Оккультизм в жизни Гитлера

Оккультизм и Адольф Гитлер

В наше время исследователи, серьезно занимающиеся историей Третьего рейха, отрицают какое-либо влияние оккультизма и оккультных доктрин на мировоззрение Адольфа Гитлера. Они считают, что Гитлера заботили прежде всего политические и экономические проблемы, и он никогда не позволял себе увлекаться метафизикой в ущерб прагматическим расчетам.
Так, германский историк Иоахим Фест писал:

«Представление о Гитлере как о человеке инстинкта, шедшем своим путем с уверенностью ясновидящего или же – им самим употреблявшееся выражение – “как сомнамбула”, упускает из виду рациональность и хладнокровие, которые лежали в основе всего его поведения и которые обеспечили его восхождение в не меньшей степени, чем все его способности медиума. Так, надо принять во внимание его необычайную способность обучаться „…“ Большему, чем у своих кумиров и соратников, он научился у своих противников „…“ Наиглавнейшему он научился у марксизма».

Вслед за ним профессор из Петербурга Олег Юрьевич Пленков утверждает:
«Следует указать, что не опьянение массовых ритуалов, не пресловутый нацистский мистицизм и оккультизм (вызывающие столь значительный интерес у публики по сей день), не различные нацистские пропагандистские трюки, не ставшая в наше время столь одиозной, а потому и эпатирующей символика нацистов создали гитлеровскому режиму популярность, но его бесспорные экономические и внешнеполитические успехи».

Автор военно-исторических исследований Борис Соколов (критикуя, в частности, и меня) доказывает:
«Подавляющее большинство легенд, связанных с темой “Оккультные и мистические тайны Третьего рейха”, восходит к книге французских журналистов Жака Бержье и Луи Повеля “Утро магов”, впервые вышедшей в Париже в 1964 г. Они утверждали, в частности, будто “магический дух фашизма вооружился всеми рычагами материального мира. Ленин сказал, что Советская власть плюс электрификация всей страны есть социализм. Нацизм в своем роде – это магия плюс танковые дивизии”. Подкрепляется данный тезис следующими фактами. Как подчеркивают авторы “Утра магов”, “нацизм шумно и открыто объявил себя врагом интеллектуализма. Нацисты жгли книги, придавая этому неслыханному в современной Европе насилию над мыслью характер мрачного, давящего на воображение церемониала. Нацисты выбросили крупнейших ученых в ряды своих “жидо-марксистских” и “еврейско-либеральных” врагов. Это знает каждый. Куда менее известны космогонии, во имя которых нацизм отверг официальную западную науку. И еще меньше известны или совсем неизвестны религиозные концепции, на которые опирался нацизм, верней – некоторые его вожди. Но только познание этой скрытой сути нацизма позволяет рассматривать Вторую мировую войну как подлинный великий духовный конфликт”.

Но попытки Бержье и Повеля связать Гитлера и других вождей Третьего рейха с какими-либо тайными оккультными обществами ничего, кроме улыбки, вызвать не могут. Так, они указывают, со ссылкой на германского ученого-ракетчика Вильгельма Лея, бежавшего из Рейха в 1933 г., что в Берлине существовало тайное общество поклонников романа английского писателя Бульвера-Литтона “Раса, которая превзойдет нас”. Там описываются люди, психика которых достигла высшей стадии эволюции: “они будут обладать властью над миром и над собой, которая сделает их равными богам, а сейчас сверхлюди таятся под землей в глубоких пещерах и скоро появятся, чтобы править человечеством”. Члены общества, по словам д-ра Лея, “обладают некоторыми секретными способами изменения расы, применяя которые можно уподобиться подземным сверхлюдям.

Для трансформации такого рода у членов общества существует система психических упражнений. Начинают с фиксирования взгляда на яблоке, разрезанном пополам”. У фюрера же, по уверению авторов “Утра магов”, “мы найдем мысль о мутации нации”, и он будто бы разделял убеждение о существовании “Высших Неизвестных”, и, “более того, Гитлер считал, что у него были личные контакты с “Высшими”. А что, если фюрер попросту прочел роман Бульвер-Литтона, или какой-то другой, похожий, к примеру, “Пища богов” Герберта Уэллса? И вообще мотив расовых мутаций, порчи или улучшения крови – это общее место едва ли не всех расовых теорий, равно как и представление о Высших существах, вообще весьма распространенное в мировой философии и литературе, и фюрер здесь вовсе не исключение. Но уж на этом основании причислять Гитлера к какому-то тайному обществу можно только в фантастических романах. Книга Бержье и Повеля и есть фактически такой роман, где фантазия авторов выстраивает исторические факты и слухи о разного рода событиях…»


По большому счету вышеназванные исследователи правы. На фоне других нацистских лидеров фюрер выделялся исключительным здравомыслием. Более того, когда заходила речь о мистике или оккультизме, он демонстративно дистанцировался от любой эзотерики. К примеру, в своей известной «речи о культуре» 6 сентября 1938 года Адольф Гитлер резко осудил увлечение мистикой отдельных членов НСДАП.
Свое мировоззрение Гитлер представлял рациональной, почти материалистической, теорией, которая основывалась на современной ему науке. Он говорил, что для национал-социализма нет ничего более чуждого, чем наполнять сердца немцев мистикой, «совершенно чуждой нацистскому движению».

«У истоков наших программных требований, – говорил фюрер, – стоят не таинственные и мистические силы, но ясное сознание и открытая рациональность. Наша цель – это культивирование естественного, природного, то есть угодного богу. Наше смирение обусловлено преклонением перед установленными богом законами и их уважением. Мы полагаемся только на последовательное выполнение этих традиционных обязанностей. Богослужение же является обязанностью церкви, а не партии».

Однако отрицание Гитлером иррациональной основы национал-социализма, вовсе не должно вводить нас в заблуждение, будто бы такой основы не было вовсе.
Если же мы постараемся еще глубже вникнуть в убеждения фюрера, то обнаружим, что внутри себя он был мистиком ничуть не в меньшей степени, чем Розенберг или Гесс.

Известно, что какое-то время Гитлера интересовала мистика. В молодые годы он регулярно читал издаваемый Ланцем фон Либенфельсом оккультный журнал «Остара» («Ostara»). В Вене такой журнал возможно было купить в каждом табачном киоске и таким образом быть в курсе подробностей «вековечной» борьбы арийцев с недочеловеками. На страницах журнала Ланц фон Либенсфельс внушал, что полноценная арийская раса возникла не путем естественного отбора, а была создана, как сказано в «древних книгах», некими высшими существами хельдингами, некогда заселявшими землю. Часть этих высших существ однажды совершила грехопадение. От падших особей и произошли низшие расы. Затем арийские самки вступили в связь с самцами неполноценных рас, и мужчины-арии вместе с расовой чистотой потеряли свое могущество. А теперь задача была в том, чтобы возродить первоначальную расовую чистоту.

Несмотря на явную абсурдность таких рассуждений, в них имеется одно важное достоинство для нацистов – они весьма точно соответствуют патологической идеологии гитлеровского мифа расы.

Вероятным источником увлечения фюрера арийской мифологией могло стать и масонство – общество «Туле», при котором первоначально оформилась ДАП, было, собственно, «масонствующей» организацией – в ней под влиянием Жозефа Артюра де Гобино и Хьюстона Стюарта Чемберлена проповедовалось расовое учение в самых крайних формах. Центр этой организации вначале находился в северной Германии; в Мюнхен ее члены перебрались только в 1918 году. Гитлер, как мы помним, через Рудольфа Гесса был знаком с гроссмейстером общества «Туле» и основателем немецкой геополитики профессором Хаусхофером. Из некоторых воспоминаний, Гитлер ценил умение масонов и «масонствующих» в нужном направлении влиять на народ и поражать воображение публики при помощи символов магического культа. Кроме этого, Гитлер несколько раз посещал спиритические сеансы, устроенные венскими масонами.

С другой стороны, после прихода к власти, фюрер решительно порвал с масонской метафизикой – и мистики, и масоны стали нежелательными в Третьем рейхе; все оккультные организации, включая масонские ложи, были запрещены с 1935 года. Хотя, тут просвещенный эзотерик скажет, что Гитлер попросту устранял «конкурентов» – ни один амбициозный политический лидер, сведущий в истории тайных оккультных обществ, не потерпит существования рядом с собой параллельной «структуры власти», которая претендует на всеобщий и всесторонний контроль над гражданами его страны.

Итак, Гитлер на публике демонстрировал свое презрительное отношение к любой мистике и метафизике, но сам имел особый взгляд на этот вопрос. Большую ценность для выяснения истинного отношения фюрера к эзотерическим и оккультным доктринам представляют его «застольные разговоры» (фактически монологи), в которых он затрагивал самый обширный круг вопросов и часто проговаривался, невольно выдавая слушателям свои глубоко спрятанные убеждения.

Вот, к примеру, что говорил Гитлер о суевериях:
«В морских историях, – писал Генри Пикер, который стенографировал застольные беседы Гитлера на протяжении 1941–1942 годов, – его всегда поражало одно: какое большое внимание уделяется в них разного рода приметам. Моряки, очевидно, во многом схожи с актерами. Они столько раз попадают в ситуации, исход которых им не дано предвидеть и которые развиваются помимо их воли. Моряк не знает, когда на его судно обрушатся буря или даже ураган, точно так же как актер, идя вечером в театр, не знает, как будет вести себя публика: а вдруг она засвистит и заулюлюкает с такой силой, что ему покажется, будто поднялась буря. Поэтому они так суеверны.

Впрочем, для него суеверия – фактор, с которым необходимо считаться, если хочешь повести людей за собой, даже если сам ты выше всех предрассудков и только посмеиваешься над ними. Он поэтому в одном случае убедил дуче не начинать военную операцию – как было запланировано – 13-го числа. Он также не советует выходить в море в пятницу, поскольку опытные моряки полагают, что это весьма опасно. Вообще, с такими вещами не шутят, ибо последствия могут быть непредсказуемы. Ведь люди, которые верят во все это, при малейших кризисных явлениях тут же устраивают беспорядки.

И, когда этой зимой положение на Восточном фронте было крайне тяжелым, какой-то болван выдвинул тезис о том, что Наполеон, подобно нам, также выступил в поход против России 22 июня. Но слава богу, он – шеф – сразу же сумел опровергнуть его, противопоставив этой болтовне мнение авторитетных специалистов, доказавших, что Наполеон только 23 июня двинул свои войска против России».

Любопытный подход: суеверия – ерунда, но с ними надо считаться, чтобы вести людей за собой. Может быть, отрицая на публике иррациональную часть нацистской идеологии, фюрер все таки продолжал верить во многие ее положения – на всякий случай? Ведь даже воинствующие атеисты-материалисты, когда им перебегает дорогу черная кошка, суеверно сплевывают через плечо.

Как бы там ни было, отсутствие систематического естественно-научного образования сказалось при формировании мировоззрения Гитлера. Не зная толком о том, какие представления о прошлом Земли и человечества сложились в научных кругах, Гитлер хватался за теории, выросшие прямиком из теософии Елены Блаватской и ариасофии Гвидо фон Листа. Подтверждением этому могут служить не только дилетантские рассуждения о происхождении рас, но и увлечение теорией сумасбродного австрийского изобретателя Ганса Гербигера, бросившего вызов современной ему науке и здравому смыслу. Вчитайтесь в слова Гитлера, которые я приведу ниже, и вы сами увидите, насколько далеки были личные представления Гитлера от того, что называется рационализмом. Фюрер НСДАП был мистиком – махровым, закостеневшим в своих заблуждениях, необычайно близким к тем деятелям от метафизики, которых он запрещал и изгонял из Германии.

«Когда же я думаю о более древних народах, – говорил фюрер, – о египтянах, живших в предшествующую эпоху, то понимаю, что это были не менее достойные люди. Лишь сорок поколений отделяют нас от Рождества Христова. Но наши знания ограничиваются эпохой, охватывающей несколько тысячелетий до начала новой эры.

Сага не могла возникнуть из ничего. Явление всегда предшествует понятию. Мы ничем не связаны, я даже думаю, мы поступили правильно, предположив, что мифологические образы порождены воспоминаниями о реальных событиях прошлого.
Одновременно во всех древних преданиях мы встречаем рассказ о том, как небесный свод обрушился на землю. Но библейские сказания об этом созрели вовсе не на иудейской почве; сюжеты, несомненно, были заимствованы у вавилонян и ассирийцев. В нордическом мифе повествуется о борьбе богов и гигантов. Я это могу объяснить только тем, что в результате стихийного бедствия в Скандинавии погибла человеческая раса, являвшаяся носителем высшей культуры. То, что мы сегодня находим на земле, – это, по всей вероятности, следы тех, кто выжил и, следуя зову памяти, стал возрождать культуру. Кто сказал, что каменный топор, который можно найти в наших краях, изобрели те же, кто им пользовался? На мой взгляд, гораздо правильнее было бы предположить, что просто каменные изделия ранее изготовлялись из других материалов. Так и неизвестно, существовали ли наряду с каменными орудиями также и металлические. Впрочем, медь и бронза недолговечны. И поэтому может случиться так, что в некоторых слоях земной коры будет найдено гораздо больше каменных орудий.

Нигде ничего также не сказано о том, что культурная жизнь народов в наших краях накануне катастрофы иссякла. Земля на 3/4 покрыта водой. Только восьмая часть земной поверхности доступна нашим исследователям. Кто знает, какие открытия ожидают нас, когда мы сумеем до конца исследовать почву, залитую водой.

Я склонен верить учению Гербигера о мировом льде. Возможно, когда-то, за 10 тыс. лет до н. э., произошло столкновение с Луной. Не исключено, что Земля вынудила тогда Луну вращаться на ее теперешней орбите. Возможно, наша Земля забрала у Луны ее атмосферу и это полностью изменило условия жизни людей на Земле. Я допускаю, что здесь тогда обитали существа, которые могли жить на любой высоте и глубине, ибо атмосферное давление отсутствовало. Допускаю также, что Земля разверзлась и хлынувшая в кратеры вода вызвала страшные извержения и потоки дождей. Спастись смогли только двое людей, так как они укрылись высоко в горах в пещере. Я полагаю, ответ на эти вопросы будет дан только тогда, когда человек интуитивно почувствует внутреннюю взаимосвязь и тем самым проложит путь точной науке. В противном случае Древний мир, существовавший до катастрофы, будет навсегда скрыт от наших глаз.

Если взглянуть на историю нашей религии от ее истоков, то она покажется более человечной. На мой взгляд, религии возникли потому, что воспоминания поблекли, превратились в голые схемы, приобрели абстрактный характер и слились с представлениями, которые церковь использовала для того, чтобы остаться у власти. Вообще, время с III по XVII столетие, безусловно, отличалось немыслимой жестокостью и крайней степенью деградации человечества. Кровожадность, подлость и ложь – вот что было характерно для этой эпохи.

Я вовсе не считаю, что все должно оставаться так, как оно было. Провидение дало человеку разум, чтобы он поступил разумно. Именно разум говорит мне, что следует положить конец власти лжи. Но он же подсказывает, что в данный момент это сделать невозможно. Не желая способствовать распространению лжи, я не пустил попов в партию. И я не побоюсь вступить в борьбу и стану сразу действовать, если проверка покажет, что время настало…»

В этом был весь Гитлер – он был готов верить любой сумасбродной концепции (а именно таким сумасбродством является теория циклического падения лун и «мирового льда» Гербигера), которая казалась ему более соответствующей действительности, чем любые факты и доказательства. Потому мы не должны обращать внимание на то, как фюрер порицал мистику и мистиков среди членов Национал-социалистической партии. Одно то, что он терпел присутствие таких людей, как Рудольф Гесс и Альфред Розенберг, рядом с собой и даже поручал им ответственную работу, говорит о многом. Но самой одиозной в этом смысле была всесторонняя поддержка, которую фюрер оказывал одному из самых знаменитых мистиков Третьего рейха – Генриху Гиммлеру.

 


 

Антон Первушин

ред. shtorm777.ru