Мистика в реальной жизни

Мистика в реальной жизни

Кухня параллельного мира

Алексей Бысько, на момент рассказа — пресс-секретарь Московской городской думы:

— История, конечно, мистическая, абсолютно необъяснимая. Ну то есть я смог бы ее объяснить, но для этого необходимо строить гипотезы о параллельных мирах. Хотя почему бы и нет?..

В то время я работал в журнале «Россия молодая». Заболел и на работу не пошел. Сейчас не вспомню, то ли грипп у меня был, то ли ОРВИ, а, может, ОРЗ, да не в этом дело… Лег поспать на диван. А проснувшись, закутался в халат, которым укрывался во сне, и полусонный пошаркал в тапках на кухню. Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп…

Зашел на кухню и вижу… То есть в том-то и дело, что не увидел— не увидел того, что должен был бы увидеть: кухня — пустая! В ней нет мебели. Нет ни стола, ни холодильника, ни табуреток, ни шкафчиков… Ничего! Мгновение спустя я понял, почему нет мебели: на этой кухне делался ремонт, потому всю мебель вынесли. Стены и рамы свежеокрашенные — в нос мне ударил запах свежей краски.

Одна-единственная вещь «из мебели» находилась на кухне — часы-ходики. Они висели на свежеокрашенной стене. Тик-так, тик-так… И потому как мебели-то нет, на кухне — акустика пустого помещения. Гулко стукают ходики — звуки не гаснут в мебели, а отражаются от стен. Ну, такое бывает, когда из комнаты всю мебель вынесешь, гулко становится, эхо получается.

Открытая форточка. Почему она открытая, я сразу понял: чтобы запах краски выветрился. И потому как форточка открыта, с летней улицы раздаются крики играющих на детской площадке детей.

И вот я стою и смотрю на все это. Не знаю, надо ли объяснять, что я не делал никакого ремонта на кухне! Я никуда не выносил мебель. Не красил стены! И часы-ходики на стене не мои. Однако все это я вижу. Слышу. Обоняю.

Одуряюще пахнет краска.
Гулко стукают ходики.
Со двора слышны детские крики.

Что это?.. В полном отупении я возвратился назад в комнату и увидел. Увидел то, чего не заметил, спросонья встав с дивана. В комнате стоит три кресла. Третье не мое.

Что мне надо было делать? Что бы вы сделали на моем месте?

Я лег спать. И скоро заснул, потому что температурил. А когда проснулся, сразу же, естественно, отправился на кухню. Это была моя кухня! Без ремонта, но с мебелью. Я считаю, что существует множество параллельных миров. И иногда в каких-то особых состояниях — к примеру, во время болезни, мы можем попадать в них. Не знаю, вместе с телом или только одним сознанием. Но с того времени меня преследует одна мысль: а в том ли мире я проснулся во второй раз?..

Хищные существа

Произошла эта мистическая история, летом в дальневосточной тайге. Рассказчик — работник НКВД — вместе с двумя оперуполномоченными К. и Л. возвращался со спецзадания по тайге к месту, где их ожидали с лошадьми трое других уполномоченных.

Еще приближаясь к зимовью оперов насторожила тишина. Она была какой-то давящей, гнетущей. В чем состоял этот «гнет», служивые определить не смогли. (Думаю, в том, что в окрестностях зимовья не было слышно обычных таежных звуков, естественно входящих в понятие «тишина», — пения птиц, к примеру).

Тишина эта самая заставила оперов предположить, что на зимовье налетели бандиты, потому служивые рассредоточились и начали заходить к зимовью с трех сторон.

Бандитов они не обнаружили, но было обнаружено нечто похуже. У коновязи не было лошадей (лишь обрывки поводьев), а в 3-4 метрах от зимовья лежали два скелета. И не просто лежали, их покрывала какая-то шевелящаяся масса, имеющая, по словам рассказчика, «структуру зернистой икры или кучки ягод». Более всего эта шевелящаяся масса была похожа на скопище насекомых, но состояла как бы из бусинок «неправильной формы» темно-рыжего цвета.

При приближении рассказчика эта масса пришла в движение, снялась со скелетов и в виде полотнища стала уходить в лес со скоростью бегущего человека. При этом был слышен шелест хвои, по которой передвигалось таинственное создание (создания). Автоматная очередь, выпущенная опером по объекту, никакого видимого эффекта не произвела. Площадь «полотнища» была равна приблизительно одному квадратному метру. После ухода объекта некоторое время ощущался странный запах, который оперуполномоченный потом даже сравнить ни с чем не смог.

Преследовать это опер не рискнул. И, наверно, правильно сделал, потому как то, что оно сотворило с тремя его товарищами (третий скелет позднее был обнаружен в избушке), представляло из себя зрелище необычайно жуткое. Вся мягкая органика — мясо, одежда, кожа ремней и сапог — исчезла. Оставались металлический портсигар, эбонит, стекло, голые человеческие кости.

Картина вырисовывалась такая: лошади, в ужасе оборвав поводья, сбежали. А люди были съедены заживо, не успев ни разу выстрелить (порохового нагара в стволах погибших не было).

Коллега рассказчика — оперуполномоченный Л. — был корейцем, из местных. Так он от увиденного бился в припадке, а успокоившись, сообщил рассказчику, что об этих хищных существах местное население давно знает, только встречались они в последнее время все реже и реже. Местные даже считали их вымершими. Ан нет! Не только не вымерли, но и самым непосредственным образом съели трех чекистов с сапогами.


Под крылом… иной мир

Была гроза. Молнии лупили, как оглашенные, стрелка на компасе выплясывала, не зная, куда бы ей указать своим острым жалом. Струи дождя заливали фонарь кабины пилота, бомбардировщик кидало так, что казалось, он вот-вот развалится. Летели практически наугад, моля Бога о том, чтобы хватило горючего. По ощущению и по времени должны были уже пересечь фронтовую линию и лететь над своей территорией. А горючка тем временем подходила к концу. И вдруг все закончилось.

Самолет ухнул вниз, и шум грозы стих. Никакой грозы больше не было. Над головой было ясное небо и звезды. А внизу горел огнями огромный город. Летчики сразу поняли, что находятся не в Советском Союзе. Ну какой город в 1944 г. рядом с линией фронта мог так полыхать? Немыслимо! На окна тогда вешали плотные шторы. По улицам ходили патрули, наблюдая за домами, из окон которых пробивались лучики света — следили за соблюдением светомаскировки. В войну все города в радиусе действия вражеской авиации в безоговорочном порядке на ночь погружались во тьму. И не только в СССР — во всех воюющих странах.

Да и не было в том районе никакого большого города!

Но город был. Внизу сияло море огней — не только дома призывно светились окнами, но и уличное освещение работало! По улицам двигались, освещая дорогу фарами, машины. Больше того — многие дома даже подсвечивались снизу прожекторами! Разноцветными огнями сверкала неоновая реклама. Так и хотелось сбросить бомбу.

Справа текла широкая река, а на ней три острова — один большой и вытянутый, два других поменьше и покруглей. Острова между собой и с берегами соединялись освещенными мостами. По реке плыл, сияя огоньками, прогулочный кораблик. Город был огромный — его огни терялись за горизонтом.

Слышался мерный шум винтов, бомбардировщик кругами летал над городом, шокированный экипаж молча смотрел на необъяснимую картину. Где они? И как здесь оказались? «Ведь не может быть такого, что троим снится одно и то же!» — нарушил молчание командир. Подавленный экипаж с ним был согласен.

Они летали так в течении нескольких минут, наблюдая за жизнью ночного мегаполиса, а потом вновь произошло это самое «вдруг». Слева по борту в небе вдруг появились зеленые огни. Они образовали гигантский равнобедренный треугольник, одной вершиной стоявший на земле, а основанием быстро двигающийся к самолету. Вот он уже совсем близко. И — р-раз! Будто муху в кулак поймали. И тут же отпустили. Но уже в другой комнате.

Над бомбардировщиком вновь было хмурое небо, под ним — темнота. Дождь уже заканчивался. Вместе с горючим. Стрелки указателей топлива неумолимо приближались к нулю, потому командиром было принято решение искать место для аварийной посадки. Снизившись, прошли на бреющем над железнодорожной станцией с характерной водонапорной башней. Станцию эту командир узнал — отсюда до их аэродрома было примерно 50 км.

Приземлились на лугу удачно, даже шасси не подломили. В полку, разумеется, о происшедшем никому ничего не рассказали. Объяснили, что отбомбились в заданном квадрате, а на обратном пути угодили в грозу, потеряли ориентировку, выработали горючее, пошли на вынужденную. Обычное дело…

Призрачные всадники ночи

Эту мистическую историю рассказал Александру Бушкову старый работник СМЕРШа. А ему, в свою очередь, — пленный немецкий майор из Абвера. В жизни майора этот случай был единственный необъяснимый феномен — никогда ни до, ни после той ночи немец ни с чем подобным не сталкивался, он прожил самую обыкновенную жизнь. Если бы не тот случай, так просто банальную.

Это было лето 1941 года, когда немцы безостановочным маршем пересекали Среднерусскую равнину. Пересекали так стремительно, что иные даже отставали, не успевая за передовыми отрядами. Так вот и водитель нашего немца сбился с дороги.

Уже начинало темнеть, а немецкий вездеходик, в котором находились лишь майор да водитель, все плутал по лесным дорогам. Временами они останавливались, глушили мотор и прислушивались. Ночью звуки разносятся далеко, вот и хотели немцы услышать своих — шум танковых моторов, к примеру.

Ночь была звездной, теплой, тихой. И вот стоят в очередной раз майор и водитель, вылезши из своего броневичка, прислушиваются. И тут увидели, как из-за поворота дороги, освещаемые луной, выезжают всадники. Прекрасно! Обрадовались немцы: какие еще всадники могут быть в глубоком немецком тылу, кроме немецких? Ясное дело, свои. Всадники тем временем приближались.

И вдруг майор забеспокоился. Что-то необыкновенное, что-то неправильное было в этих всадниках. Во-первых, все всадники были в буденовках, а поперек шинелей у них виднелись красноармейские «разговоры». Но немец встревожился не из-за неожиданного появления противника, а потому что было и «во-вторых»: всадники скакали абсолютно бесшумно!

Не было ни стука копыт. Ни звяканья сбруи. Ни фырканья коней. Ни человеческих голосов.

Безмолвные всадники были уже совсем рядом. Они не обращали никакого внимания на машину и двух застывших немцев. Всадники ехали мимо броневичка и сквозь них просвечивали звезды и темный ночной лес.

Призрачные всадники проскакали мимо, а майор с водителем впрыгнули в вездеход свой и дали с этого места такого деру. Потому что красные — это реально и объяснимо, это просто противник. Но вот призраки красноармейцев напугали немцев до холодного пота.

Две луны

Анатолий Столяров, корреспондент газеты «Челябинский рабочий»:

— Эта таинственная, ничем не объяснимая история произошла с нами во время утиной охоты на казахстанском озере Улькун-Бурли (100 км южней Троицка). Стояла теплая середина сентября, когда еще камышовые джунгли темно-зелены и свежи, а местные утиные стаи многочисленны и неразбиты. Охота была легкой, азартной, и мы до самой темноты засиживались в скрадках.

Тем вечером я встал на большом плесе в особенности удачно, стрелял ловко, слева и справа слышал одобрительные реплики друзей, птицы падали на виду, легкий ветерок подгонял их прямиком к моему скрадку.

Когда над озером оплавилась луна и с печальными басовитыми криками залетали выпи, мы выбрались из камышей и поплыли к стану. Тихая бархатная ночь, по-южному яркие россыпи звезд, мирный неторопливый гомон засыпающего на берегу большого села Бурли.

Мы чуть поплутали в лабиринте камышовых проходов, но яркий огонь костра, разожженного на становище моим другом Володей, еще до темноты выплывшим на берег, помогал двигаться верным путем. Андрей, Шура и я вытянули лодки на песок, взяли ружья и связки дичи, направились к огню.

— Ой, мужики! — внезапно ахнул за спиной Шура. — Смотрите, диво-то какое!

Мы обернулись и… оторопели. В небе над конусной крышей далекой сельской водонапорной башни стояли две здоровенные и абсолютно одинаковые луны. Впрочем, нет. Вон та, что правей, особенно желта, а по ее диску в броуновском движении помаргивают искорки — точно как огоньки электро сварки.

«Желтая» луна начала раздуваться, «огоньки сварки» побежали быстрей, диск сделался мертвенно-белым, распух до невероятных размеров: его верхний край ушел в зенит, нижний лег на линию горизонта. Было что-то абсолютно дикое, фантасмагорическое в этом зрелище. Сзади, над обмершим селом, в полнеба стоял день, впереди также в полнеба зловеще ворочалась ночь, и свет не мешался с тьмой.

— Что это? — подавленно сказал Андрей. — Не ударить ли нам дуплетом по этим крутящимся огням? У меня и картечь для такого случая найдется.

— А возможно, это война? — сказал Шура. — Грохнули где-то над Челябинском водородную бомбу.

— А может, обычный запуск ракеты?

Я возразил: не раз видел ночные запуски баллистических ракет, они не обращали ночь в день.

Над степью, над озером, над селом воцарилась полнейшая тишина, и только наши тихие голоса звучали одиноко и чуждо в этом омертвелом черно-белом мире, не имеющем теней.

Не знаю, сколько времени продолжалось это фантастическое действо. Но только гигантская луна стала понемногу меркнуть, сжиматься, «сварочные огоньки» начали гаснуть. А когда над конусом далекой водонапорной башни снова засияла одна луна, все село вдруг ожило: разом заревели коровы, загомонили гуси и куры. В озере поднялись на крыло, истошно закричали стаи уток.

Мы так и не смогли сомкнуть глаз той ночью, тревога и ощущение невероятного безжалостно кромсали души. Село также лихорадили бессонные звуки. А утром мы, не сговариваясь, высушили лодки, уложились и, так и не оправившись до конца от пережитого, отправились домой.

Ощущение пули

Дмитрий Поляков, работает охранником в магазине «Библио-Глобус»:

— Вот вы не верите в мистику, а я сам был этому свидетель. Точней, со мной все это произошло.

…Я служил на Кавказе, во внутренних войсках, в спецбатальоне. Нас учили в том числе и психологи — как по внешнему виду отличить бандита от мирного жителя, как определить, где человек спрятал оружие. Короче, спецбатальон есть спецбатальон.

И вот как-то ночью. Спали мы в палатке… большая палатка такая. Я лежал на втором ярусе.

Проснулся за секунду до обстрела, будто почувствовал что-то. Открыл глаза. И тут палатку стали прошивать очереди. Сразу же поднялась суета, бойцы внизу начали вскакивать, хвататься за автоматы. А я решил чуть переждать у себя на верхнем ярусе — ну просто, чтобы на людей суетящихся сверху не прыгать. Лежу, жду, пока внизу место освободится. А палатку не перестают прошивать насквозь пули, осколки.

И вдруг я почувствовал слева… ну, это сложно описать — будто дуновение некое. И почему-то убрал голову — упал обратно на подушку. И тут же там, где только что находилась моя голова, прошла пуля, пробив брезент палатки.

После я спустился вниз. И направился к выходу. У меня было очень странное состояние. Я шел между пулями, будто чувствуя их. Когда было надо, я останавливался, когда нужно — шел вперед. Впереди меня пролетали пули, и сзади также, передо мною и за моей спиной падали и кричали люди. А я шел среди прошивающего палатку металла и… нет, ни о чем не думалось, попросту было ощущение, что пули в меня не попадут. Что я их чувствую — своевременно ускоряю движение, своевременно останавливаюсь. И прохожу между их смертельными трассами.

Потом, когда я уже возвратился домой, выяснилось, что как раз в это время мама моя была в церкви и молилась за меня…

Бойцы невидимого фронта

…1941 год. Выходили из окружения. Сбились в один отрядик солдаты из различных частей и по лесам, по лесам упорно шли на восток — спасались от немецких концлагерей, к нашим спешили.

Кругом немцы, а эти семь человек идут и идут себе чащобами, держась подальше от дорог. Однако как-то раз угодили ребята в мышеловку. Вышли из редколесья прямо к полю. Впереди, за полем — опять лес спасительный шумит. Но чтобы до него дойти, по этому самому полю необходимо пройти. Поле пересекает небольшая речушка. Через нее мостик перекинут деревянный. А у мостика — патруль немецкий. На двух мотоциклах с колясками. На колясках, как положено, пулеметы. Возле — 5 автоматчиков.

Идти нельзя!

Но и не идти через поле, ждать ночи также нельзя: сзади по редколесью уже откровенно тарахтят мотоциклы надвигающихся фашистов. Еще немного — и обнаружат безоружных солдат. И вместо радушного советского концлагеря отправят в чужой, насквозь враждебный.

И вот тут один солдат сказал: «Прорвемся! Я сейчас первый пойду, а вы следом за мной. Они нас не увидят. Я им глаза отведу». А сам отломил ветку, разломил ее на 5 палочек по числу немцев, воткнул палочки в землю, выровнял и стал что-то нашептывать. С напряжением так шептал, у него даже лицо изменилось.

А после вдруг встал и сказал: «Пошли!»

И они пошли. Первым этот мужичок, позади все остальные. Шли по лугу в полный рост прямо на немцев. Впереди мужик тот шел, он подходил к немцам все ближе и ближе, а те как ни в чем не бывало беседовали друг с другом и в упор не видели приближающегося красноармейца.

Так и прошли миновав патруль по мостику и дальше — в лес. А там уже чесанули. При этом совсем рядом с фашистами прошли. Блеск немецких глаз видели, запах пота чуяли. А немцы, не переставая болтать на своем гортанном языке, проходящую мимо них семерку перепуганных красноармейцев не увидели. Глаза им колдун отвел.

Телепортация

Эта мистическая история произошла с профессором Гулиа в 1980-х годах. Жил тогда профессор на Таганке, а любовница его — в Крылатском. И отправился Гулиа к ней встречать Новый год, находясь в изрядном подпитии. Получилось так, что профессор со своей любовницей поссорился. Дама ударила профессора веником и начала его выпроваживать. И тогда, чтобы остаться, профессор надел шубу и прямо в одежде залез в наполненную ванну. Расчет его был простой: в 30-ти градусный мороз дама не выставит за порог мокрого человека. Потому как в 30-ти градусный мороз мокрый и пьяный человек может замерзнуть и умереть.

Однако профессор недооценил женского жестокосердия. Эта сука Гулиа таки выперла! За 15 мин. до Нового года! Без денег! Далеко от метро! На абсолютно пустую, ввиду Нового года, улицу.

Мороз прихватил мокрую шубу, профессор присел на лавочку и забылся.

Пришел в себя он, лежа на полу, на половичке в коридоре своей квартиры на Таганке. С шубы стекала на пол теплая вода, по радио был слушен бой курантов — Новый год! Едва сбросив мокрую шубу, Гулиа подошел к телефону и позвонил на квартиру в Крылатском. Позвонил выгнавшей его барышне. Она взяла трубку.

Как выяснилось, выгнав мокрого профессора на мороз, любовница сообразила, чем это может закончиться, накинула что-то и побежала во двор искать умирающего профессора, чтобы втащить его обратно в тепло. Обежав дом и осмотрев все лавочки и телефонные будки, женщина гения российской механики не нашла и прибежала домой, подумав, что профессор, наверно, уже возвратился к ней в квартиру, пока она тут бегала. И как раз раздался его звонок.

— Ты где? — встревоженно спросила барышня.
— Дома, на Таганке, — ответил Гулиа.
— Врешь! — зашипела любовница. — Из будки звонишь! Но я осмотрела все телефонные будки в округе!

— Не веришь — перезвони мне домой, — ответил пьяненький гений.

Женщина перезвонила и удостоверилась. Она была поражена.

— Да я и сам не могу объяснить себе эту телепортацию, — ломает голову Нурбей Владимирович. — Из Крылатского добраться до Таганки за 10–15 минут (а еще надо подняться к себе и открыть дверь) возможно лишь на вертолете! Как я оказался дома? Вода с меня стекала еще теплая!.. После этого я вспомнил, что подобный случай со мной однажды уже был!

В действительности, случай был. И также по пьяни. Тогда Гулиа не придал произошедшему особого значения.

…Моторка, на которой плыл профессор с еще одним парнем, налетела на топляк. Винт срезало, и неуправляемую лодку прибило к волжскому острову. Хозяин лодки решил спуститься на ней вниз по течению, чтобы отремонтировать ее и после вернуться за профессором. А Гулиа остался ждать на острове.

Лагерь профессора, где он с компанией отдыхал, располагался на противоположном берегу — аккурат напротив острова. Но доплыть нечего было и мечтать!.. Волга в том месте очень широкая. Да еще вода холодная. А профессор был, как водится, выпивший. По этим трем обстоятельствам он решил не рисковать, пытаясь добраться до лагеря вплавь. Тем более что плыть надо было бы не два километра по прямой, а, с учетом течения, которое неминуемо снесло бы плывущего человека, намного больше.

Меж тем время шло, темнело. Гулиа начал замерзать. А далее — провал в памяти.

Очнулся он, лежа на берегу. Прямо у лагеря.

— Тогда я подумал: чего по пьяни не сделаешь! Но после случая в Москве на Новый год стал задумываться…

 


 

А.Никонов

ред. shtorm777.ru

Share and Enjoy:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • Сто закладок
  • Блог Li.ру
  • Blogger