Орден тамплиеров

Взлет и падение Ордена тамплиеров…

Орден тамплиеров, или рыцарей храма (храмовников), – официально у него было название Орден бедных рыцарей Христа и Соломонова храма – основан в начале 1118 году французскими крестоносцами в Иерусалиме. 9 храбрых и благочестивых рыцарей составили общество, которое соединило в себе характер монахов и рыцарей. Они избрали в покровительницы «La douce mere de Dieu» (Кроткую Матерь Божию) и обязались жить сообразно правилам св. Августина, поклялись посвятить свои мечи, руки, силу и жизнь на защиту таинств христианской веры. Они также произнесли обет целомудрия и бедности, обещая не переходить ни в какой другой орден.

Король Балдуин дал им часть своего дворца, и потому как он был расположен близ храмовой церкви, настоятель дал им улицу, которая вела из церкви ко дворцу, и вот почему они назывались «Войском Храма». Это был рыцарский орден, в который вступали представители богатейших французских феодальных родов.

Орден тамплиеров был построен по военному принципу: младший по чину член ордена должен был беспрекословно подчиняться старшему. Глава ордена – гроссмейстер имел неограниченную власть. Его приказ считался повелением бога. Недисциплинированных членов ордена начальство сажало в темницы, заковывая в цепи, морило голодом.

Щедрые дарения, поборы и обильная «милостыня», стекавшаяся в орденскую казну со всех уголков христианского мира, со временем превратили тамплиеров в один из самых могущественных и богатых орденов католической церкви. Во Франции Орден храмовников выполнял роль королевских банкиров, королевская казна была на хранении в их резиденции – Там-пле-Храме. В XIII столетии орден владел 9 000 замков, ему принадлежал остров Кипр. Тамплиеров боялись и им завидовали церковные иерархи и светские правители. Орден тамплиеров считался одним из самых «надежных» в католической церкви, его члены отличались преданностью папскому престолу.

Тамплиеры «стали любимцами св. престола, политика которого стремилась сделать из рыцарей войско, зависящее только от Рима, послушное орудие для распространения папского влияния и для порабощения местных церквей. И потому они были широко награждены привилегиями; их освобождали от пошлин на съестные припасы, от десятины и от всяческих налогов; церквам и домам было предоставлено право убежища, сами они пользовались неприкосновенностью личности наравне с лицами духовного звания; они были освобождены от всяких феодальных повинностей и присяг и были подсудны одному только Риму; епископам было запрещено отлучать их от церкви… В общем, папы не упускали ничего, чтобы помочь развитию ордена и прочно привязать его к кафедре св. Петра».(Ли Г.Ч. История инквизиции в средние века.)


В конце XIII столетия тамплиеров изгнали из Палестины, многие из них возвратились во Францию, которой в то время правил король Филипп IV Красивый, который стремился всемерно укрепить свою власть над феодальными сеньорами. Постоянные распри с ними и продолжительная война против фламандцев и англичан истощали королевскую казну. В поисках средств Филипп стал фальшивомонетчиком: он выпустил низкопробную монету. Он конфисковал имущество евреев и изгнал их из страны. Но всего этого Филиппу было мало: его расходы явно превышали доходы от налогов и грабежей.

Король обратил внимание на орден тамплиеров, которому он был должен полмиллиона ливров, что его в особенности тяготило. Вначале Филипп старался навязать ордену своего сына на пост гроссмейстера. Когда из этой затеи ничего не вышло, Филипп и его советники решились на более рискованную, но все же сулившую им успех операцию: обвинить тамплиеров в ереси, получить с помощью инквизиции у них соответствующие признания и на этом основании конфисковать в пользу королевской казны их богатство.

Правда, чтобы грабеж носил характер законной операции, надо было заручиться благословением Папы Римского, которому храмовники непосредственно подчинялись. Король без особенного труда преодолел это препятствие. Папа Климент V, бывший архиепископ Бордо Бертран де Гот, был креатурой Филиппа, получил папскую тиару при его поддержке. Будучи отвергнутым Римом, Климент V установил свою резиденцию в Авиньоне, где в сущности был под контролем французского короля. Хотя этот контроль и тяготил папу, он, тем не менее, выполняя волю своего покровителя, согласился покрыть своим авторитетом расправу над рыцарями храма. Напомним, что речь идет о том самом Клименте V, который с таким ожесточением преследовал Апостольских братьев и по чьему распоряжению были подвергнуты изуверской казни Дольчино и его последователи.

Вдохновленный идеей присвоить сокровища Ордена тамплиеров, Филипп IV приступил к осуществлению своего коварного плана с того, что поручил своему приближенному – министру Ногарэ и инквизитору Франции Имберту тайно собрать компрометирующие тамплиеров данные.

Ногарэ и Имберт быстро раздобыли компрометирующий орден материал. Среди храмовников, как и в каждом монашеском ордене, имелись всякого рода проходимцы и авантюристы, которые были готовы за соответствующее вознаграждение дать любые показания против кого угодно. Тем более выступить в роли обличителей ордена жаждали его бывшие члены, исключенные из ордена за различные провинности и преступления. Особо утруждать им себя в этом отношении не приходилось, потому как народная молва давно уже обвиняла храмовников в различных противоестественных деяниях, якобы имевших место во время приема новых членов в орден.

Дело было в том, что в отличие от других монашеских орденов, посвящение проходило на рассвете в глубокой тайне, в помещении, доступ в которое посторонним был запрещен. Противники ордена утверждали, что при вступлении в него совершались различного рода непристойности, что на заседаниях капитула совершались антихристианские обряды, введенные одним из гроссмейстеров – тайным агентом «вавилонского султана».

Инквизитору без труда удалось найти свидетелей, подтвердивших под присягой все эти фантастические бредни, на основании чего было состряпано обвинение против тамплиеров. Ордену инкриминировались следующие 5 еретических заблуждений: 1) при вступлении в орден неофита наставник уединялся с ним за алтарем или в другом месте, где заставлял его три раза отречься от спасителя и плюнуть на крест; 2) неофита раздевали донага, и наставник, по одной версии, три раза целовал его в заднюю часть, в пупок и в уста, а по другой – «во все 8 отверстий»; 3) неофиту внушали, что содомский грех достоин похвалы; 4) веревка, которую храмовники днем и ночью носили поверх сорочки как символ целомудрия, освящалась тем, что ее обвивали вокруг идола, имевшего форму человеческой головы с длинной бородой и почитаемого руководителями ордена; 5) священники ордена при совершении богослужения не освящали святых даров. (Ли Г.Ч. История инквизиции в средние века, т.2, с.ЗЗб)

Из всех перечисленных обвинений только одно – обвинение в содомизме (мужеложстве) – возможно, соответствовало истине, да и оно вряд ли могло служить основанием для осуждения тамплиеров, если учесть, что такого рода извращение было широко распространено вообще среди духовенства, многие папы и другие видные представители церкви отличились на этом поприще. Остальные же обвинения были явно высосаны из пальца и представляли собой плод далеко не буйной фантазии короля Франции и его сообщников – министра Ногарэ и инквизитора Имберта. Тем не менее, все обвинения были «доказаны» следствием по делу тамплиеров, которое провела инквизиция.

1307 год, 13 сентября — Филипп Красивый, ссылаясь на просьбу инквизитора, распорядился арестовать всех тамплиеров, живущих во Франции, и наложить секвестр на все их имущество под предлогом, что они собирались покинуть страну, захватив сокровища.

Операция по поимке тамплиеров проводилась основательно, в застенках инквизиции оказались почти все члены ордена во главе с гроссмейстером Жаком де Молэ (1244–1314) и его наместником (визитатором) Гуго де Перо. Только 8 храмовников избежали ареста, покончив жизнь самоубийством. На следующий день после того, как почти все тамплиеры во главе с их гроссмейстером Жаком де Молэ оказались в застенках св. трибунала, инквизитор собрал в Соборе Парижской Богоматери магистров Парижского университета и членов соборного капитула и ознакомил их с предъявленными ордену обвинениями.

Через день, 15 сентября, в саду королевского дворца доминиканские проповедники и королевские чиновники сообщили парижанам о раскрытии «чудовищного» заговора Ордена тамплиеров против католической церкви и веры.

Самым большим успехом инквизитора Имберта было то, что ему удалось заставить главу ордена гроссмейстера Жака де Молэ не только «сознаться» в большинстве предъявленных ему обвинений, но и подписать письмо, адресованное всем членам ордена, в котором он уведомлял их о своем признании и призывал последовать его примеру, ибо и они якобы повинны в тех же заблуждениях, что и он. В протоколе показаний Молэ отмечатся: «Обвиняемый заявил под присягой, что к нему не применялись ни угрозы, ни насилие», т.е. пытки. Но фраза была обыкновенным инквизиторским трюком; правда заключалась в противном. Через много лет после расправы над тамплиерами было обнаружено письмо Молэ, в котором он сообщает друзьям, что во время пыток в застенках инквизиции палачи содрали кожу с его спины, живота и ног.

Папа Климент V одобрил действия французской инквизиции, потребовав только отдать их имущество под контроль двух кардиналов. Филипп не возражал, учитывая, что предложенные папой кардиналы, были, как и он сам, его креатурами.

Получив таким образом определенную гарантию, что он будет участвовать в разделе богатств тамплиеров, Климент V 22 ноября 1307 года, т.е. до окончания следствия по делу, издал буллу «Pastoralis Praeminentiae»,в которой брал под защиту действия Филиппа и утверждал, что обвинения против тамплиеров доказаны, а его руководители признались в совершенных преступлениях. Булла заканчивалась призывом ко всем государям Европы последовать примеру Филиппа и начать преследование тамплиеров.

Осуждение и роспуск Ордена тамплиеров было намечено осуществить на соборе, созвать который предполагалось в 1310 году. Кроме этого, Филипп разрешил, чтобы 72 «сознавшихся» обвиняемых во главе с Молэ были допрошены лично папой и кардинальской коллегией.

Но преследование тамплиеров, видать, встретило в среде церковной иерархии и феодалов значительное сопротивление, поэтому папа был вынужден лавировать. 12 августа 1309 года он создал под председательством Нарбонского архиепископа комиссию, перед которой арестованные тамплиеры получили возможность выступить в защиту своего ордена. Гроссмейстер Молэ и другие руководители тамплиеров, ссылаясь, что они подсудны только папе и недостаточно квалифицированы выступать в роли адвокатов своего ордена, отказались давать показания комиссии. Но среди рядовых тамплиеров нашлись более мужественные люди, чем их вожди. Много из них отреклись перед комиссией от показаний, которые были у них вырваны угрозами и пытками.

Один из них, Аймери де Вильер, заявил комиссии: «Если я должен буду погибнуть на костре, я не выдержу и уступлю, ибо слишком боюсь смерти. Я признал под присягой перед вами и признаю перед кем угодно все преступления, вменяемые ордену, я признаю, что убил бога, если от меня этого потребуют». Но зря храмовники клялись перед посланцами папы в своей невиновности. Церковные иерархи трепетали перед Филиппом и, чтобы самим не обжечься, готовы были бросить в огонь своих братьев по церкви – тамплиеров независимо от того, были ли они виноваты или нет в инкриминируемых им преступлениях.

Между тем рассерженный вызывающим поведением некоторых арестованных, разоблачивших перед комиссией Нарбонского архиепископа преступные действия инквизиции, силой вырвавшей у них позорящие орден показания, Филипп решил прервать дальнейшую возню вокруг тамплиеров.

1310 год, 10 мая — открылся Санский собор в Париже под председательством архиепископа Филиппа де Маринье, брата королевского министра Энгеррана, доверенного человека короля. Собор объявил отказавшихся от своих прежних показаний и настаивавших на своей невиновности тамплиеров еретиками, которые повторно впали в ересь, и повелел комиссии Нарбонского архиепископа без промедления предать их огню. Хотя представители комиссии пытались отсрочить казнь, в тот же день 54 тамплиера, провозгласивших себя невиновными в ереси, были посажены на телеги и отвезены в поле рядом с монастырем св. Антония, где их предали мучительной смерти на медленном огне. К чести казненных следует сказать, что ни один из них не пожелал ценой нового «признания» в ереси спасти себе жизнь. Спустя несколько дней собор предал огню еще четырех упорствовавших тамплиеров. Другие поместные соборы тоже не бездействовали: Реймский собор сжег 9 тамплиеров, в Пон де л’Арке сожгли 3, несколько «упорствующих» было казнено в Каркассоне.

Одновременно с этими казнями соборы примиряли с церковью и отпускали на свободу тех тамплиеров, которые, признавшись в ереси, отрекались от нее. Таких было подавляющее большинство.

Но если Филиппу IV и его креатуре Клименту V удалось с при помощи французской инквизиции пытками и террором «доказать» виновность ордена в ереси, в других христианских странах столь же «веских» доказательств добыть не удалось. Христианские князья с большой неохотой преследовали тамплиеров, прекрасно осознавая, что Орден тамплиеров невиновен в приписываемых ему преступлениях. В Англии первоначально не было собрано никаких изобличающих орден в ереси улик. Тогда Климент V настоял на применении пыток против тамплиеров. Король Эдуард II, которому предстояло жениться на сестре Филиппа Красивого, согласился на применение пыток, и хотя таким образом были собраны «улики» против ордена, его членам все-же сохранили жизнь.

В Германии и других странах только после угроз со стороны Климента V против храмовников применялись пытки, однако в очень редких случаях их отправляли на костер.

1311 год, октябрь — этих условиях в Вьенне близ Лиона собрался XV Вселенский собор, который должен был окончательно решить судьбу Ордена тамплиеров. На нем присутствовало около 300 епископов из Франции, Италии, Венгрии, Англии, Ирландии, Шотландии и других католических стран. Обстановка на соборе была накаленной.

Собор согласился с требованием Климента V и запретил дальнейшую деятельность ордена. Судьбу его членов должны были решать поместные соборы, имущество же тамплиеров передавалось ордену госпитальеров. Многие тамплиеры закончили свою жизнь в тюрьмах инквизиции, другие – «рецидивисты» – погибли на кострах. Оставшиеся на свободе, влачили жалкое существование, добывая себе пропитание милостыней.

Папского суда Молэ и его коллегам по несчастью пришлось дожидаться в заточении долгих 7 лет. Суд над ними состоялся только 18 марта 1314 г. В этот день на эшафоте, возведенном перед собором Богоматери в Париже, заняли места гроссмейстер ордена Жак де Молэ, магистр Нормандии Жофруа де Шарнэ, визитатор Франции Гуго и магистр Аквитании Годфруа де Гонвиль. Учитывая, что все четверо сознались и раскаялись в своих еретических заблуждениях, церковный суд во главе с тремя кардиналами, представлявшими Климента V осудил их на пожизненное тюремное заключение.

Однако когда, как казалось, на этом и закончится последний акт дела тамплиеров, судьба распорядилась по другому. Не успел один из кардиналов зачитать приговор, как со своих мест поднялись Молэ и Жофруа де Шарнэ, одетые в шутовские одежды кающихся грешников, и громогласно заявили, что абсолютно не признают себя еретиками, а считают себя виновными в позорной измене ордену, который они, спасая свои головы, обвинили в вымышленных преступлениях. Орден был чист и свят, утверждали они, обвинения же, возведенные на него, как и их прежние признания, – ложь и клевета.

Можно себе представить, какой переполох вызвали среди судей эти заявления решившихся, хотя и с опозданием, на столь геройский поступок Молэ и Шарнэ. Аутодафе было тут же прервано, и оба «повторно впавших в ересь» преступника были переданы в руки парижскому прево с предписанием бросить их в костер. Поспешно соорудили костер, и не успело зайти солнце, как от обоих «упорствующих» еретиков остался один только пепел. Филипп наблюдал за казнью из окна соседнего дворца. Гуго де Перо и Годфруа де Гонвиль пренебрегли славой мучеников и закончили свои дни в казематах инквизиции.

Что касаемо имущества и сокровищ тамплиеров, то хотя Вьеннский собор постановил передать их ордену госпитальеров, по существу они остались в руках Французского короля и светских князей, завладевших ими.

Авторы «дела» тамплиеров ненадолго пережили свои жертвы. Климент V умер от волчанки месяц спустя (20 апреля) после казни Молэ и Шарнэ, а 29 ноября того же года Филипп Красивый погиб во время охоты. Их смерть породила легенду о том, что Молэ вызвал обоих с того света на суд божий.

История сыграла еще более злую шутку над французским королевским домом. В революцию 1789 года Людовик XVI был заточен в Тампле, где некогда помещалось руководство тамплиеров во Франции. Оттуда его отвезли на гильотину.

На Вьеннском соборе Климент V заявил, что «впредь под страхом отлучения название ордена тамплиеров не будет больше упоминаться, никто больше не станет в его ряды, никто больше не станет носит его одежду». (Gilles R. Les templiers sont ils coupables… p. 168) Такой указ наместника божьего на земле оказался не выполнен. Орден тамплиеров, правда уже как полусветская организация, был восстановлен во Франции при Наполеоне I в 1808 году. Формально он продолжает существовать в виде аристократического клуба и в наши дни.

С Орденом тамплиеров погиб целый мир. Рыцарство, крестовые походы кончились с ними. Даже папство получило тяжелый удар. Символизм был глубоко потрясен. Возник жадный и бесплодный торговый дух. Мистицизм, озарявший таким ярким светом прошлые поколения, нашел холодность, недоверие в душах людей.

Франк-масоны уверяли, что имели связь с тамплиерами и есть общество, называющееся «Тамплиеры», главное местопребывание которого в Париже и отрасли которого распространены в Англии и других странах. Они говорят, что Молэ перед смертью назначил преемника и что с того времени и по сей день существует непрерывная линия Великих Мастеров, список которых находится у ордена тамплиеров в Париже.

 


 

Наталья Ивановна Макарова

ред. shtorm777.ru