Мышеловка для грешников

В мышеловке

Возвратившись с кухни, Ян Бублинский понял, что его вновь обокрали. Кусок сыра с бутерброда исчез. Он даже заметил мерзкое серое тельце, скрывшееся в щели, и разумеется кинул в него тапок, и, разумеется, не попал. Дом кишел ненавистными тварями. Ах, если б Ян мог знать об этом, снимая у набожной старушки дачу на все лето, да еще за такие деньги! Разве согласился бы он? А теперь пойди ее сыщи? Сказала, что появиться лишь осенью и оплату всю вперед взяла. Он вздохнул и решил вести войну против мышей самостоятельно. В поселковом магазине Бублинский купил 30 мышеловок и полкило дешевого сыра.

На протяжении всего дня он расставлял убийственные механизмы по дому и в конце концов, добрался до подвала, в который еще не успел ни разу заглянуть. Осветив фонарем крохотное помещение, пропахшее отсыревшим деревом и плесенью, Ян увидал разбегающихся по щелям грызунов. Твари проворно прятались по углам и Бублонский, с хищной ухмылкой на лице, торжествовал, поняв, что отыскал главное логово паразитов. Завтра его ожидал сбор трупов и победное их сожжение во дворе.

Расставляя мышеловки, он наткнулся на запыленный сундук, который стоял в углу подвала. Сразу было видно, что сундук очень древний и, даже может быть, очень ценный. Бублинский, осторожно стер с крышки пыль, и увидал на нем инкрустированные камнями и позолотой кресты в великом множестве. Были тут и христианские, и иудейские, и православные, кельтские и тамплиерские, и даже свастика и древнеегипетский Анх.

И стало ему понятно, что сундук этот, конечно, редкий потерянный религиозный артефакт. Он осторожно открыл крышку, которая оказалась тяжелой, будто гранитная плита, и посветил внутрь сундука. Луч фонаря рассеялся в темной воде, которой сундук был залит до краев. Бублинский всмотрелся в глубину, и показалось ему, словно смотрит он в трюм громадного корабля, затонувшего в океане. Дно его было усеяно монетами и сокровищами и даже диковинных рыб, проплывающих стаями, разглядел он в полумраке.

– Во, дела! – воскликнул он, не понимая, как такое может быть, и считая, что это только лишь визуальный обман, закатал рукав и опустил руку в прохладную воду, стараясь коснуться дна. Тут неведомая сила ухватила его за конечность и утянула в сундук, только брызги полетели во все стороны.

Неведомая сила тащила его в глубину, словно гирю привязали к голове. Он понял что погиб. Спасения не было. Тут увидел он, что монеты и сокровища, рассыпанные на дне, только казались ему таковыми, а на деле это старый ненужный хлам и мусор, подсвеченный таинственным светом. Весь мираж был ловушкой, и уже почти теряя сознание, Бублинский понял, что попался, как глупый карась попадается на блесну. Но тут что-то произошло. На самом дне увидал он вихрь взметнувшихся песчинок и пузырьков. В эту воронку и стало тащить его с новой силой, всосало и выплюнуло мокрого и жалкого на деревянный, крашенный желтой краской, пол.

Пол слегка покачивался. Ян, отплевываясь, принялся тереть глаза и увидел, что находиться он в небольшом вагончике без потолка, с деревянными сидениями и мутными стеклами, за которыми мелькает серая размытая каша. Тусклые бра освещали вагон, и он увидал, что не один. Тут было несколько неизвестных ему людей: старушка в черном платке и траурном платье, мужчина в белом халате, молодая девица распутного вида, нищий с косматой рыжей бородой в рванине, и священник в помятой и пыльной рясе. Все смотрели на Бублинского с любопытством.

– Где я? – спросил он дрожащим голосом.

– А как вы сюда попали? – ответил ему вопросом на вопрос тот, что был в халате.

И Бублинский, заикаясь, рассказал как.

– Правду говоря мы и сами не знаем. Получается, что все мы попали сюда абсолютно различным образом. К примеру, я прямиком из больничной палаты, женщина, – он кивнул на старуху, – из церкви, девушка Юля снимала деньги в банкомате с чужой карточки. Он ее и проглотил, а святой наш молчит, – ехидно улыбнувшись, он подмигнул священнослужителю, – зато, когда его сюда вышвырнуло, вместе с ним посыпалось и это, – и попавший из больницы, показал пальцем за спину Яна. Бублинский оглянулся и увидал на полу россыпь порножурналов, презервативов и несколько совсем уже непристойных муляжей известных органов.


– А этот? – Ян указал на бродягу, одиноко грызущего в углу семечки.

– Он глухонемой. Но я думаю, он кого-то ограбил и его за это сюда. В общем, все мы попали за свои страсти или грехи. Как мыши в мышеловку.

При этих словах Бублинского передернуло.

– Что же это за место и куда мы едем?

– На суд божий, – сказала жутким голосом старуха. Священник при этих словах вздрогнул и с ужасом посмотрел на кучу журналов.

– Да бросьте вы чушь пороть, – сказал девица, – это какой-то эксперимент правительственный.

– Или нас похитили пришельцы, – рассмеялся тот, что был в халате.

– А что это вы такой веселый? – изумился Ян. Он встал и посмотрел вверх. Ничего не было видно. Непроглядная тьма высилась над вагоном, словно он смотрел в небо без звезд. Вагон шел медленно, так казалось, хотя определить это было сложно.

– Меня Денис зовут, – представился мужчина.

– Может быть, вам что-то известно? – проницательным взглядом впился в него Бублинский.

– Нет, к сожалению, но я уверен, что ничего хорошего нас не может ждать.

– Так вам что же, все равно?

– Понимаете, у меня последняя стадия рака. Мне недолго осталось. А, возможно, я уже того. Как и все вы, – он осмотрел компанию, – потому да, мне нечего бояться.

– То есть вы хотите сказать, что все мы умерли? – оживился вдруг священник.

– А почему бы и нет? Это многое может объяснить. Хотя у меня есть версия, что все мы, перед тем как попали сюда, совершили нечто по-своему кощунственное. Ну, с вами святой отец все ясно – эротомания при таком сане – грех. С девушкой Юлей также – воровство, я во все клятые поливал грязью все силы небесные и богов за свою болезнь – богохульство, бомж преступник – это очевидно, он сюда с ножом и дамской сумочкой свалился, а вы, – обратился он к Яну, – соблазнились чужим добром. А вот престарелая дама?

Все обратили взгляды на старуху. Та, ощутив внимание, сжалась и уставилась в мутное стекло вагона.

– Я ничем перед богом не грешна, – заявила она.

– И все же расскажите свою историю.

– Нет у меня истории. Я мужа похоронила три дня назад.

– А как он умер? – Ян всмотрелся в лицо старухи, и ему оно показалось смутно знакомым.

Старуха сделалась бледной и губы ее начали дрожать.

– Это не ваше дело. У него было больное сердце.

– Постойте, постойте, – вскрикнул Ян, – да ведь вы та самая «черная вдова», жена режиссера Жминского»! Я читал о вас в газете! Предполагается, что вы же его и отравили.

– Это ложь! – закричала старуха.

– Ну, вот все и сложилось, – обрадовался Денис, – убийство! Итак, господа все мы тут грешники.

– Но, постойте, – запротестовал Бублинский, – одно дело убийство, другое – грабеж и совсем третье любопытство. Я совсем не собирался ничего красть! Я попросту открыл этот чертов сундук.

– А вы думаете, им это важно? – усмехнулся Денис, кивнув куда-то наверх. – Да им все равно. Мы для них, возможно, лишь расходный материал, тараканы, грызуны, которые мешают.

При этих словах Бублинского вновь передернуло. Он вспомнил, как расставлял свои ловушки и что собирался сделать с проклятыми паразитами. Теперь он сам чувствовал себя попавшим в мышеловку.

– Да есть тысячи людей на свете, которые каждый день грешат, совершают такие вещи ужасные, душегубы, насильники, миллиардеры, по вине которых страдают народы! Наши грехи в сравнении с их деяниями, детская проказа, – воскликнул Ян.

– Согласен. Но видимо именно мы каким-то образом наткнулись на те самые нити и… – но договорить он не успел. Ян увидал, как в вагон из бездны непроглядного неба втекла похожая на черную ртуть субстанция. Она схватила Дениса и в секунду всосала в себя, стремительно возвратившись ввысь. Все в панике рассыпались по углам. В вышине послышался нечеловеческий крик и хруст ломающихся костей. Бублинского обдало ледяным ужасом. Он задрожал и увидал, что субстанция возвращается. Теперь она потянулась к бродяге, который жалостливо замычал и ухватился за спинку сидения. Черная ртуть трансформировалась, став похожей на гигантскую голову питона, раскрыла пасть и проглотила несчастного.

Девушка Юля начала визжать и упала на пол, а Ян подумал, что от страха сейчас сойдет с ума. Он кинулся к сидениям, вспрыгнул на спинку, и, ухватившись за край вагона, подтянулся. Его ударило потоком ветра. Он понял, что скорость движения колоссальна, а еще он увидал, что состав поезда в обе стороны тянется бесконечно. Тысячи таких же вагончиков неслись навстречу яростному пламени, похожему на кровавое солнце. От этого солнца отрастали сотни щупалец, которыми оно беспрерывно вытаскивало из вагончиков человеческие корчащиеся в панике фигурки и затягивало в себя.

Бублинский прыгнул за борт, понимая, что спасения ждать не откуда, но и ждать участи, как другие он не в состоянии. С силой его ударило и понесло по гладкой скользкой поверхности. Резкая боль пронзила плечо, и он понял, что сломал руку. Он поднялся и побежал прочь от поезда в неизвестность, поскальзываясь и падая. Он бежал, ничего не видя перед собой, и ему казалось, что некие тени тянутся следом. Вдруг он увидал впереди слабый свет, выбивающийся из-под земли. Подбежав, увидел неровную, в форме лужи поверхность, словно затянутую льдом. И сквозь этот лед виднелось небо. Голубое и безмятежное. Прижавшись к ледяной мутно-прозрачной поверхности, он разглядел улицу и идущих по ней людей. Ракурс был странный. Ему показалось, что люди идут по потолку, что весь мир перевернут вверх тормашками.

И тогда он стал изо всех сил колотить руками лед. Но тот был слишком прочный. Ян услыхал, как из тьмы за его спиной с мерзким свистом и хлюпаньем приближается черное щупальце. Он перевернулся на спину и увидал освещенное светом ледяной лужи черное жало, которое было готово вот-вот проткнуть его. В последний миг он успел рывком отпрянуть, и черное жало пробило лед. В темный и сырой мир полился жгучий свет. Осколки льда, нарушая все законы, полетели ввысь. И тут же лужа принялась затягиваться. Но Бублинский успел подползти и влезть в нее.

Он лежал посреди улицы, мокрый и грязный, люди испуганно обходили его жалкого и дрожащего, свернувшегося, как пес. Его трясло. Он не знал, куда его вынесло, что это был за город и место, но он понимал, что невероятным образом ему удалось выбраться из самой жуткой человеческой мышеловки.

 


 

М.Бочкарев

ред. shtorm777.ru