Неандерталец

Кто такие неандертальцы?

Наша земля 50 000 лет назад

Во времена третьего ледникового периода очертания Европы были абсолютно другие, не такие, как сейчас. Геологи указывают на различия в положении суши, морей и береговой линии на карте. Обширные области к западу и северо-западу, покрытые в наши дни водами Атлантики, были тогда сушей, Северное море и Ирландское море — речными долинами. Ледяная шапка, которая покрывала оба полюса Земли, вытягивала из океанов огромные массы воды, и уровень моря постоянно понижался, обнажая обширные участки земли. Сейчас они вновь оказались под водой.

Средиземноморье тогда, возможно, было обширной долиной, находившейся ниже общего уровня моря. В самой долине находились два внутренних моря, отрезанных от океана сушей. Климат средиземноморского бассейна был, вероятно, умеренно-холодный. Регион Сахары, расположенный к югу, был тогда не пустыней с раскаленными камнями и песчаными барханами, а влажной и плодородной местностью.

Между толщей ледника на севере и Средиземноморской долиной и Альпами на юге простирался дикий тусклый край, климат которого изменялся от сурового до относительно мягкого, а с наступлением четвертого ледникового периода вновь стал жестче.

Продвижение ледника на юг достигло максимума в четвертом ледниковом периоде (около 50 000 лет назад), а потом этот процесс вновь пошел на убыль.


Первые неандертальцы

В более раннем третьем ледниковом периоде небольшие группы первых неандертальцев кочевали по этой равнине, не оставляя за собой ничего, что могло бы теперь быть свидетельством их присутствии (кроме грубо обтесанных первичных каменных орудий). Может быть, кроме неандертальцев, в то время жили еще и другие виды человекообразных обезьян, антропоидов, которые могли использовать каменные орудия. Это мы можем лишь предполагать. Очевидно, у них было множество различных деревянных орудий. Изучая и используя разнообразные куски дерева, они научились придавать желаемую форму и камням.

После того как погодные условия стали предельно неблагоприятные, неандертальцы стали искать укрытия в пещерах и расщелинах скал. Похоже, тогда они уже знали, как использовать огонь. Неандертальцы собирались у открытого огня на равнинах, стараясь не отдаляться очень далеко от источников воды. Они уже были достаточно разумными, чтобы приспосабливаться к новым, более сложным условиям. Что же до обезьяноподобных людей, то, как видно, они не смогли выдержать испытаний наступившего четвертого ледникового периода (самые грубые, плохо обработанные орудия уже не встречались).

Не только люди искали укрытия в пещерах. В этот период встречались пещерные львы, пещерные медведи, пещерные гиены. Человеку надо было каким-то образом выгонять этих животных из пещер и не пускать их обратно. Эффективным средством нападения и защиты был огонь. Первые люди не заходили в пещеры слишком глубоко, потому как не могли еще освещать свои жилища. Они забирались вглубь ровно настолько, чтобы возможно было укрыться от непогоды и хранить запасы пищи. Может быть, они заграждали вход в пещеру тяжелыми валунами. Единственным источником света, который помогал исследовать глубины пещер, мог быть свет факелов.

На кого охотились неандертальцы?

Таких огромных животных, как мамонт, пещерный медведь или даже северный олень, было очень трудно убить оружием, которое было у неандертальцев: деревянными копьями, палицами, острыми обломками кремня, сохранившимися до нашего времени.

Вероятно, добычей неандертальцам служили более мелкие животные, хотя при случае они, конечно же, ели и мясо крупных зверей. Нам известно, что неандертальцы частично съедали свою добычу на том месте, где им удавалось забить ее, а после забирали с собой в пещеры крупные мозговые кости, раскалывали их и ели. Среди различного костного мусора на стоянках неандертальцев почти не встречаются хребты или ребра крупных животных, но в большом количестве — расколотые или раздробленные мозговые кости.

Неандертальцы заворачивались в шкуры убитых животных. Вероятно также, что их женщины занимались выделкой этих шкур, применяя каменные скребки.

Мы также знаем, что эти люди были правшами, как и современный человек, потому как левая часть их мозга (отвечающая за правую сторону тела) больше, чем правая. Затылочные доли мозга неандертальцев, которые отвечали за зрение, осязание и общее состояние тела, были развиты довольно хорошо, в то время как лобные доли, связанные с мышлением и речью, были еще сравнительно невелики. Мозг у неандертальца был не меньше чем у современного человека, но устроен по другому.

Вне всякого сомнения, мышление этих представителей вида homo было не похоже на наше. И дело даже не в том, что они были проще или примитивней нас. Неандертальцы — это совершенно другая эволюционная линия. Вполне вероятно, что они абсолютно не могли разговаривать или произносили отрывочные односложные звуки. Определенно, у них не было ничего, что можно было бы назвать связной речью.

Как жил неандерталец

Homo neanderthalensis

Огонь в то время был настоящим сокровищем. Потеряв огонь, не так-то просто было развести его вновь. Когда в большом пламени необходимости не было, его гасили, сгребая костер в одну кучу. Разводили огонь, скорей всего, ударяя обломком железного колчедана о кремень над ворохом сухих листьев и травы. В Англии вкрапления пирита и кремня встречаются рядом друг с другом там, где соседствуют меловые породы и глины.

Женщинам и детям было необходимо постоянно следить за костром, чтобы пламя не погасло. Временами они уходили на поиски сухого валежника для поддержания костра. Это занятие постепенно переросло в обычай.

Единственным взрослым мужчиной в каждой группе неандертальцев был, вероятно, старейшина. Кроме него были еще женщины, мальчики и девочки. Но когда кто-то из подростков становился достаточно взрослым, чтобы вызывать ревность вожака, тот набрасывался на соперника и выгонял его из стада или же убивал. Когда вожаку переваливало за сорок, когда зубы стирались и силы оставляли его, кто-нибудь из молодых мужчин убивал старого вожака и начинал править вместо него. Для стариков не было места у спасительного огня. Слабых и больных в то время ждала одна участь — смерть.

Чем питалось племя на стоянках?

Первобытных людей как правило изображают охотниками на мамонтов, медведей или львов. Но маловероятно, чтобы первобытный дикарь мог охотиться на животное крупней зайца, кролика или крысы. Скорей кто-то охотился на человека, чем он сам был охотником.

Первобытные дикари был растениеядными и плотоядными одновременно. Они ели лесные и земляные орехи, буковые орешки, съедобные каштаны, желуди. Они также собирали дикие яблоки, груши, вишни, дикие сливы и терн, плоды шиповника, рябины и боярышника, грибы; объедали почки, где они были покрупней и мягче, а также ели сочные мясистые корневища и подземные побеги разных растений.

При случае они не проходили мимо птичьих гнезд, забирая яйца и птенцов, выковыривали соты и мед диких пчел. В пищу шли тритоны, лягушки и улитки. Ели рыбу, живую и уснувшую, пресноводных моллюсков. Первобытные люди легко ловили рыбу руками, запутывая ее в водорослях или же ныряя за ней. Более крупных птиц или мелких зверей возможно было поймать, подбив палкой или устроив примитивные силки. Не отказывался дикарь и от змей, червей и раков, а также от личинок разных насекомых и гусениц. Наиболее же лакомой и питательной добычей, без сомнения, были кости, раздробленные и растертые в порошок.

Первобытный человек не стал бы протестовать, если на обед у него оказалось мясо не первой свежести. Он постоянно искал и находил падаль; даже полуразложившаяся, она все равно шла в пищу. Кстати, тяга к заплесневелым и полузаплесневелым продуктам сохранилась по сей день.

В трудных условиях, движимые голодом, первобытные люди поедали своих более слабых сородичей или больных детей, которым случалось оказаться хромыми, уродливыми.

Каким бы примитивным ни показался нам теперь первобытный человек, его возможно назвать самым передовым из всех животных, потому как он представлял наивысшую стадию развития животного царства.

Как бы не поступали со своими умершими более древние палеолитические люди, имеются основания предполагать, что поздние homo neanderthalensis делали это по крайней мере с уважением к усопшему и сопровождали процесс определенным обрядом. Один из наиболее известных найденных скелетов неандертальца принадлежит молодому человеку, тело которого, может быть, даже намеренно было предано земле.

Череп человека и неандертальца

Скелет лежал в позе спящего. Голова и правое предплечье покоились на нескольких кусках кремня, старательно уложенных наподобие подушки. Рядом с головой находился большой ручной топор, а вокруг было разбросано много обуглившихся расколотых бычьих костей, будто оставшихся после тризны.

По Европе неандертальцы бродили, устраивали стоянки у костра и умирали на протяжении периода, растянувшегося на 100 тысяч лет или даже больше. Продвигаясь все выше по эволюционной лестнице, эти люди совершенствовались, напрягая свои ограниченные возможности. Но толстая черепная коробка словно бы сковывала творческие силы мозга, и до самого своего конца неандерталец так и остался низколобым, неразвитым существом.

Существует мнения ученых о том, что неандертальский тип человека, homo neanderthalensis, — это вымерший вид, который не смешивался с людьми современного типа (homo sapiens). Но многие из ученых не разделяют эту точку зрения. Некоторые доисторические черепа рассматриваются ими как результат смешения неандертальцев с другими типами первобытных людей.

Абсолютно ясно одно — неандерталец находился на совершенно другой эволюционной линии.

Последние палеолитические люди

Когда голландцами была открыта Тасмания, они обнаружили там изолированное от остального мира племя, которое по уровню развития почти не отличалось от человека времен нижнего палеолита. Тасманийцы не относились к тому же типу людей, что и неандертальцы: это доказывает строение их черепных коробок, шейных позвонков, зубов и челюстей. У них не было никакого родового сходства с неандертальцами. Они относились к тому же виду, что и мы.

Тасманийцы представляли из себя только неандерталоидную стадию развития в эволюции человека современного типа. Нет сомнений, что в течении многих тысячелетий (на протяжении которых только разрозненные группки неандертальцев были человеческими существами в Европе) где-то в других регионах планеты люди современного типа развивались параллельно с неандертальцами.

Уровень развития, оказавшийся пределом для неандертальцев, для других был только стартовым, у тасманийцев же он сохранился в первоначальном, неизменном виде. Оказавшись вдалеке от тех, с кем можно было бы соперничать или у кого можно было бы учиться, живя в условиях, не требующих постоянного напряжения сил, тасманийцы невольно оказались позади всего остального человечества. Но даже на этих задворках цивилизации человек не останавливался в своем развитии. Тасманийцы начала XIX века были гораздо менее неуклюжими и неразвитыми, чем их первобытные сородичи.

Родезийский череп

1921 год, лето — довольно интересную находку обнаружили в одной из пещер в местности Брокен-Хилл, в Южной Африке. Это был череп без нижней челюсти и несколько костей нового вида homo (родезийского человека), промежуточною между неандертальцем и homo sapiens. Череп только слегка минерализовался; как видно, его владелец жил всего каких-то несколько тысяч лет назад.

Обнаруженное существо напоминало неандертальца. Но строение его тела не имело специфических неандертальских характеристик. Черепная коробка, шея, зубы и конечности родезийского человека почти не отличались от современных. О строении его ладоней нам ничего не известно. Но размеры верхней челюсти и ее поверхность показывают, что нижняя челюсть была очень массивная, а мощные надбровные дуги придавали их владельцу обезьяноподобный вид.

Очевидно, это было человеческое существо с обезьяньим лицом. Оно вполне могло протянуть до времени появления настоящего человека и даже существовать параллельно с ним в Южной Африке.

В нескольких местах Южной Африки были также обнаружены останки людей так называемого боскопского типа, очень древних, но насколько — пока достоверно не установили. Черепа боскопских людей больше были похожи на черепа современных бушменов, чем на черепа каких-то других, живущих теперь народов. Не исключено, что это самые древние из известных нам человеческих существ.

Черепа, найденные в Вадьяке (на Яве), незадолго до находки останков питекантропа, вполне вероятно, могут заполнить промежуток между родезийским человеком и австралоидными аборигенами.

 

 


 

Уэллс Герберт

ред. shtorm777.ru