Ночь длинных ножей-1934

Кровавая расправа над политическими противниками (1934)

«Ночь длинных ножей» — кровавая расправа Гитлера над штурмовиками СА, которая произошла 30 июня 1934 г. Операция под кодовым названием «Колибри». В ходе этой операции, сторонниками Гитлера были уничтожены видные члены национал-социалистической партии – руководство штурмовых отрядов (СА), обвиненных в «заговоре против Германии».Это стало заключительным этапом борьбы за власть внутри нацистских рядов…

Причины кровавой расправы

Приход Адольфа Гитлера к власти был ознаменован глубокими противоречиями, возникшими в самой НСДАП. Нацистские экстремисты, объединенные в штурмовые отряды СА, под руководством Эрнста Рема, не получившие ничего от захвата власти, в скором времени стали выражать недовольство политикой фюрера. Многие из членов партии шли за Гитлером, поверив в его социалистические лозунги. Однако даже название национал-социалистской партии вызывало трения внутри гитлеровского движения между сторонниками национализма и социализма. Начали раздаваться призывы ко «второй революции». Фюрер был вынужден рано или поздно выбирать одно из двух.


1934 год, февраль — Рём представил в правительство меморандум, в котором предлагал создать народную армию, куда вошли бы рейхсвер, СА, СС и союзы бывших фронтовиков. Это не понравилось представителям промышленности, рейхсвера и сторонникам бывшего президента Гинденбурга. Кроме этого, Гитлер выступал в то время с призывами мирного захвата власти, и ему не нужна была «вторая революционная война» Рема.

Обеспокоенные угрозами, посылаемыми в их адрес нацистскими экстремистами из СА, промышленники и консерваторы обратились к фон Папену с требованиями урезонить штурмовиков. Фон Папен стал требовать от Гитлера прекратить дискредитацию мирных граждан и выполнить заверения, которые были даны воротилам немецкой экономики, не затевать новых «революций». Вслед за промышленниками расправы с Ремом потребовали армия и буржуазия. Но Гитлер, не мог сразу прийти к такому решению, так как был предъявлен откровенный ультиматум нацистам. И все же он дал распоряжение сократить численность СА до 300 тыс. человек, что не было выполнено. Рём, надеясь на широкую поддержку всей своей «народной армии» штурмовиков, и не собирался сдаваться.

Эрнст Рём

Борьба развернулась вокруг личных качеств, карьеры и убеждений Эрнста Рема, бывшего на протяжении 15-ти лет ближайшим другом Гитлера. Крепко сложенный, коренастый Рём производил впечатление человека с твердым характером. Во времена Первой мировой войны он был три раза ранен, его лицо искажали глубокий шрам на щеке и изуродованный нос. В первые послевоенные годы он был профессиональный боевик, все время стремившийся к дракам. «Просто я плохой человек, — нравилось ему повторять. — Война привлекает меня больше, чем мир».

Под предводительством Рема штурмовики СА одержали победу в уличных сражениях с коммунистами и сыграли важную роль в росте политического влияния Гитлера. Благодарный Гитлер заверял, что никогда не забудет того, что сделал Рём для нацистского движения. «Хвала Всевышнему, — говорил Гитлер, — что мне дозволено называть такого человека, как вы, своим другом и товарищем по оружию».

Ночь длинных ножей

Раскол

Но требования промышленников, армии и буржуазии сделали свое дело. Кроме этого, Гитлера все больше и больше тревожило политическое влияние Рема.

Эрнст Рём, Грегор Штрассер и другие старые нацисты образовали левое крыло партии, склоняясь в сторону социализма. Штурмовики СА явно стали претендовать на главенствующую роль в государстве.

Гитлер попытался еще раз повлиять на Рема. 1934 год, 4 июня — он пригласил лидера СА к себе и на протяжении 5-ти часов упрашивал своего друга быть благоразумным. «Забудьте вы идею второй революции. Поверьте мне, нет причин для беспокойства. Я не собираюсь распускать штурмовые отряды СА, перед которыми в неоплатном долгу», — говорил он.

Но Геринг и Генрих Гиммлер, в то время уже начавшие создавать гестапо, объединили свои усилия, чтобы дискредитировать Рема в глазах фюрера, обвинить его в заговоре и стремлении к государственному перевороту. Тем самым они хотели вынудить Гитлера принять решительные меры в отношении руководителей СА. Начался сбор компрометирующих документов на Рема и его окружение.

Предчувствуя опасность, Рём демонстрируя лояльность Гитлеру, отдал приказ всему личному составу СА с 1 июля 1934 г. уйти на месяц в отпуск. В коммюнике, опубликованном 19 июня в нацистской газете «Фелькишер беобахтер», Рём запрещал штурмовикам на протяжении всего отпуска носить форму. Для доказательства того, что слухи о подготовке переворота не имеют под собой почвы, сам Рём тоже отправился в курортный баварский городок Бад-Висзее, близ Мюнхена, с намерениями устроить банкет для руководителей групп СА.

В преддверии расправы

Тогда Геринг и Гиммлер донесли до сведения фюрера ложный слух о том, что переворот произойдет и начнется в Мюнхене в день банкета, который, как они сказали, был только предлогом для общего сбора. Но Гитлер колебался. Желая остаться в стороне и оттянуть развязку, он оставил Берлин и отправился в Эссен на свадьбу гауляйтера Тербовена. После свадьбы он направился в Бад-Годесберг, чтобы провести конец недели на берегу Рейна в отеле «Дрезден».

29 июня, утро — к нему из Берлина прилетел Гиммлер, привез последние сообщения своей агентуры. Из этих явно сфабрикованных документов вытекало, что Рём заключил соглашение с командующим мюнхенским военным округом генералом фон Леебом о передаче СА оружия с армейских складов. Гиммлер утверждал, что штурмовиками планируется захват правительственных зданий, их вооруженные отряды с часу на час должны выйти на улицы, а специальному отряду приказано убить фюрера.

Услышав об этом, Гитлера в конце концов решился. 30 июня он вылетел в Мюнхен, где обвинил руководителей СА Баварии В. Шмида и А. Шнейдхубера в подготовке мятежа. Он сорвал с изумленных офицеров знаки отличия и набросился на них с бранью, выхватил револьвер, но его опередил один из телохранителей, расстреляв офицеров в упор. Гитлер пнул ногой один из трупов, добавил при этом: «Эти люди были не так уж и виноваты». Обергруппенфюрер СС Виктор Лутце сразу же был назначен преемником Рема на посту начальника штаба СА.

А. Гитлер и Эрнст Рём

Адольф Гитлер и Эрнст Рём

Ночь длинных ножей

Сопровождаемый охраной СС Гитлер направился в Бад-Висзее, где Рём и несколько его соратников остановились в отеле «Хансельбауэр». Рём лежал в постели и крепко спал. Услыхав стук в дверь, он сонно спросил: «Кто там?» — «Это я, Гитлер. Открывайте!» Рём открыл дверь и сказал: «Уже? Я не ожидал вас раньше завтрашнего дня». — «Арестуйте его!» — крикнул фюрер своим подручным. Тем временем несколько эсэсовцев стучали в соседнюю дверь. Там они обнаружили обергруппенфюрера СА Эдмунда Хейнеса, ближайшего помощника Рема, который лежал в постели со своим молодым шофером. Их расстреляли на месте.

Разбуженный шумом, в комнату вошел адъютант Рема граф фон Шпрети. Фюрер быстро подошел к нему и своим хлыстом ударил графа по лицу. Отряд СА, прибывший сменить караул, разоружили без единого выстрела. Тут же были арестованы еще нескольких руководителей СА, которых вместе с протестующим Ремом, трупами Хейнеса и его любовника затолкали в ожидавший автомобиль.

Прибывший в Мюнхен заместитель Гитлера Рудольф Гесс устроил западню для офицеров СА в «Коричневом доме». Пришедшие туда штурмовики были сразу арестованы охраной СС. Одного за другим ничего не понимавших людей отправляли в тюрьму Штадельхейм. Туда же приехал и фюрер, потребовав дополнительных казней. Позвонив в Берлин, Гитлер отдал приказ Герингу и Гиммлеру поторопиться, чтобы закончить кровавую бойню.

150 человек из высшего руководства СА, подозреваемых в измене, были арестованы и посажены в угольный подвал казармы кадетской школы в Лихтерфельде. Некоторые из штурмовиков перед расстрелом кричали: «Хайль Гитлер!» К стене во внутреннем дворе выводили разом по 4 человека. Эсэсовцы срывали с них рубашки, углем рисовали черный круг на левой стороне груди, с расстояния в несколько метров прицеливались в него и расстреливали обреченных. Казни продолжались часами.

Доводилось часто менять команду, потому как даже палачи не выдерживали долгого напряжения. Трупы вывозились в закрытых грузовиках, предназначенных для перевозки скота.

Через 2 дня был убит Рём. Гитлер распорядился оставить в его камере револьвер и дать ему 10 минут, чтобы тот избежал позорной смерти от расстрела эсэсовцами. Рему намекнули тем самым на возможность самоубийства. Но Рём отказался и потребовал, чтобы к нему пришел Гитлер. За ним незаметно следили через потайной глазок. Прошло 10 минут. Тюремщик зашел в камеру и, не сказав ни слова, забрал револьвер. Через несколько минут в камеру вошли два охранника. Одним из них был эсэсовец Эйке. Рём пошел к нему навстречу и спросил: «Что это значит?» — «У нас нет времени на болтовню», — ответил тот и, действуя в соответствии с приказом Зеппа Дитриха, застрелил Рема.

Нет точных сведений, сколько человек было убито во время этой кровавой бойни. Гитлер сообщил, что расстрелян 61 человек, в том числе 19 высших руководителей СА, еще 13 убиты при сопротивлении аресту и три покончили с собой. На Мюнхенском процессе 1957 г. было заявлено, что число погибших составило 1000 человек.

Геринг воспользовался случаем, чтобы свести старые счеты. Из зависти к воинскому званию и влиянию генерала Курта фон Шлейхера он приказал занести его имя в списки смертников. Бывший в отставке с января 1933 г., фон Шлейхер, хоть и относился с презрением к Рему и его штурмовикам, все же разделил их судьбу. В то время как Гитлер летел в Мюнхен, возле виллы фон Шлейхера на окраине Берлина остановился автомобиль, из которого вышли шесть эсэсовцев, переодетых в гражданскую одежду. Фон Шлейхер завтракал с женой и 15-ти летней падчерицей. Эсэсовцы ворвались в дом и открыли стрельбу по Шлейхеру и его жене. Девочку они предупредили, что с ней будет то же самое, если она расскажет о том, что увидела. Был застрелен в камере и Грегор Штрассер.

Угрожала опасность даже вице-канцлеру Францу фон Папену. Он в течении нескольких дней находился под охраной. А его личный секретарь был застрелен на своем рабочем месте. Бывшего комиссара Баварии, участвовавшего в подавлении «пивного путча» 1923 г., вытащили из его дома в Мюнхене, забили до смерти и кинули в болото. Не обошлось и без ошибок. Вилли Шмид, известный музыкальный критик, погиб по случайному совпадению — его перепутали с человеком того же имени. Рудольф Гесс навестил его вдову и принес ей извинения. Считавшийся организатором «заговора СА» Карл Эрнст был схвачен эсэсовцами недалеко от Бремена, когда он хотел отплыть в свадебное путешествие, отправлен самолетом в Берлин и там казнен.

Эрнст Рём (август 1933)

Эрнст Рём (справа), Курт Далюге и Гиммлер (август 1933)

После кровавой резни

1934 год, 1 июля — нацистская пресса сообщила о казни восьми главарей СА. Смерть фон Шлейхера была преподнесена как «несчастный случай». На следующий день газеты сообщали, что «изменник Рём, отказавшийся признать результаты расследования», казнен.

1934 год, 2 июля — все службы СС и полиции безопасности получили радиограмму, подписанную Герингом и Гиммлером: «Министр-президент Пруссии и шеф Тайной государственной полиции всем полицейским властям. По приказу верховных властей все документы, связанные с операциями, проведенными за два последних дня, должны быть сожжены. По выполнении немедленно отчитаться».

1934 год, 3 июля — состоялось заседание кабинета министров. Ни один из присутствующих, включая министра юстиции Гюртнера, личного друга многих казненных, не осмелился выступить с осуждением кровавой резни. Больше того, военный министр фон Бломберг от имени Гинденбурга выразил фюреру благодарность «за своевременное и решительное вмешательство, которое помогло задушить измену в зародыше и отвратить от немецкого народа великую опасность». Военный министр поздравил Гитлера от имени всех членов кабинета, расценив принятые меры как необходимые для национальной обороны.

1934 год, 13 июля — фюрер выступил в рейхстаге с формальным разъяснением случившегося. Это была довольно странная речь. После обычного вступления, где он поносил своих политических предшественников и хвастался достоинствами своего режима, Гитлер назвал 4 опасных, по его мнению, категории в Третьем рейхе: коммунисты, поддерживаемые евреями; политические лидеры старых партий; банда революционеров во главе с Ремом, «которому нужна была революция ради революции», а также самозваные критики и паникеры. Никчемные сами по себе, названные категории, тем не менее, опасны, потому как являются «подлинными бациллоносителями беспорядка и неопределенности, слухов и притязаний, лжи и подозрений, клеветы и страха». Критики отметили, что фюрер, вероятно, не осознал того факта, что обрисовал свое собственное движение.

Гитлер сообщил, что уже несколько месяцев он знал о заговоре против нового порядка. Вначале он приписывал эти разговоры своим явным противникам, но теперь воочию увидал руку предателей из СА. Он обвинил их в ведении постыдного образа жизни. «Они в высшей степени отвратительны и повинны в дурном поведении, пьяных выходках, в том, что пристают к порядочным людям». Говоря о Карле Эрнсте, фюрер заявил, что тот «остался в Берлине для личного руководства революционными действиями», хотя все хорошо знали, что Эрнста арестовали в Бремене. Гитлер безапелляционно утверждал, что его действия при подавлении мятежа не были противозаконными, наоборот, он боролся «ради высшей справедливости».

Заключение

«Это была вторая революция. Они дали ей жуткое название: «ночь длинных ножей». Таким образом, Гитлер приписал «заговору Рема» то название, которое присвоил собственной «кровавой чистке».

Свое выступление фюрер закончил словами: «В этот час, взяв на себя ответственность за судьбу германской нации, я стал высшим Судией для немцев… Каждый должен знать, что если впредь он замахнется на государство, его постигнет суровая участь!»

Министром внутренних дел Вильгельмом Фриком был издан указ, в котором все действия Гитлера в этой кровавой резне были объявлены законными, совершенными в интересах государства. Остальные министры поблагодарили Гитлера за спасение Германии от революционного хаоса и единодушно приняли закон, единственная статья которого гласила: «Меры, принятые 30 июня, 1 и 2 июля 1934 г., были направлены на предотвращение предательства и государственной измены и расцениваются как срочные меры национальной обороны».

Результат кровавой бойни в «ночь длинных ножей» дал возможность Гитлеру провести плебисцит, который позволил ему получить одобрение большинства избирателей и разоблачить «последних оппозиционеров». Это сделало его абсолютным хозяином Германии.

 

 


 

Ю.Бем

ред. shtorm777.ru