Жан-Батист Бернадот
Невероятные факты или предсказания гадалки

Март выдался странным – солнечным и обольстительным. Казалось бы, Париж еще вчера изнемогал от проливных дождей, а сегодня на деревьях уже наливались почки. Вечерами город окутывался волшебной сиреневой дымкой, и забывалось, что кругом бушуют революционные страсти и только год назад, в начале 1793-го, под восторженные крики и улюлюканье толпы казнили несчастного короля Людовика XVI. Столица революции старалась жить, закрыв глаза на кровавые ужасы. Вот и тем мартовским днем 3 офицера французской армии, получив увольнение, спешили насладиться всеми радостями жизни. Два офицера были совсем молоды, третий – смуглый, черноволосый и темноглазый – был постарше. Именно он захотел познакомить молодых приятелей с «парижскими тайнами». Троица уже проведала несколько кабачков, и в каждом угостилась щедрой выпивкой. И хоть трактирщики от души хвалили продаваемое вино, офицеры, выходя на улицу, еще долго плевались, сожалея о потраченных франках. Офицеры попытались было приударить за красотками, но «девицы парижской радости» запросили немыслимых денег. У молодых людей таковых не оказалось – то ли они не подрасчитали, сколько надо было взять, то ли потратили общую кассу быстрее, чем предполагали. Одним словом, к середине дня они просто слонялись по знаменитым улицам и бульварам и таращились на девушек в алых революционных косынках. Не понимая как, очутились в незнакомом месте – на улице де Турнон и увидели вывеску: «Мадемуазель Ленорман, книготорговец».

Вояки загоготали. Они неоднократно слышали про предсказания Ленорман и хорошо знали, что никакими книгами она не торгует, а за такой вывеской кроется знаменитый на весь Париж гадательный салон. «Зайдем?» – спросил самый молодой офицер. «Денег нет!» – отрезал самый старший, черноволосый. Но товарищ показал пальцем на дверь. Там была записка: «Храбрым воинам революции – скидка».

В общем, решили зайти. Правда, наиболее трезвый из всей троицы, черноволосый Жан-Батист Бернадот (а именно так звали нашего героя), гадалок не любил, ну а уж эту и подавно терпеть не мог. А как по другому, если его приятелю, корсиканцу Наполеону Бонапарту, она напророчила, что тот станет ни много ни мало императором?!

Конечно, Наполеон быстро сделал военную карьеру, став революционным генералом. Но предсказывать невероятное, императорский трон?! Это же чистой воды шарлатанство. Нет ничего удивительного в том, что Бернадот попытался образумить подвыпивших приятелей: «Все гадалки врут! Ничего им не дам!» Но тут дверь салона внезапно отворилась и на пороге появилась сама мадемуазель Ленорман.

«Проходите, господа! – пригласила она офицеров. – Ну а вам, месье, – Ленорман вонзила в Бернадота пронзительный взор, – я погадаю даром».

Офицеры загалдели и ввалились в дом. Но, зайдя в темную комнату, которая была освещена всего четырьмя свечами, притихли. «Смелей, месье! – послышался хриплый голос гадалки. – Вы же – цвет французской армии. Вот вы, – Ленорман ткнула пальцем в одного, – станете бригадным генералом. А вот вы, – повернулась к другому, – даже маршалом».

«А как же я? – неожиданно для самого себя воскликнул Бернадот. – Нагадайте и мне хорошего! Со следующего жалованья я готов заплатить как истинный император!» Гадалка повернулась к нему: «Вам не быть императором, месье! Вы станете королем, ведь вы – королевский сын!»

Бернадот, разозлившись, выбежал из салона, хлопнув дверью. Да эта ведьма просто на просто издевается над ним! Это надо же такое придумать: он, Жан-Батист Бернадот, – королевский сын?! Да его папаша даже не был дворянином. Почтенный Анри Бернадот, скончавшийся 14 лет назад, служил простым поверенным и имел скромную клиентуру среди торговцев. И не в Париже, а в Беарне и По, городках забытой богом провинции Гасконь. Жан-Батист был младшим, 5-м ребенком, что в общем-то не обещало никаких перспектив. После смерти отца практически все его имущество отошло старшему наследнику. Младшему же достались лишь старинная шпага да рассказы о былой воинской славе предков, которые сражались под знаменем самого «короля-солнце» – Людовика XIV.

Может, наслушавшись как раз таких рассказов, Бернадот захватил семейную шпагу и записался в армию. Но продвижению по служебной лестнице мешало неблагородное происхождение, и только к 25 годам гасконец дослужился до старшего сержанта. Но вскоре произошла революция, так что он получил свой шанс и, надо признаться, неплохо им воспользовался. За несколько лет революционных войн Бернадот дослужился до полковника. Конечно, мечтал о генеральских эполетах. Но о королевском троне?! Никогда! Он же истинный республиканец, ненавидящий всех тиранов и угнетателей. Он даже татуировку на руке сделал огромными буквами: «Смерть королям!» Ему незачем скрывать свои убеждения.

Ложь все эти гадания. Как раз так Бернадот и сказал Наполеону, когда осенью следующего года встретился с ним в Париже. Но Бонапарт ухмыльнулся: «Будь начеку! Недавно эта Ленорман нашептала мне, что я женюсь на Жозефине Богарне. И что ты думаешь? Я протанцевал с этой красоткой креолкой пару танцев и уже влюблен в нее по уши». Бернадот с удивлением воззрился на приятеля: «Но ты помолвлен с Дезире Клари!» Наполеон хитро улыбнулся: «И что? Думаешь, я не знаю, что ей я в принципе безразличен? И еще мне известно, что ты к ней неровно дышишь. Так что забирай – женись и владей. В конце концов, не оставаться же ей старой девой…»

Какой еще старой девой?! Это ей-то, 18-летней красавице?.. Бернадот вспомнил, как 6 лет назад морской полк, в котором он служил, был расквартирован в Марселе. Он снял скромную комнату в доме торговца и судовладельца Франсуа Клари. У хозяина оказались две дочери – Жюли и Дезире. Неудивительно, что внимание постояльца полностью сосредоточилось на старшей, которая к тому времени уже была девицей на выданье. У них уже было начал завязываться роман, да тут, как назло, подоспел приказ о передислокации полка. Бернадот покинул Марсель. Но чуть ли не каждый день слал Жюли страстные письма. В начале красавица отвечала на них, но после перестала: видать, нашла себе нового поклонника. Зато совершенно неожиданно Бернадот получил послание от ее младшей сестренки Дезире. Девочка писала что-то ласковое и ободряющее. В конце прибавила: «Жду вас с победой». И хоть это был обыкновенный лозунг революционного времени, Бернадот был растроган: все-таки приятно, что и тебя где-то ждет нежная невинная детская душа.

Но Дезире подросла. И когда в прошлом году Бернадот, приехавши в Марсель, решил по старой памяти проведать дом Франсуа Клари, его встретила уже не робкая девочка, а улыбающаяся брюнетка с блестящими карими глазами, ставшая гораздо красивее своей старшей сестры, которая к тому времени уже обручилась со старшим братом Наполеона Бонапарта – Жозефом. Впрочем, судьба Жюли Бернадоту была уже неинтересна. Все его чувства и мысли были только о Дезире. Он даже собирался просить ее руки, но его опередил Наполеон, который, не желая отставать от своего братца, посватался к юной Дезире. Почтенный Франсуа Клари, прознавший, что у Наполеона появились высокопоставленные покровители в Париже и его военная карьера стремительно растет, решил-таки благословить эту помолвку. Хотя отлично знал, что у Дезире – свои симпатии и письма она пишет совсем не Наполеону, а Жан-Батисту Бернадоту.

Бернадот тогда сильно переживал. Хотел даже вызвать Бонапарта на дуэль. Но удержался и, как выяснилось, не прогадал. И теперь он слышит, как Наполеон сам говорит, что влюблен в парижскую красавицу Жозефину Богарне. Это ли не перст судьбы? Теперь Жан-Батист смело будет просить руки Дезире, и все они, друзья – Наполеон, его старший брат Жозеф и Бернадот, – станут еще и родственниками.

Хотя, женитьбу на Дезире Бернадоту пришлось отложить на три года. Жан-Батист провел их в непрерывных войнах, которые революционная Франция вела почти со всей Европой. Он стал генералом, и весьма удачливым, одержавшим немало побед в сражениях против австрийцев на Рейне и в Италии. Именно в итальянских «революционных походах» Бернадот добавил себе еще одно имя – Жюль, в честь великого полководца Юлия Цезаря. И только в августе 1798 года они с Дезире наконец-то поженились.

Через год у них родился сын. В духе возникшей в то время моды на викингов и вообще все скандинавское мальчика решили назвать Оскаром. И никому не пришло в голову, что это имя, весьма странно для Франции, оказалось ему дано неспроста. И сам Бернадот, конечно, ничем не связал его с давним гаданием мадемуазель Ленорман. А зря!

Честно сказать, предсказание Ленорман он вообще позабыл. Один раз только вспомнил о нем, когда 19 мая 1804 года получил маршальский жезл. Не королем он стал, а маршалом Франции. «Соврала гадалка», – усмехнулся Бернадот. Хотя тут же признался себе, что приятелям его она предсказала правильно: один уже давно стал бригадным генералом, да и второй, его тезка Жан-Батист Бессьер, теперь тоже маршал. Ну да и сам он не в обиде. В конце концов, дружки тогда заплатили гадалке за предсказания, а он не дал ни сантима. Вот, видать, она его и обманула…

Маршальский жезл звал в бой, благо возможностей проявить себя на полях сражений было более чем достаточно. Бернадот заслуженно получил от своих солдат прозвища Храбрец и Счастливчик – руководимые им войска одерживали одну победу за другой. Во время кампании 1806 года его корпус наголову разбил армию прусского генерала Блюхера. В плен взяли множество солдат и офицеров неприятеля, в том числе и небольшой шведский отряд под командованием полковника Г. Мернера, воевавший на стороне пруссаков. Но в отличие от других победителей маршал Бернадот повел себя исключительно вежливо и корректно в отношении к шведам. Он предоставил пленникам еду и одежду, обустроил, как мог, и впоследствии отправил на родину. Шведы были так удивлены и благодарны, что наперебой рассказывали соотечественникам о «благородном рыцаре Бернадоте». Рассказы распространились по всей стране, обрастая восторженными легендами. И когда больной и бездетный шведский король Карл XIII начал совсем дряхлеть, Государственный совет страны, созванный в 1810 году для решения вопроса о судьбе монархии, предложил ему, казалось бы, невероятное – объявить своим законным наследником ставшего столь популярным в Швеции Бернадота а для этого усыновить французского маршала. Недолго поразмыслив, король дал согласие. Ведь Бернадот был еще сравнительно молод, у него были высокие представления о морали и нравственности, он обожал свою жену. И что было самым удивительным– сын его носил имя легендарного древнего прорицателя-скальда – Оскара. Это ли не Божье предзнаменование?! К тому же, как замечательный военачальник, Бернадот всегда мог защитить страну, а как друг и даже родственник Наполеона, имел самого могущественного на то время союзника.

Услышав о таком предложении, храбрый маршал Франции задрожал, будто осиновый лист. И было от чего прийти в неописуемое волнение! Разве не говорила когда-то гадалка Ленорман о том, что ему суждено стать королевским сыном, а после и королем? Он-то думал, у бедняжки не все дома, а оказалось, она действительно может видеть будущее.

1810 год, 5 ноября — Бернадот был формально усыновлен шведским королем и стал регентом. При этом еще до смерти Карла XIII и официального вступления на престол в 1818-м стал проводить собственную внешнюю политику, необходимую прежде всего для своей новой родины. Он даже принял участие в военной кампании 1813–1814 годов на стороне антинаполеоновской коалиции. Узнав о переходе своего бывшего маршала на сторону противников, Наполеон не стал гневно осуждать его, а только вздохнул: «Я не могу сказать, что он изменил. Он просто стал, так сказать, шведским…»

И самое удивительное, что после той войны шведская армия никогда уже ни с кем не воевала. Так что военные таланты Бернадоту больше не понадобились, зато его знания европейской жизни и дипломатии оказались чрезвычайно полезными.

Конечно, он хорошо помнил, кому обязан столь невероятным «предназначением трона». Хотя награду, о которой говорила Ленорман, отправила в Париж Дезире. Наверное, сам новоявленный монарх уже постеснялся связываться с какой-то парижской гадалкой. Но его супруга выслала ей довольно значительную по тем временам сумму в 10 тысяч франков.

Под именем Карла XIV Юхана Бернадот правил Швецией 26 лет и умер на 82-м году жизни 8 марта 1844 года. Когда его тело стали обмывать, старая тайна вышла наружу – на руке увидели ту самую «крамольную» татуировку. Буквы были полустерты. Видно, Бернадот много раз старался избавиться от нее, но так и не сумел. Зато смог основать новую королевскую династию, которая до сих пор правит в Швеции и, между прочим, имеет самую лучшую репутацию.

 


 

Елена Коровина

ред. shtorm777.ru