. Как бы в благодарность за услужливость дух попросил Стефана, сына Гюго, пожертвовать от его имени один пфенниг в честь покровителя города. Стефан предложил духу старый провансальский, от которого тот отказался: ему требовался новый тулузский. Когда желание духа было выполнено, монета исчезла. Следующей ночью в церкви покровителя города Эпиналя слышали, будто из нее кто-то выходил. Не тот ли добрый и услужливый дух?
Но ведь и наш Барабашка оказался весьма добрым малым: он сообщал стуком, когда закипал на кухне чайник, включал в розетку утюг, по утрам готовил девчатам бутерброды. Иногда, правда, шалил, но беззлобно: что с него, полуторагодовалого озорника, возьмешь!…

 

 


 

Винокуров И.

ред. shtorm777.ru