проклятие

Тайная власть проклятия

Дерево несущее смерть

Люди один за другим гибнут из-за контакта с казалось бы обычным деревом. Недаром жители Дурбана (ЮАР) издавна называют его «дерево-убийца».
Старожилы рассказывают, что этому дереву добрая сотня лет, и в общей сложности оно погубило больше 300 человек!

— В нашем городе все знают, что на это дерево наложено проклятие, — говорит 62-х летняя Анна Вандербурт. — Я, к примеру, узнала об этом еще в детстве. Пожилые не рискнут шутить с такими явлениями, но кое-кто из молодых не верит в это, считая ерундой. Приезжие также часто смеются над нашими «суевериями» и смело дотрагиваются до него. А уже после этого их жизнь полностью во власти дерева…

Как сообщает «Сан», по данным полиции Дурбана, за последние тридцать месяцев произошли следующие трагедии, которые, как считают здесь, связаны с древним проклятием.

• Студент со своей подружкой погибли после того, как парень похвастал перед друзьями, что залезет на чертово дерево. Следующей ночью парочка проезжала мимо, машину занесло на абсолютно сухой дороге, и она врезалась в дерево. Оба погибли моментально.
• 34-х летний мужчина заявил, что ему нечего бояться, стукнул по стволу кулаком и… спустя несколько часов скончался от сердечного приступа.
• Подросток; (турист из Калифорнии, Америка) помочился на дерево, показывая свое пренебрежение к «мистическим сказкам». Через шесть дней, во время сафари, на него напал слон и раздавил бедолагу.
• Семья из трех человек, попросту сфотографировавшись на фоне проклятого дерева, погибла спустя 2 месяца в пожаре: их дом без видимых причин загорелся посреди ночи…
Официальные власти в сверхъестественные силы не верят (ну по крайней мере делают вид, что не верят), но вынуждены признать, что с таинственным растением в действительности связано множество трагических историй. Дерево хотели спилить, но никто не берется за это.
— Мы обсуждали возможность огородить его высоким забором, — говорил представитель мэрии, — однако не можем найти человека, который согласился бы это сделать…

Камни могут мстить

Много уже написано о проклятии фараонов (царей, вождей и т.д.), которое те обрушивают на осквернителей их могил, будь то грабители или исследователи. Я больше 20-ти лет провел в различных археологических экспедициях, кое-что повидал в жизни и должен заметить, что всерьез подозреваю о существовании некоего проклятья, поражающего любителей стенных, заборных и прочих надписей.

Рассказал А.Бац: — Во времена застоя мы копали неподалеку от Керчи и на выходных отправились всей экспедицией осматривать Царский курган. В склепе студент из Красноярска — личность весьма непотребная и наглая, — воспользовавшись тем что рядом никого не было, нацарапал на камне охотничьим ножом: «Здесь был…». Потом его отругали сказав, чтобы в эту экспедицию он больше не приезжал. Студент особенно не расстроился и вечером отправился с сокурсниками пьянствовать на вершину Царского кургана. И вот спьяну он свалился, измерил ребрами весь путь до подножия, но — что самое любопытное — нож, который студент носил на брючном ремне, почти насквозь пропорол ему бедро, и, не попадись попутный автомобиль, он запросто мог умереть от потери крови.

Другая история произошла в Херсонесе. Храм 900-летия Крещения Руси был разрушен во время войны, и с того времени в нем хранили археологический инструмент. Однажды нас послали грузить кирки, лопаты, тачки и т.п., но машина опаздывала. Мы без дела слонялись вокруг базилики, которая находилась внутри храма и в которой, как гласит предание, крестился Владимир. Одна безумно влюбленная девушка, нацарапала гвоздем на камне сакраментальную формулу: «Вера + Андрей = Вечная любовь». Надпись эту я увидел лишь в следующем сезоне, а после случайно узнал судьбу девушки Веры. Андрей ее повесился в ее же квартире во время депрессивного психоза, сама она два раза пыталась покончить жизнь самоубийством, в результате чего стала инвалидом. Сейчас растит дочь, прижитую неизвестно от кого.

Третий случай еще трагичней и произошел на Таманском полуострове. Есть там грязевые сопки, которые местное население называет «вулканами». У одной из них звучное название Плевака, потому так как в кратере ее плавает грязь, которая лопается пузырями. На склоне этой сопки студенты одного из технических вузов задумали в свободное от основной работы время выложить из камней инициалы любимого заведения размерами в 5-6 человеческих ростов. Когда закончили, организатор этой бессмысленной акции (кстати, комсорг) отправился на вершину с ведром: грязь считалась целебная. Больше его никто не видел, а ведро нашли на самом краю лужи из жидкой теплой грязи. Вероятно, он поскользнулся и его засосало, как в болото. Кстати, от местных я неоднократно слышал, что с неугодными тут расправляются именно так: связав, бросают в Плеваку.

Еще пример. С моим внуком учился отпетый хулиган. Развлекался он тем, что, нанюхавшись пятновыводителя, садился в автобус и царапал ножом на дерматиновых сидениях обидные для женщин матерные слова. Как-то его избил монтировкой водитель, но хулиган был уже существом конченным и остановиться не мог. В конце концов остановила его… тот самый автобус. Как-то, наглотавшись химии, он порезал себе вены, но, вовремя опомнившись, побежал в травм пункт сдаваться. Перебегая улицу, он потерял сознание от потери крови и попал под колеса автобуса.

А вот случай почти наоборот. В нашем доме жил парень с теткой. Родителей у него вроде бы не было. Никто им в особенности не занимался, и, повзрослев, парень вполне логично оказался за решеткой. После первой ходки на руке его появилась наколка «Не забуду мать родную». А в скором времени тетка призналась, что мать его жива, только это абсолютно спившаяся, опустившаяся женщина, лишенная материнских прав. Когда началась перестройка, парень снова оказался за решеткой, а мать его пошла шарить по помойкам. И вот он, глядя на наколку, стал отправлять ей из зоны продовольственные посылки.


Проклятая сабля

В ветрине музея Черноморского флота лежит разбитая пушечным ядром сабля, история которой давно уже стала печальной легендой, которая начиналась так:
В один из походов эскадры Черноморского флота к кавказским берегам эту саблю купил у горца лейтенант Железнов. Похваставшись перед местным армейским офицером своим приобретением, лейтенант услыхал в ответ:
— Эта сабля проклята! В роду кавказца, который продал ее вам, все хозяева этой сабли непременно гибли.

Посмеявшись над суеверием, Железнов оставил саблю при себе. 1853 год, 5 ноября — во время сражения фрегата «Владимир» с турецким пароходом «Перваз-Бахри», он был на мостике «Владимира» рядом с вице-адмиралом Корниловым. Когда Корнилов велел командиру фрегата взять противника на абордаж, Железнов сбегал в каюту и нацепил на пояс кавказскую саблю. И только лейтенант поднялся на мостик, как турецкое ядро в тот-же миг разорвало его.
В память о своем адъютанте саблю взял вице-адмирал Корнилов. 1854 год, 5 октября — во время первой бомбардировки Севастополя Корнилов в первый раз прицепил саблю и поехал верхом на Малахов курган, где и был вскорости смертельно ранен. Неприятельское ядро, поразив вице-адмирала в бок, перебило пополам и его саблю. С того времени «проклятое оружие» никто не носит.

Вещи вокруг нас живые!

Сергей Логвиненко, водитель автобуса:
У меня с телевизором не сложились отношения с первых дней в нашей семье. Во-первых, я вообще был против этого «чертова ящика» в квартире. Во-вторых, покупала его жена, и я уже увидел его и не обрадовался, но стерпел. В-третьих, однажды был дома один, включил его, а он поработал минут 10 нормально, потом вдруг зарябил, замелькал… Я подошел и, «как учили», стукнул по нему кулаком. Он совсем отключился. Я его в сердцах матом угостил, выключил. Пришла супруга. Я ей ничего не сказал. Она включила его — заработал! И при ней даже не мигнул ни разу.

Стоило ей выйти на кухню — отключился. Я к жене, говорю: «Купила хлам — не работает». Вернулись в гостиную, жена ему говорит: «Ну что, мой хороший, что с тобой?» Щелкнула, включила — заработал. И вот так он себя ведет уже 10 лет: меня терпеть не может и не скрывает этого, а жену мою — любит и при ней работает, как новый, сволочь.

В.Н. г. Москва:
Я живу на 12-м этаже, но с первого на свой один никогда не езжу; если есть попутчики — все в порядке, еду. Один — никогда. Все потому, что наш лифт мне мстит. Мы въехали в этот дом, когда мне было 12 лет, и я в лифте шкодил: на стенках писал, стопорил дверь, выламывал микрофон, поджигал кнопки вызова и даже иногда мочился в кабине. И вот как-то раз вошел в лифт, двери закрылись, а с места лифт не двинулся и не открылся. Меня из кабины на протяжении шести часов специалисты вызволяли и не могли понять, в чем причина, что заело. Вытащили. Но я тогда еще не понял «намека», и другим утром поехал со своего этажа на первый. Застрял между двенадцатым и одиннадцатым опять на четыре часа. Вызволили меня опять и после этого пол года вообще в лифт не совался. Вошел с попутчиками, они на восьмом этаже вышли, я поехал дальше и опять застрял между одиннадцатым и двенадцатым. Все, после этого случая я уже осознал, лифт мне мстит за все мои мальчишеские проделки над ним. Вот уже 4 года я домой и из дому хожу только пешком, опасаюсь, что лифт меня еще не позабыл и обязательно накажет, окажись я в кабине один.

Элла Воскобойникова, контролер Сбербанка:
Знаете, компьютеры — такая норовистая штука… Когда у нас в сберкассе установили первую машину, она была покладистой, терпеливой, сговорчивой. Но — «устарела», установили новую марку. Попался какой-то зануда. Летом, душновато всем, и он выдает на экран: «Мне жарко. Отдых 5 минут…» А тут пенсионеры в очереди жужжат. Ждем. Нервничаем. Включился. Через пару часов то же самое. Жарко ему! Мы стали вслух переговариваться, возмущаться, так он стал «потеть» уже через час, то есть стал нам назло отдыхать. Мы уже — в бешенстве. Тогда этот мерзавец заявляет: «Профилактика — 2 часа!» Благо уже минут за 40 до закрытия Сбербанка. Ну все операции прекратили, народ кое-как успокоили. А заведующей заявили: мы с этим типом работать не будем, меняй его. Сменили, у этого — нормальный характер, мы с ним дружим.

Вера Климова, машинистка:
Я на одной и той же пишущей машинке работаю уже на протяжении 15-ти лет. Привыкла к ней, как к частице самой себя. И стоит кому-то в мое отсутствие «постучать» на ней, я узнаю об этом сразу же, сделав всего несколько ударов по клавишам. Как? Не знаю, но буквально ощущаю, что моя машинка побывала в чужих руках; она мне об этом «рассказывает»… Как-то по другому себя ведет, у нее другой звук, другая мягкость при движении каретки, другая упругость клавишей, от нее как будто веет другим духом. А проходит некоторое время, она «приходит» в себя и становится опять только моей, привычной, даже — родной.

Лаврентий Рожков, программист:
С компьютером у меня сложились весьма любопытные отношения. Стоит мне даже недолго поработать на другом, стоящем в том же кабинете или в абсолютно другом, он об этом каким-то образом узнает и … ревнует, дает мне об этом понять: едва заметно капризничает, работает чуть медленней, как бы с неохотой, намекает на то, что может дать сбой или ошибиться. Мне приходится с ним мысленно разговаривать приблизительно так: «Ну ладно, дружище, прости, я тебя люблю больше других; поработать на другом пришлось просто по необходимости…» И это его успокаивает, он меня «прощает» и дальше работает, как всегда, прекрасно.

Виталий Колдунов, офицер запаса:
Моей «Волге» уже больше 20-ти лет, старенькая, битая, перебранная мною уже сотни раз до винтика. Ее бы уже пора и на свалку, но другой нет, а эта бегает помаленьку. И вот что любопытно: сажусь за руль в хорошем настроении — и она ведет себя как-то бодро, весело, легко и быстро слушается меня, подчас даже, как мне кажется, реагирует на дорожную ситуацию или на мое желание раньше, чем я начинаю переключаться или рулить, угадывает мои намерения. Но стоит мне сесть за руль в плохом настроении или оно испортится у меня уже в дороге, как моя «старушка» тут же ощущает это и ведет себя под стать мне: занудствует, капризничает, а то и вовсе возьмет и заглохнет абсолютно без технических причин. Я даже не делаю попыток ее ремонтировать; попросту посижу, помолчу, успокоюсь, послушаю веселую музыку (за это время и она успокоится), включаю зажигание, и она заводится моментально, едем дальше. Она прекрасно реагирует на мое состояние, я в этом уже давно не сомневаюсь.

Иван Задорожный, полковник в отставке:
Не знаю, как «вообще», но у меня, в частности, был случай, который не выходит из головы по сей день, хоть прошло уже больше 25 лет. Я тогда служил летчиком первого класса, офицером. К нам в часть поступили новые машины, МиГ-16. Серийно испытанные, проверенные, но для нас — новые, потому мой вылет на нем был как бы испытательным. Взлетел нормально, поманеврировал на малых высотах, на средних, вышел на близкую к пределу — все замечательно. Начал маневрировать и — раз! Двигатель заглох. Запускаю — молчит. Второй раз — молчит. Третий — молчит! Мне уже командует руководитель полета: покинуть машину. А мне жалко: новенькая, первый вылет; я — ас и на глазах у всего полка грохну такую прелесть? Запускаю в четвертый раз: все — падает. Мне катапультироваться — раз плюнуть. И тут я ей говорю: «Ну, голубушка, ну дава-ай! Я — спасусь, а ты-то, такая красивая, новенькая, сильная, тебе же летать и летать, чего ж гибнуть-то за зря?! Ну, да-ва-ай! Спасемся вместе». И уже на свой страх и риск запускаю двигатель в последний раз. И — заработал! Вывел я новенький «миг» из падения, выровнял, плавненько так посадил его… Вылез — мокрый, силы — на нуле, сознание — как во сне, а душа — поет! Потом писал, рассказывал, объяснял все, кроме того, как «уговорил» машину завестись, как убедил ее в том, что она хорошая и ей долгая жизнь суждена. И никому я ее уже не отдал, так на ней весь ее «жизненный путь» и пролетал, зная, что она меня тогда поняла, что мы с нею подружились навсегда.

 


 

Н.Непомнящий

ред. shtorm777.ru