путешественники во времени

Путешественники во времени

С известной долей уверенности можно утвердительно сказать, что природа времени, в котором мы существуем, позволяет перемещения в будущее и прошлое.
В том, что касаемо существования поистине глобального феномена машины времени, нас убеждают вполне достоверные происшествия, которых в густонаселенной Европе фиксировалось много. А что же Россия? Неужели на ее бескрайних просторах не случается нечто подобного, идентичного? Происходило неоднократно. Гарантия этому— публикации в газетах и журналах XVIII – XIX столетий, подробно повествующие о том, чему и сегодня приходится с недоумением удивляться.

1858 год — капитан В.Я. Дьяченко на крутой излучине реки Амур основал военный пост Хабаровка, названный так в честь землепроходца Е.П. Хабарова. Пост, в 1880 году получивший статус города, стал быстро обустраиваться пришлыми со всей России людьми, которым было необходимо много провианта и воды. Нет ничего удивительного, что на доставке продуктов и рытье колодцев предприимчивые люди зарабатывали большие деньги, которые давали возможность ставить большие богатые дома. Один из таких новых срубов принадлежал десятнику землекопов Якову Бойченко, трезвеннику и труженику.

В альманахе «Очерки чудес» краевед Владислав Хрупнев подчеркнул эти, характеризующие с лучшей стороны, качества Бойченко. Бойченко же рассказал краеведу о том, что, будучи в каюте парохода «Сметливый», идущем к Хабаровску по Амуру, ровно за два часа до полуночи услыхал стук в дверь. Думая, что принесли чай, который он заказывал, повернул ключ и обомлел. В дверях стоял широкоплечий молодец, «одетый в офицерский мундир екатерининских времен».

Пришелец явно не мог понять, где находится, был изрядно перепуган. На вопрос, сохранившего самообладания Бойченко, откуда взялся и не нужна ли помощь, незнакомец стал пятиться. Десятник же пришел в ужас, увидав, что мундир на «старинном офицере» стал тлеть, кожа на лице покрылась волдырями, какие бывают при сильных ожогах. Куда подевался визитер, Бойченко не рассмотрел, потому как его отвлек звук лопнувшего стекла за спиной. Незнакомец дважды появлялся в доме десятника. И на начальных стадиях визитов мундир на нем имел вид нового. Бойченко не отыскал иного объяснения, нежели предположить, что гость поднимается из гроба.

Хрупнев, напротив, склонен к версии, что екатерининский офицер неким образом «вываливался из прошлых времен, из их карманов». Подвигает разделить эту точку зрения следующая выдержка из книги краеведа: «Человек или не человек, похоже, не мог обходиться без больших масс воды, ибо Бойченко наблюдал в собственном дворе, как он медленно, с превеликим трудом выбирается из колодезного сруба. Пройдя в дом, абсолютно не видя хозяина и домочадцев, пока пребывал под крышей, держался вблизи водяных бочек, в которые погружался всякий раз, как начинало происходить тление мундира, как обгорали кожа и парик. Всякий раз пришлый ронял подковы.

Один раз обронил ключ, довольно массивный, из тех, что делали в глубокую старину». Краевед также подчеркнул, что попытки разговорить гостя оказывались безрезультатными. Будучи, безусловно, одушевленным, вообще не реагировал на внешние раздражения. Вывод краеведа: «офицер», прибывший из прошлого, на самом деле, остался там, поэтому для жизни в настоящем непригоден. Материальные предметы, подкова и ключ, перенесенные из прошлого, не поддались разрушающей порче, благополучно осели в настоящем.

Сюрпризы из прошлого

1917 год — в пригороде Петербурга, Ораниенбауме, начинающий конструктор Федор Токарев (автор пистолета ТТ), работающий в оружейной мастерской, рассказывал о невероятном происшествии, которое он назвал сюрпризами из прошлого, следующим образом: «Поближе к полуночи в большом цеху с выключенными уже станками произошла натуральная ересь. Из пустоты, явственно не от уровня потолочных перекрытий, стали валиться осколки горячей стали. Токарь Козлов по моему спешному призыву включил верхние плафоны. Я глазам не верил.

Стружка, окалина, крупные фрагменты как бы формировались на уровне двух средних ростов человека. Мы, будучи вдвоем, стояли и наблюдали до тех пор, пока пол не покрылся отходами нашего привычного производства. Прибирая цех на следующее утро, нашли чугунные отливки, которые в наших условиях никто никогда не делал. Отливки, удивляющие своей новизной, даже с масляным густым покрытием, имели клейма «1832 год, Тула».

Расспросы, не привез ли металл кто-то от туляков, успехов не возымели. Касательно рваного металла, окалины, стружек, выяснилось, что пребывало все это под обработкой давным-давно. Мы даже снятый металл из-за его дефицитности никогда более суток не хранили, пускали в переплавку». Надобно заметить, что знаменитый конструктор на протяжении всей своей жизни живо интересовался достижениями прикладной физики и математики, в особенности сложнейшим разделом, связанным с пространством — временем, топографией, гравитационной составляющей.

Факир российского шапито

В 20-30 годы XIX столетия в цирках-шапито России блистал факир Соломон Маркос, о котором писатель Нестор Кукольник отозвался не иначе как о «лице едва ли человеческого рода, едва ли рожденным смертной женщиной, в 1850 году навсегда растворившимся в воздухе при скоплении публики, по окончании выступления». Факира этого полиция, сколько не искала, так и не нашла.

Граф Василий Столярский-Орлов, желая разоблачить факира, осведомился, не может ли тот при свидетелях вернуть украденный походный иконостас прадеда и утерянное на прогулке бриллиантовое колье супруги. Улыбнувшись, Маркос предложил графу сорвать с окна бархатную штору и застелить ею крышку стола.

С ехидной улыбкой проделав требуемое, граф вновь по просьбе факира скатерть поднял, обнаружив под ней иконостас и колье. Кукольник засвидетельствовал, что Соломон Маркос всегда отказывался от любых гонораров.
Пройдет полтора века, и великий иллюзионист Эмиль Кио скажет, что никто не сможет повторить трюки Маркоса, потому как тот находился на другом, не постижимом уровне реальности.

Теория доктора Хорна

Случаи, о которых рассказано выше находят объяснение теорией, которую разработал математик из Лейпцига, университетский профессор Хорн, выпустивший книгу «Теория феномена исчезновений», в которой ученый, опираясь на достижения современной науки, рассматривает удивительные свойства неэвклидова пространства.

Пространство это, кроме длины, ширины, высоты, имеет пустоты — vacua — и дыры, сквозь которые предметы проникают в невидимый, неосязаемый сторонним наблюдателем мир безвременья. Свойства его, описанные Хорном математически, диковинны. К примеру, там можно вывернуть резиновый мяч наизнанку, не повредив его, сохранив целостность, или завязать узлом практически бесконечный шнур.

Там, кроме всего прочего, могут храниться артефакты прошлого и будущего, чтобы, словно осадки, выпадать на землю. Там же могут существовать острова обитания путешественников во времени, подчиняющиеся законам Beчности, тяготеющие к человеческому социуму. Одним из этих вневременных индивидов, возможно, является Соломон Маркос.

 


 

А.Дмитриев

ред. shtorm777.ru