Добро и зло

Добро и зло — живет в наших сердцах. Что выбрал ты?

Жизнь сама по себе — ни благо, ни зло:
она вместилище и блага, и зла,
смотря по тому, во что вы сами превратили ее.

Мишель де Монтень

Систематизированные ответы, данные духами высокого ранга на заданные им вопросы. Ответы на вопросы были получены в ходе спиритических сеансов, «автоматического письма», или «психографии», в «Парижском Обществе спиритических исследований», под руководством А.Кардека.

Договоры с «нечистой силой»

Есть ли доля правды в рассказах о договорах, заключаемых с духами зла?

– «Нет, таких договоров не существует, но существует злая природа, которая симпатизирует злым духам. К примеру, ты желаешь зла своему соседу, но ты не знаешь, как это сделать; тогда ты призываешь к себе низших духов, которые, как и ты, жаждут только зла, и за оказание помощи они хотят, чтобы ты служил им в их злых намерениях; но из этого не следует, что твой сосед не может освободиться от них при помощи противоположных заклинаний и своей воли. Желающий совершать злые дела, тем самым призывает к себе в помощь злых духов; и тогда он вынужден будет служить им, как и они служат ему, потому как они тоже нуждаются в нем ради зла, какое они желают совершить. В этом лишь и заключается „договор с темными силами“».

Примечание. Зависимость от злых духов, в которой люди порой оказываются, происходит от их приверженности дурным мыслям, которые они им внушают, а не от каких-то договорных обязательств между ними. «Договор» в обиходном смысле, придаваемом этому слову, есть аллегория, которая обрисовывает злую природу, симпатизирующую злым духам.

Какой смысл в фантастических легендах, в которых некоторые люди якобы продают свою душу Сатане ради того, чтобы получить от него некие преимущества?

– «Во всех сказках есть некий урок и нравственный смысл; беда человека в том, что он всегда понимает их буквально. Данная легенда это аллегория, которую можно объяснить таким образом: призвавший на помощь духов, дабы получить от них дары фортуны или какие то другие преимущества, поступив так, ропщет тем на Провидение; тем самым отказываясь от назначения, которое получил и от испытаний, которыми должен здесь подвергнуться, и последствия этого он испытает в своей грядущей жизни.

Это не означает, что душа его будет навечно ввергнута в несчастье; но потому как вместо того, чтобы освобождаться от материи, он все больше и больше погружается в нее, то того, что составляло радость его в физическом мире, он не будет иметь в мире духов, пока не искупит все это новыми испытаниями, возможно, еще в большей степени внушительными и мучительными, чем те, от которых он отказался.

Из-за своей любви к материальным наслаждениям он ставит себя в зависимость от злых духов; молчаливое соглашение между ними и им ведет его к „гибели“, но ему всегда легко порвать это соглашение при содействии благих духов, коль скоро у него есть на то твердое желание».

Оккультная сила. Талисманы. Колдуны

Что думать о вере в силу сглаза, которой вроде бы обладают некоторые?

– «У некоторых людей довольно большая магнетическая сила, которой, однако, они могут давать весьма дурное применение, если их собственный дух дурен, и в таком случае они могут быть пособляемы иными злыми духами; но не верьте в некую мнимую „магическую“ силу, которая существует только в воображении суеверных людей, которые знать не знают о подлинных законах природы. Факты же, приводимые в этой связи, суть факты естественные, но которые наблюдались плохо и еще хуже были поняты».

Каким может быть действие словесных формул и приемов, при помощи которых некоторые люди хотят подчинить себе волю духов?

– «Действие их будет такое, что люди, в действительности верящие во все это, окажутся смешны; в противном же случае это будут попросту мошенники, заслуживающие наказания. Любые словесные формулы – не более, чем фиглярство; нет ни одного сакраментального слова, никакого кабалистического знака, нет талисмана, который обладал бы каким-то воздействием на духов, потому как они привлекаются только силой мысли, а не материальными вещами».

А разве некоторые из самих духов не диктовали кабалистических формул?

– «Да, вам встречаются порой такие духи, указывающие вам различные знаки, странные слова или которые предписывают вам некие действия, при помощи которых вы делаете то, что у вас называется „заговорами“; но можете быть уверены, что духи эти смеются над вами и злоупотребляют вашим доверием»



Тот, кто, справедливо или нет, верит в то, что он зовет «силой» своего талисмана, не может ли он своей верой привлечь к себе некоего духа, потому как тогда действует ведь мысль, а талисман не больше чем символ, который помогает ему направить эту мысль?

– «Это правильно; но природа привлекаемого духа будет зависеть от чистоты намерений и высоты чувств вызывающего; между тем редко бывает, чтобы тот, кто до такой степени прост, чтоб верить в «силу» какого-либо талисмана, не преследовал цели скорей материальной, нежели моральной; в любом случае это может означать мысленную незначительность и слабость, а это уже само по себе привлекает духа несовершенного и проказливого».

Какой смысл надо вкладывать в понятие «колдун»?

– «Те, кого вы называете „колдунами“, суть люди, если они преисполнены доброй воли, одаренные некоторыми способностями, каковы, к примеру, магнетическая сила или второе зрение; и тогда, потому как они делают вещи, которых вы не понимаете, вы верите, словно они одарены сверхъестественной силой. Разве ваши ученые зачастую не выглядели как колдуны в глазах невежд?».

Примечание. Спиритизм и магнетизм дают нам ключи к пониманию множества явлений, о которых невежество сочинило много самых различных небылиц, в которых факты оказались утрированы силой воображения. Знание же, просвещенное двумя этими науками, образующими единое целое, потому как оно показывает реальность этих вещей и их истинную причину, есть лучшая защита от идей суеверия, потому что оно показывает, что возможно и что невозможно, и то, что находится в пределах законов природы, и то, что есть не более как нелепое верование.

В действительности ли некоторые люди имеют дар исцелить простым прикосновением?

– «Магнетическая сила может распространяться и на это, когда ее поддерживают чистота чувств и стремление творить добро, потому как тогда благие духи приходят к вам на помощь; но не надо доверять рассказам людей слишком доверчивых или чрезмерно увлеченных, которые всегда предрасположены видеть чудеса в вещах самых простых и обыденных. Необходимо также остерегаться заинтересованных рассказов тех, кто использует людскую легковерность ради своей корысти.»

Способны ли благословения и проклятия привлечь добро и зло к тем, кто является их объектом?

– «Бог вовсе не слушает несправедливых проклятий, и тот, кто произносит его, виновен в очах Его. Так как у нас есть два противоположных гения: один благ, другой зол, то в этом может выразиться их временное влияние, которое распространяется даже на материю; но влияние это имеет место только по воле Божьей и как дополнительное испытание для того, на кого оно направлено. Впрочем, как правило проклинают именно злых и благословляют добрых. Но ни благословение, ни проклятие никогда не смогут отвернуть Провидение от пути справедливости; оно поражает проклятого только потому, что он зол, и защита его распространяется только на того, кто ее достоин».

Относительность счастья и несчастья

Возможно ли что бы человек обладал на Земле полнотой счастья?

– «Нет, потому как жизнь была дана ему как испытание или искупление; но от него зависит смягчить свои беды и быть настолько счастливым, насколько оно на Земле только может быть возможным».

Нам понятно, что человек сможет быть счастлив на Земле, когда человечество преобразится; но пока такого нет, сможет ли каждый обеспечить себе относительное счастье?

– «Человек зачастую сам кузнец своего несчастья. Однако претворяя закон Божий на деле, он избавляет себя от множества зол и создает себе такое счастье, какое может быть возможным в пределах грубого физического существования».

Примечание. Человек, в действительности проникшийся своей будущей судьбой, в своей телесной жизни видит только временное пристанище. Для него это лишь кратковременная остановка в плохой гостинице; он легко утешается по поводу некоторых преходящих неудобств своего путешествия, которое приведет его к положению тем лучшему, чем лучше он к положению этому заблаговременно подготовится.

Еще при жизни мы наказываемся за нарушение законов физического существования болезнями, которые суть последствий этого нарушения и наших излишеств. Если мы шаг за шагом возвратимся к истоку того, что мы называем своими «земными несчастьями», то сможем увидеть, что они в большинстве своем последствие первого отклонения с прямого пути. Из за этого отклонения мы вступили на дурной путь и от следствия к следствию впадаем в несчастье.

Счастье в земной жизни зависит от положения, которое удалось здесь занять; и все же то, чего хватило бы, чтобы составить счастье одного, вызывает несчастье другого. Но есть ли, мера счастья, общая для всех людей?

– «Для физической жизни это – обладание всем необходимым; для духовной жизни – это чистая совесть и вера в будущее».

Но то, что было бы лишним для одного, не становится ли необходимым для других, и обратно, зависимо от положения?

– «Да, разумеется, в зависимости от ваших материальных идей, предрассудков, честолюбивых притязаний и смехотворных капризов, которыми будущее, когда вы поймете истину, воздаст по заслугам. Конечно же, тот, кто имел 50 000 годового дохода и вынужден получать 10 000, считает себя весьма несчастным, потому как он более не может позволить себе иметь такого важного вида, как раньше, не может занимать того, что он называет „своим положением“, содержать лошадей, лакеев, удовлетворять все свои прихоти и т.п. Он считает, что ему не хватает необходимого; но искренне скажи, достоин ли он жалости, когда рядом с ним есть умирающие от голода и холода и те кто не имеет крыши над головой? Мудрый, чтобы быть счастливым, смотрит вниз, а вверх только за тем, чтобы вознести душу свою к Беспредельности».

Бывают несчастья, не зависящие от образа действий и поражающие и самого справедливого человека; нет ли такого средства уберечься от них?

– «Он должен тогда смириться и претерпевать их безропотно, если только хочет прогрессировать; но в совести своей человек всегда находит утешение, дающее ему надежду на лучшее будущее, если он сделает все необходимое, чтобы достичь его».

Почему дарами фортуны (богатством, к примеру) Бог одаривает того, кто, судя по всему, такой милости не заслуживает?

– «Это выглядит дарами и милостью только в глазах тех, кто не видит ничего, кроме наличествующего мига; но знай, что богатство есть испытание часто более опасное, чем нищета».

Не является ли цивилизация, создавая все новые потребности, источником новых огорчений?

– «Беды физического мира состоят в прямой связи с деланными потребностями, которые вы для себя создали. Кто может умерять свои желания и без зависти смотрит на находящееся за пределом его возможностей, тот оберегает себя от множества разочарований и ошибок в этой жизни. Всего более богат тот, у кого всего менее потребностей.

Вы завидуете наслаждению тех, кого считаете баловнями судьбы; но можете ли вы знать то, что им уготовано? Если они наслаждаются только ради себя, то они эгоисты, и тогда изнанка эгоизма поворачивается против них. Уж лучше жалейте их. Господь порой дает возможность злому человеку процветать, но счастье его незавидное, потому как он заплатит за него горючими слезами. Если несчастен справедливый человек, то это испытание, которое ему зачтется, если он сможет выдержать его достойно. Не забывайте слова Христовы: «Блаженны страждущие, ибо утешены будут!»

Излишек, конечно, не является составляющей счастья, но этого нельзя сказать о необходимом, и разве не реально несчастье тех, кто лишен этого необходимого?

– «Человек подлинно несчастен тогда, когда у него нет необходимого для жизни и здоровья тела. Такое лишение бывает, возможно, по его же вине, и тогда он должен пенять только на самого себя; если же оно по вине другого, ответственность падает на того, кто является его причиной».

Различием естественных задатков Бог явно указывает нам на наше призвание в этом мире. Не происходит ли многих бед от того, что мы не следуем этому призванию?

– «Правильно, и часто именно родители из гордыни или по скупости уводят своих детей с пути, намеченного природою, и этим перемещением разрушают их счастье; за это они будут отвечать».

Вы, таким образом, считаете справедливым, чтобы сын человека, стоящего в обществе высоко, чинил, к примеру, сапоги, если у него есть задатки для этого занятия?

– «Не надо ни впадать в глупость, ни что-то преувеличивать: у цивилизации свои потребности. Почему бы сын человека высокопоставленного стал, как ты говоришь, чинить сапоги, если он сможет делать и что-то другое? Он всегда может принести пользу по мере своих способностей, если они не применяются во вред. Так, к примеру, вместо того, чтобы быть плохим адвокатом, он мог бы быть хорошим инженером и т.п.»

Есть люди абсолютно обездоленные даже тогда, когда кругом их царит изобилие, и перспективой имеющие только смерть; какое решение необходимо им принять? Должны ли они позволить себе умереть с голоду?

– «Никогда не должно иметь мысли позволить себе умереть с голоду; всегда можно было бы найти средство прокормиться, если бы гордыня не вставала между нуждой и трудом. Часто говорят: „Никакой работы не надо стыдиться. Не ремесло порочит.“ Но говорят это о других, а не о себе».

Примечание. При мудром и предусмотрительном общественном устройстве у человека может не хватать необходимого только по его вине; но сама вина эта зачастую является результатом среды, в которой он находится. Когда человек станет на деле претворять закон Божий, у него будет такой общественный строй, который основан на справедливости и сопричастности, и сам человек станет от этого лучше.

Почему страждущие классы в обществе более многочисленные, чем счастливые?

– «В действительности ни один из них не является вполне счастливым, и то, что считается у вас счастьем, как правило таит в себе острые страдания; страдание в вашем мире царит повсюду. Все же, чтобы ответить на твой вопрос, я скажу, что классы, которые ты назвал „страждущими“, более многочисленные потому, что планета ваша это место искупления. Когда человек превратит ее в место, где царит добро и живут благие духи, тогда на ней не будет больше несчастных и она станет для людей земным раем».

По какой причине в миру влияние злых часто берет верх над влиянием добрых?

– «Это происходит по слабости добрых; злые интригуют и нападают, добрые в нерешительности; но лишь только эти последние того захотят, они возьмут верх».

Если человек зачастую кузнец своих материальных страданий, то так же ли со страданиями душевными?

– «Так же, при этом в большей степени, потому как страдания материальные порой не зависят от воли; но раненая гордыня, уязвленное честолюбие, беспокойная скупость, зависть, ревность, словом, все страсти для души суть орудия пыток.

Зависть и ревность! Счастливы те, кто не ведает этих двух гложущих червей! При зависти и ревности не может быть ни спокойствия, ни возможности самоуспокоения и отдыха для пораженного этим злом: предметы его вожделения, ненависти, досады встают пред ним, будто призраки, не дающие ему никакой передышки, и преследуют его даже во снах. Кто завистлив и ревнив, пребывает в состоянии постоянной лихорадки. Разве возможно пожелать себе этого, и неужели же вы не понимаете, что такими страстями человек устраивает себе добровольные пытки и что жизнь на земле становится для него настоящим адом?»

Примечание. Человек часто несчастен только по той причине, что придает очень большое значение вещам земным; именно разочарованные тщеславие, честолюбие и скупость создают его несчастье. Если он ставит себя выше узкого круга материальной жизни; если он возносит свои мысли к Беспредельности, являющейся его судьбой, то превратности существования человека представляются ему тогда незначительными и детскими, наподобие печалям ребенка, переживающего из-за утраты любимой игрушки, бывшей для него источником высшего наслаждения.

Тот, кто видит счастье свое в удовлетворении гордыни и грубых аппетитов, делается несчастен, когда не способен их удовлетворить, в то время как тот, кто довольствуется необходимым, счастлив и тем, что всем прочим представляется несчастьем.
Мы говорим о человеке цивилизованном, ибо у дикаря, потому как потребности у него более ограниченны, нет тех же поводов для расстройства и переживаний: его способ видеть вещи абсолютно иной. В цивилизованном состоянии человек размышляет о своем несчастье и его анализирует, и потому он более затронут им; но он может также размышлять о средствах утешения и их анализировать.

 


 

Аллан Кардек

ред. shtorm777.ru