Неведомое

Неведомое приходит в нашу жизнь

• Рассказывает А. Евстратова (Ростов-на-Дону): «Произошло это в 1935 году вскоре после смерти моей матери. Уже настали сумерки, но еще все было хорошо видно… И вдруг во дворе возле небольшой кучки угля появился шар диаметром около полуметра, весь покрытый грязной, свалянной, длинной шерстью. А я в это время стою буквально в паре шагов от кучки угля. Шар не спеша ползет на вершину кучки. Ну, я, совершенно ошалев от страха и кричу: «Вот Господи, да что же это такое?!» И волосатый шар тут же исчез. При этом послышался щелчок, как при электрическом разряде.

А через 10 лет был еще один случай, когда мне также пришлось вспомнить Бога, — в тот день муж мой погиб.
Муж был по профессии врач-ветеринар. Он должен был вставить кольцо в нос свирепому бугаю-быку. Пошел он в степь — туда, где рядом с драчливым быком ждали его пастухи… И не возвратился.

Прождала я мужа до рассвета, наплакалась и в конце концов поняла, что его уже нет в живых. Убил его бугай-бык! Как стало светать начал смаривать меня сон. Вдруг слышу — открылась дверь, и заходит в дом муж — и походка его, и палочкой характерно постукивает по полу. Я вскочила радостно на постели, но тут мне на ноги навалилась какая-то чудовищная тяжесть и медленно поднялась по туловищу к горлу. Обхватила кольцом горло — и начало душить. Я только и сказала: «Вот Господи, да что же это такое?!». И к моему удивлению, тяжесть моментально испарилась с моего тела куда-то, а «муж», незримо вошедший характерной своей походкой в комнату, сгинул вместе с ней.
Это не муж домой возвратился, а его призрак приходил — вестник его смерти…».

• «Расскажу вам случай, о котором говорила мне моя мать, очевидец, — писала пенсионерка А.Гусева из города Череповца (Вологодская обл.)— Мама моя 1882 года рождения. А случай был в деревне Дмитровка (Московская обл.). Маме было тогда лет 10—12…

У соседа было двое сыновей, оба — женатые. И вот сосед захотел старшего сына, выселить из своего дома. Сын уходя в гневе сказал отцу: «Я тебе сделаю!» И сделал.
А началось вот что: вскоре по сеням, в горнице, по двору начался такой шум, будто табун лошадей мчится. Чего ни привезут из города к празднику — все, кто-то раскидает, перемешает… И с потолка стали сыпаться обрывки бумаги — да такой, какой в доме никогда сроду не было.

А сосед — хозяин дома — звали его все просто дедушка Иудей — все время ходил голодным.
В нашей деревне ели из общей большой миски. Все едят, а дед Иудей не может. Чуть черпнет ложкой из общей миски, поднесет ложку ко рту — а из нее все тут же разлетается в разные стороны в воздух!

Позвали в дом священника молебен отслужить, принесли иконы, установили их на лавки. Не успели оглянуться, а иконы — прыг! — и под лавку сами по себе спрятались. Священник начал молебен. И тут же в него полетело полено. Дьякон начал кропить помещение святой водой. Так эти невидимки накинули на него шубу. Потом «они» начали подбрасывать в воздух малолетних детей, находившихся в доме. И те, подлетев с воплями к потолку, звучно шлепались затем на пол. Взрослые спрашивали у них: «Ну что, больно ушиблись?» А те в ответ: «Нет. Совсем не ушиблись. Нам не больно».

Мама моя вспоминала: соберут они с подружками ягод в лесу и хотят угостить ими голодающего не по своей воле дедушку Иудея. А тот в ответ: «Мне нельзя». Девчонки говорят: «От нас можно. Мы — хорошие, мы — маленькие». И угощают его ягодами. А они из его рук летят в воздух, как картечь!.. Приехали как-то из Москвы трое ученых людей. Один из них и говорит: «Тебе, дедушка, нужно к врачу сходить. Надо бы полечиться». Не успел договорить, как в него полено полетело. После второе полено полетело — в другого приезжего из Москвы. И потом третье полено — в третьего приезжего. Дрова, что любопытно, летели точно торцом в них — как толстые стрелы, которые выпустили из лука. Все трое москвичей кинулись гурьбой из дома вон. Больше они в деревне не появлялись. Все это происходило на глазах моей матери. А когда дедушка Иудей от голода помер — все тут же прекратилось.


• А вот что местный священник рассказывал. Однажды вечером услыхал он голос:
— Хозяин, мы поживем у вас.
— Да ведь много детей у меня, — отвечал растерянный священник. — Шумно-то от них в доме…
— Да ничего страшного, — раздалось в ответ. — Мы немного на печи поживем.

И посыпались прямо с потолка на стол баранки, конфеты, печенье!
Невидимки жили в доме священника на протяжении двух недель. Они шумно сопели, вздыхали, ворочались с боку на бок на полатях на русской печи. Хозяева дома не раз заглядывали на полати, а там — никого нет! Между тем баранки и конфеты продолжали ежедневно сыпаться на стол с потолка.

Через две недели снова послышался знакомый голос:
— Ну, хозяин, прощай. Уходим далеко.
— Да живите еще, — радушно ответил священник. — Мне не жалко. Хлопот с вами нет никаких.
— Нет, хозяин. Дольше жить у тебя не можем. У нас срок вышел. А вот гостинцы наши ешьте в свое удовольствие. Это вас постоянно обвешивают в местной лавке, а обвешанное, у вас украденное все равно не идет в прок владельцам этой лавки. Так мы у них обвешанное отбираем и возвращаем по долгу справедливости вам.

Священник спросил:
— А кто же вы такие?
— Мы — проклятые люди, — ответили ему невидимки».

• Еще письмо — от А.Цветковой из города Коканда:
«Много лет назад, когда было мне 32 года, произошла со мной странная история.
Как-то раз уложила я детей спать, а сама легла много позднее — около полуночи. Не успела задремать, как услыхала сильный стук в окно. Подумала, муж вернулся в неурочное время с работы. Вскочила с кровати, открыла дверь — за ней никого. Я испугалась.

На следующий день легла спать где-то в это же время. На одной постели со мной спал мой малолетний сын. Вдруг почувствовала, что ребенок подскакивает на кроватной сетке, словно по ней кто-то снизу колотит, кулаками бьет! Включила свет, обыскала всю комнату — опять никого…

На третий день чувствую, как над моей головой стоит кто-то невидимый и шумно душит. Это опять было около полуночи. Неведомо кто ухватился за спинку кровати, на которой лежала я. А кровать была на колесиках. И вот стала она, подталкиваемая невидимыми руками, ездить туда-сюда по комнате на своих скрипучих несмазанных колесиках. Я вновь вскочила, включила свет, сразу же тишина в доме, «фокусы» прекратились.

На другой день заперлась я со страху вместе с детьми на ночь в чулане. Там была широкая кровать — все мы на ней поместились. В ручку двери чулана воткнула швабру, чтобы нельзя было открыть дверь с обратной стороны. Через какое-то время начался вдруг такой сильный стук по потолку, что с него на нас штукатурка посыпалась. Я включила свет — все сразу стихло. До утра свет не выключали.

На шестую ночь — то же самое… Я пошла к своей маме, которая жила на одной из соседних улиц, и рассказала ей все. А она говорит, — что, это домовой и ты спроси у него: «К худу или к добру?». Он ответит и уйдет, не будет больше приставать.
Так я следующей ночью и сделала. Переборола страх и, как мама учила, спросила.
В ответ низкий мужской голос сказал гулко: «К худу!».

Я пришла в ужас. Включила в комнате свет, обняла детей и до утра горько проплакала. Думала, что с детьми что-то плохое произойдет.
Но случилось другое: через пару дней мой муж ушел от нас… Вместе с ним сгинул и домовой, возвестивший «К худу!».

 


 

Алексей Прийма

ред. shtorm777.ru