Мистические явления

Мистические проявления тонкого мира

Предвестие смерти

Ирина Киселева из Москвы, женщина средних лет, сказала в разговоре со мной:
— Кошмар, о котором я хочу рассказать, начался в январе 1990 года. Родители мои возвратились домой после отдыха в одном из санаториев города Пятигорска. Выглядели отлично. Я поговорила с ними, пока мы пили чай, а после собралась уходить из дома. А когда собралась уходить подошла поцеловать их. Потянулась губами к щеке отца и вдруг услышала голос, который звучал откуда-то сверху: «В следующий раз поцелуешь покойника».

Ирина опешила. Отец заметив ее замешательство начал расспрашивать, мол, в чем дело, почему ты, дочь, переменилась в лице. Киселева отшатнулась.
Она говорит:
— У меня язык не поворачивался повторить вслух кошмар, который сказал неведомо чей голос. Судя по реакции родителей на мое замешательство, они, в отличие от меня, не слышали ужасную по смыслу фразу, сказанную неведомо кем… Прошло два дня. Во время обеденного перерыва я позвонила с работы домой. Стала болтать по телефону с отцом о различных житейских пустяках. Неожиданно и четко сверху, прямо с потолка, раздалось: «Больше не услышишь его голоса». Я моментально поняла, что подразумевается голос моего отца, который звучал в тот момент в телефонной трубке. Мне стало дурно. Что происходит со мной? Неужто начались слуховые галлюцинации и надо бы сходить на прием к психиатру?
Прошло еще 5 дней. И карета «скорой помощи» увезла отца Ирины с тяжелейшим приступом в больницу.

— Папа медленно умирал, вспоминает Ирина. Мы с мамой не хотели верить в это и все надеялись на чудо. Молили Бога о выздоровлении… Но вместо Божьей помощи началась в нашем доме какая-то чертовщина. Однажды утром я проснулась от ощущения, что некто похлопывает ладонью по моей обнаженной ноге, мол, пора вставать. С удивлением, приподнялась на постели, осмотрелась по сторонам. Никого в комнате нет. В другие дни та же, по всей видимости, незримая рука прикасалась к плечам и груди моей мамы, безмерно пугая ее. Иногда она похлопывала и меня по спине, по ногам.

А примерно за два дня до того, как скончался отец Ирины, Киселева была свидетелем материализации незримого существа, чудившего в квартире. Это случилось рано утром.

Ирина проснулась от резкого болевого ощущения. Большой палец на ее правой руке пронзила такая сильная боль, будто в него с размаху была воткнута длинная и толстая игла. Женщина взвизгнув, открыв глаза, вскинулась на постели. И тотчас же увидела, как она выразилась, «нечто невозможное, дикое, абсурдное».

Примерно в метре от кровати клубилось в воздухе мерцающее облачко. В считанные секунды оно сконденсировалось в женскую полупрозрачную фигуру. Призрачная незнакомка была одета в длинную темную юбку и кофту, тоже очень темную. Светлые волосы были заплетены в косы, уложенные на голове короной. Лицо самое обыкновенное, незапоминающееся. Возраст женщины примерно 40 лет.

— Призрак застыл рядом с моей постелью в странной позе, неудобной, неестественной. Незнакомка наклонилось вперед, перегнувшись в талии. При этом верхняя половина тела, абсолютно прямая, образовала угол ровно в 90 градусов с бедрами и ногами. Замерев в таком неловком положении, приведение смотрело на меня в упор. Прошло секунд 10, никак не меньше. Вдруг незнакомка исчезла.
Отец Ирины Киселевой умер 15 февраля.


А в ночь на 18 февраля дух покойника объявился в доме.
Ирина:
— Не своим голосом закричала я, когда поздно вечером увидела покойного отца, стоящего в коридоре. Он был полупрозрачным, немного светящимся и, что в особенности запомнилось, выглядел счастливым. На лице застыла довольная улыбка. Бросилось в глаза и другое. На нем был халат, тот самый больничный халат, в котором он встречал меня, когда я навещала его в больнице.

Светящийся дух покойника без движений простоял на одном месте несколько секунд, после растаял в воздухе.
На следующий день утром Ирина и ее мать пили чай на кухне. Покончив с чаепитием, Ирина стала мыть посуду. Она поставила вымытую чашку из небьющегося (!) стекла в сушилку. В тот-же миг чашка сама собой беззвучно взорвалась, разлетелась на мелкие осколки. Поразительный факт: осколки брызнули из сушилки прямо в лицо Ирины, но ни один из них не поранил ее лица. Каким то таинственным образом каждый из осколков чашки изменил в полете прямолинейную траекторию своего движения и, аккуратно обогнув голову, плечи, грудь женщины, упал на пол за ее спиной.

На протяжении нескольких последующих дней двигались сами по себе книги и газеты, лежавшие на столе, подпрыгивала, как живая, сахарница, слышался стук в стену. Затем вся эта паранормальщина разом прекратилась…

Двойник дочери

«Пишу вам из города Анапа, где живу с 1963 года, сообщает Л. Терзиян. В том году я вышла замуж, и через 9 месяцев родилась у меня дочь Карина. А 28 апреля 1990 года она умерла после тяжелой болезни «злокачественная лимфома». И вот после похорон прошел ровно один год и один месяц. Сижу я на работе за конторским столом в помещении управления Анапской автоколонны № 1489 и печатаю на машинке. По сей день я работаю там машинисткой.

Неожиданно передо мной, прямо рядом со столом, за которым я находилась, появилась покойная моя дочь Карина. Двери не открывалась, и шагов не было слышно… Карина возникла так, будто бы выросла там из-под земли. Нельзя сказать, что я испугалась. Скорее, очень удивилась. Посмотрела на нее и вижу: она держит в руке белый лист стандартной машинописной бумаги, сложенный вчетверо. Может быть, это совсем не Карина, подумала в тот момент я, а какая-то женщина, безумно похожая на нее?

— Слушайте, говорю, обратившись к ней, как же вы удивительно похожи на мою доченьку-покойницу. Вы меня простите, но дайте я поцелую вас.
Пока я не произносила этих слов, Карина или женщина, удивительно похожая на нее, смотрела на меня с грустью в глазах. Но только я сказала, что хочу поцеловать ее, она заулыбалась. И сама всем телом прильнула ко мне. Я крепко обняла ее и поцеловала вначале в левую щеку, после в правую.
И тут же сердце у меня защемило оно не могло ошибиться. Я расцеловала собственную покойную дочь!

Говорю ей: — Как же ты похожа на себя живую!
После открываю ящик конторского стола, достаю из него цветной портрет покойницы и показываю его Карине:
— Смотри, доченька. Убедись сама. Сходство поразительное.
Та очень внимательно посмотрела на портрет. И говорит:
— А что с ней было?
Так, знаете ли, и спросила, и сказала «с ней».
Стоит передо мной, судя по всему, привидение, точная копия покойной дочери и спрашивает о себе самой в третьем лице.
Я смешалась, растерялась, начала рассказывать, как и отчего умерла Карина. Выслушав мой сбивчивый рассказ, двойник Карины, обращаясь ко мне почему-то на «вы», сказал:
— Не волнуйтесь. Успокойтесь.
И растаял в воздухе.

Я рассказала о происшедшем своим сослуживцам. А те говорят: это тебе померещилось. Как же, думаю, померещилось, если я явственно ощущала теплое тело моей доченьки, когда обнимала и целовала ее? Я держала ее за талию, прижимая к себе, и на ощупь это было теплое и вполне, так сказать, материальное тело… Извините, но я написала чистую правду».

Новогодний кошмар

Рассказывает пенсионерка Мария Безрукова из поселка Поярково Амурской области:
Случилось это 31 декабря 1990 года… Конечно, к Новому году все готовятся пекут, варят, стряпают. Вот и я все это сделала, даже налепила пельменей.

Накрыла стол, пододвинула его к дивану, вскипятила самовар. Торт приготовила. Села и сижу в одиночестве жду, когда Михаил Сергеевич Горбачев поздравит меня по телевизору с Новым годом.

Он наконец поздравил. Я поблагодарила его, а часы пробили полночь.
Поднялась я из-за стола и говорю вслух:
Ну и что с того, что осталась я в этой жизни совсем одна? Никто не пришел сегодня ко мне в гости, да и я ни к кому не пошла, потому как не к кому ходить… Уж коль не довелось встречать Новый год с живыми буду встречать с покойниками.

И начинаю со скуки дурачиться. Устраиваю «домашний спектакль» для самой себя. Открываю дверь, ведущую из дома на двор, говорю с поклоном:
— Заходите.
А сама отошла в сторону от двери, стала в прихожей в угол. Жду.
И что вы думаете? Неожиданно заходят в дом все мои четыре брата, ныне покойные. Раздеваются, разуваются.
Я стою, совершенно обомлев. Так сказат, с отвисшей челюстью.

Следом за мертвыми братьями входят в дом другие милые моему сердцу покойники отец и мать.
За ними мой муж; он зашел последним. И все они раздеваются, разуваются, а я гляжу на них и дивлюсь тому, какой необыкновенной красоты у них одежда и обувь.

Справившись с душевным волнением и как бы смирившись с тем, что они все вместе пришли в гости ко мне (сама же ведь позвала!..), я и говорю:
— У вас чудная обувка, такая красивая. Да и пальто у вас не такие, как у нас. Блестящие, переливающиеся… Иностранные, что ли?
Ну а они, свои иностранные пальто и башмаки скинув, проходят мимо меня в жилую комнату. Проходят молча. Не слышат как бы моих расспросов насчет чудной одежды.
Вошли в комнату. Я за ними.
Начали садиться за стол.

Я посчитала: нас 8 человек, а мест для сидения за столом оказалось 7. Семеро, включая меня, расселись, а один из братьев, оставшийся без места, бегает, бегает молча вокруг стола, суетится, ища, куда бы присесть ему. Кое-как усадила я его рядом с собой на краешек дивана.
Достала из шкафа восемь рюмок хрустальных. Хотела налить шампанского, да не смогла открыть бутылку.

Говорю, обращаясь к моим дорогим гостям, явившимся с того света:
Может быть, кто-то из вас откроет бутылку?
Но все в ответ молчат как и прежде. Будто воды в рот набрали.

— Ладно, говорю. Обойдемся без шампанского. Будем пить пиво. Есть у меня в запасе несколько бутылочек.
Разливаю по рюмкам пиво. Покойники ни слова не говоря тянут свои руки ко мне, чокаются рюмками с моей рюмкой. И я отчетливо слышу звон хрустальных рюмочек при их соударении друг о друга.

После поставила я самовар, принесла конфеты, заварку. Торт разрезала, всем раздала по кусочку. Только взяла в руки чашку с чаем, как вдруг за окном закукарекал петух! Он жил в сарае у моих соседей.

Глянула я а все мои родные покойнички исчезли. Нет никого за столом. И главное рюмки с пивом стоят на столе, на тарелках разложены куски пирога, и все это нетронуто… Но я же ясно видела, как они пили пиво, ели пирог. Делали это молча! Бросилась я в прихожую нет там ни обуви, ни одежды их, чудной, иностранной.

Весь день потом ходила сама не своя. Крестилась да молилась. Да отдувалась: ай, мол, да я, встретила, дуреха старая, Новый год в компании покойников!.. Так что советую всем и каждому: пожалуйста, не зовите покойников под Новый год. Может быть и похуже, чем у меня.

 


 

Прийма Алексей

ред. shtorm777.ru