Неведомое, наша реальность

Когда наша реальность искажена

Сомневайся.
Сомневайся в себе.
Сомневайся в том, что сомневаешься в себе.
Сомневайся во всем.
Сомневайся даже в том, что во всем сомневаешься.
Алистер Кроули. Книга Лжей

Существует множество случаев, при которых очевидцы видят не “инопланетных космонавтов”, а некие “мыслеформы”, которые довольно далеки от темы космической научной фантастики. Но, судя по всему, такие встречи надо также относить к области НЛО — или, по крайней мере, к работе неких “общих механизмов”.
Письмо от школьной учительницы из г. Уссурийска:

«…Дети — большие фантазеры. И не будь я сама очевидцем того, о чем буду рассказывать, я бы никогда им не поверила.
Несколько лет назад мы организовали культпоход в кино. Смотрели “Белого Бима”. Слез было море. Захотела я отвлечь ребят от тягостных переживаний и на выходные дни организовала турпоход. И вот расселись мы вокруг костра, ночь темная, ребята песни поют. И вдруг откуда ни возьмись собака. Причем абсолютная копия Бима из так потрясшей ребят картины. Все повскакивали, стали кричать: “Бим! Бим! Иди сюда!”. Кто-то за угощением псу побежал. Конечно, ничего другого, кроме сходства нашего гостя с собакой из кино, в голову никому не пришло.

Собака подошла и села неподалеку. Собака как собака — ничего необыкновенного. Один из учеников подбежал с миской и с фонариком в руках, который захватил, чтобы собрать угощение для нашего гостя. Свет фонарика упал на собаку. Был ясно виден круг ярко высвеченных кустов, в центре которого был пес. Что-то в этой картине было не так. И вдруг я поняла — в кругу не было тени собаки!

Сердце оборвалось и потихоньку начало опускаться вниз. Ребята продолжали уговаривать гостя подойти поближе, одновременно наполняя ему миску. Они не замечали отсутствие тени.
Неожиданно наступила тишина. Бим начал “таять” на глазах. Он становился все прозрачней и в конце концов совсем исчез. И только тогда раздался визг девчонок. Испуганы дети были всерьез. У меня тут же прошел паралич, и с двумя самыми стойкими ребятами мы бросились отпаивать и успокаивать остальных…

Что это было, я и сейчас не смогу дать ответ на давно не дающий мне покоя вопрос…».

Отсутствие тени является давно заезженным штампом в фильмах ужасов. Всякие голливудские сценаристы ужастиков вставляют это обстоятельство в картину. Но не понимают смысла отсутствия тени, как не понимают этого и не задумываются зрители, которые считают это частью вымысла сценариста.

Поверье исходит от реальных рассказов очевидцев, сталкивавшихся с призраком вампира или привидением. Не было тени и от Бима. Но самое любопытное: в ряде рассказов о встречах с “инопланетянами” очевидцы также отмечают, что у тех не было тени. Хотя это были вполне светоотражающие объекты — и летательный аппарат, и “пилоты”, совершившие странные, нелепые действия, забравшиеся обратно и растаявшие вместе с НЛО, подобно Биму.

Кто-то может фантазировать, что инопланетяне не имеют тени, потому как они из более развитой цивилизации и используют какой-то неизвестный эффект. Но такое “объяснение” не может объяснить отсутствие тени у Бима, призраков, привидений и в тысячах прочих случаев, которые уфологи не относят к уфологии.

Почему же объект, который отражает свет, не отбрасывает тени? Может быть, он не отбрасывает тени потому, что не является частью Мироздания, а является продуктом некоей временной материализации — не вполне материален.

Письмо от супругов Кузнецовых из Ленинграда. Журнал “Вокруг света” № 6 за 1990 год:

«Пишут вам супруги Кузнецовы, проживающие в Ленинграде. Девятого октября, в прошлом году, мы с женой решили поехать к нашему другу, в Карелию, в поселок Вяртсиля. В тех местах лес богат дичью, а я люблю охоту. Четырнадцатого октября я взял собаку и вместе с женой и знакомым лесником отправился на охоту. Время шло к полудню, когда жена захотела остаться на болоте собирать клюкву, а мы отправились дальше…

К семи часам вечера, так ничего и не подстрелив, стали возвращаться. Ружья оставались заряженными. Встретились с женой и направились напрямую через лес. По дороге она сказала, что, когда немного начало темнеть, увидала за болотом над полем отчетливое розовое свечение. Но мы ответили ей, что это, вероятно, жгли костры, так как знали, что где-то в том районе работают лесозаготовители.

Спустя 10–15 минут, когда проходили заболоченный участок, мы вдруг увидели в 7–8 метрах шарообразное тело, сплюснутое в нижней части, выбрасывающее очень яркие потоки розового света. Свет был неестественно мутным. Буквально через минуту из него одновременно появились или выплыли три огромные фигуры ростом не меньше двух с половиной метров. Руки длинные, на них множество пальцев, которые двигались. Головы относительно маленькие, а из глаз шло яркое свечение (или вместо глаз).

Мы были шокированы и стояли не шелохнувшись. Двое, не обращая на нас внимания, направились к стоящей в стороне сосне и начали обламывать на ней ветки, складывая их в какие-то большие колбы. Третий сделал несколько шагов в нашу сторону и вынул чем-то наполненную колбу.

Показывая на нее, старался нам что-то объяснить, издавая при этом звуки, напоминающие отрывистый свист ветра.
А тем временем моя собака и кинулась на него, но метра за два неожиданно исчезла. А у этого (даже не знаю, как его назвать) вырвался сильный шум, походивший на гудение высоковольтных линий. Мы втроем, даже не сговариваясь, кинулись бежать, причем в последний момент я сорвал с плеча ружье и попытался выстрелить, но выстрела не произошло. Позднее дома я проверил патроны, и на обоих капсюли были пробитыми. Когда мы бежали, я что-то кричал жене, но голоса своего не слышал.

Спустя сутки я отправился на то же место и нашел свою собаку. Живот у нее был вспорот, внутренности отсутствовали. Сосна, над которой зависал шар, была полностью обугленной. Там же я обнаружил “вырезанные” участки почвы глубиной 40–45 см на площади в 6 квадратных метров…».


Из письма Александра Михайловича Колпакова из Оренбурга:

«Я, бывший командир Красной Армии, участник обороны города Петрограда, инвалид Отечественной войны II группы.
То, о чем я расскажу, произошло в начале лета 1933 года. Ватага пацанов (человек 30 – 40) собралась в Протопоповской роще, находящейся в слиянии рек Урала и Сакмары, за мостом, который ежегодно временно строился после разлива. Там мы купались, собирали на лужайках в роще щавель, дикий лук и чеснок, поспевающие ягоды. В то время их было предостаточно. Ближе к вечеру купались вновь и гурьбой возвращались по проселочной дороге, пересекающей огороды, расположенные в низине у горы Маяк. Гора была частью возвышенности, поднимавшейся на 15 – 20 м. и тянувшейся до искусственных ледников у железнодорожной станции Оренбург, где загружались вагоны льдом для перевозки скоропортящихся продуктов.

Мы минули почти половину огородов, когда стало садиться солнце. Солнечный диск скрылся за верхушками лесных деревьев, когда за спиной послышалось сопение и цоканье копыт. Повернувшись, мы увидали высоко над опушкой леса, на другой стороне Урала, галопом мчащегося коня, раза в три превосходящего по размерам обыкновенного. На нем сидел закованный в латы всадник-великан. На поясе его висел меч в ножнах, левой рукой он держался за повод, в правой сжимал длинное копье, а лицо его было прикрыто забралом.

Все ребята бросили набранные за день ягоды и зелень, и, крича от ужаса, побежали что есть силы по дороге. А всадник, казалось, направлял коня так, чтобы перекрыть нам выход из низины. Он скакал над землей, как бы парил в воздухе, но стук копыт громко сопящего и фыркающего коня звучал так, будто подковы били по каменной мостовой.

Я, держа за руку братишку, бежал впереди всех. До подъема оставалось метров 300, не более. Мы пробежали их на одном дыхании, по тропинке вбежали на гору, где располагались несколько скирд со льдом, заваленных толстым слоем соломы и камышовыми тюками.

Лишь только мы оказались наверху, всадник исчез, не стало слышно стука копыт, сопения и фырканья коня. Сверху нам было видно, как остальные еще не добежавшие ребята оглядывались на небо и ускоряли бег. Тех, кто еще находился внизу, всадник продолжал преследовать. Но для каждого поднявшегося на гору он исчезал.

Когда все оказались на возвышенности, возбужденные и перепуганные, солнце зашло, все звуки стихли, ничто не напоминало о страшном видении. Больше никогда оно не повторялось. Но мы частенько вспоминали о небесном всаднике и его огромном коне.

Со временем увиденное мало-помалу стиралось из памяти. После мы повзрослели. И была война на которой погибли на поле боя многие из тех пацанов, что однажды на закате бежали от небесного воина. Из оставшихся в живых в Оренбург практически никто не возвратился, определившись по дальнейшей службе в других регионах страны. Из них, думается, тоже уже мало кто остался.
…Я пишу вам потому, что не хочу, чтобы увиденное в детстве чудо ушло вместе со мной. У меня нет свидетелей. Мой брат Виктор, которого в тот вечер я тащил за собой в гору, 1925 года рождения (на два года моложе меня), совсем мальчишкой погиб при форсировании Днепра. Кто жив из остальных — не знаю. Но верю, что если кто-то из оставшихся прочтет эту историю, обязательно отзовется и подтвердит.»

Для такого рода встреч исследователи придумали термин “хрономиражи”: дескать, это из-за какого-то провала во времени появляется образ древнего воина. Но, как видно из предыдущего случая, призрак пса Бима появился совсем не из какого-то “провала во времени”, а из переживаний о просмотренном кинофильме. Считать эти два случая “разными феноменами”, объяснять их “разными причинами” и “разными процессами” — кажется глубокой ошибкой.

…«В начале июня, часу во втором пополудни группа харовских ребят, возвращаясь с речки, увидела, как из ярких шаров вышли три безголовых “гуманоида” — существа черного цвета, похожие на роботов. Они появлялись возле кустиков на склоне конанцевского овражка и, пройдя на негнущихся ногах небольшой отрезок склона, исчезали…».

Вполне возможно предположить, что феномен видят только те, кто находится в фокусе внимания сил, его вызывающих. Здесь существует прямая аналогия с вампиризмом: призрак вампира видят только те, на кого обращен его фокус внимания. Для остальных же вещи вампира “двигаются сами по себе, без того, чтобы кто-либо видимый их трогал” — так писали вампирологи 250 лет назад во времена эпидемии вампиризма в Восточной Европе и на Балканах.

Степень “материальности” призрака вампира зависит от того, насколько много он “вычерпал” неких гипотетических “жизненных сил” из своей жертвы. Сначала его призрак достаточно условный. Вот, к примеру, один из рассказов о вятских “огненных змеях”, который записал Г.И. Попов в деревне Муша в 1926 году:

«В нашей деревне было. Ходил “огненный” к солдатке, а мужика-то забрали в солдаты в германскую кампанию. Она тужила, плакала об нем. Стали вдруг соседи-то замечать, что она-де разговаривает ночами неведомо с кем. Спрашивают: “Что, к тебе Коля ходит?”. А она молчит, так как он не велел ей ничего рассказывать. Слыхали ночью-то, как она хохочет. То было с ней на протяжении трех лет. Потом-то стала она немного рассказывать про Колю-то. Что он ходит ночью. Что обнимать себя разрешает не больно-то, спины у него вовсе нет, есть только грудь, а там идет яма. После он ее удавил. Позвали знахарку, та и говорит, что огненный ее удавил, почто не звали ее раньше-то. Она-де, может, и выправила бы ее, хоть и очень трудно, дак хоть попробовала бы выправить.».

Призрак еще в стадии своего формирования: “спины у него вовсе нет, есть только грудь, а там идет яма”. В дальнейшем, по мере того, как жертва чахнет, призрак вампира все больше обретает “силу материальности” в его искаженной реальности, в том числе даже увеличивается в размерах, становится выше своего естественного роста…

 


 

М.Герштейн, В.Деружинский

ред. shtorm777.ru