Внетелесные путешествия Монро

Чужие миры или внетелесные путешествия Монро

В истории человечества появлялись люди, которые довольно резко выделяются из общей массы. Это может быть безбожник, мистик, грешник, бунтарь, революционер, чудак, душевнобольной, анархист, искатель приключений, изменник, путешественник, исследователь — этот список можно продолжать… Какое либо отклонение от нормы рискованно. Большая часть из перечисленных выше, осознает, что многим рискует. Если же кто-либо из них этого не понимает, то неведение не станет оправданием. Потому как за последствия или реакцию окружающих приходится платить, им необходимо знать об этом заранее, прежде чем предпринимать какие-то действия. В такого рода случаях нет смысла оплакивать пострадавших или погибших. Я ощутил это на себе. Каждый может убедиться в этом сам.

Мне кажется, что наиболее доступным и удобным способом пояснения будет рассказ о собственных приключениях. Все то, что для меня уже стало Иппиной, может вызвать у вас лишь представления — помимо тех случаев, когда вы лично испытывали сходные переживания, потребовавшие практической проверки. Но этой причине я расскажу о том, «как это было» у меня. После этого вы сами можете выбрать те представления, которые вначале станут для вас вероятно возможными, но со временем, благодаря личному опыту, могут превратиться в индивидуальные Истины.

Итак, что относительно меня, то результатом 30-ти с лишним лет внетелесного опыта стало безмятежное состояние удовлетворенности. Круг замкнулся – по крайней мере, так я считаю. Считаю, мое собственное Иное Мировоззрение полностью утвердилось и оказалось вполне оправданным.

Я понял, откуда пришел, как сюда попал, зачем и как стал человеком. Я знаю, каким будет мой окончательный — уход и куда я после этого направлюсь. Есть ли что-то важней этого?
Остаются только мелкие подробности.

И, конечно же, мой друг Разумник (То ли в шутку, то ли всерьез мы назвали энергетическую форму Разумником, составив это понятие от выражения «разумный вид» (это подразумевает, что Человеческий Разум представляет собой нечто меньшее).
Одно дело – разговаривать с этим чистым сознанием при лабораторном эксперименте, когда попросту слышишь голос, доносящийся из уст твоего хорошего знакомого, и совсем другое — встретиться с этим разумом лицом к лицу.

Но этот Разумник был отличен от всех, кого я встречал ранее. За долгие годы моего внетелесного опыта состоялось довольно много не-физических встреч и бесед с существами, которые были очень похожими на человека — одни из них по-прежнему имел материальное тело, другие уже нет, но Разумник был абсолютно особенным.

Как правило местом наших встреч была точка находящаяся недалеко от области помех в полосе «Ч». Эта полоса представляет из себя диапазон беспорядочных мыслей, исходящих от всех форм земной жизни – в основном, от людей. Я не оговорился сказав, что от всех форм жизни — даже если отнеси это только к настоящему мгновению времени, то вполне возможно представить безбрежность этой неупорядоченной энергетической какофонии. Амплитуда каждого участка полосы определяется теми эмоциями, которые связаны с соответствующей мыслительной деятельностью, но наша цивилизация даже не догадывается о существовании полосы «Ч».

По моему мнению, эта полоса не только включает в себя волны мышления в текущее мгновение, но и охватывает всю протяженность времени. В ней все мысли оказываются одновременными; вполне может быть, что излучения наслаиваются в согласии с течением времени, и это дает возможность восприятию выделять из него лишь текущие всплески. Это что-то наподобие промежуточного, отражающего слоя, за которым такого рода проявления резко ослабевают. Рекомендуется проходить его как можно быстрей, потому как это напоминает попытку пробраться через бесконечную ревущую и кричащую толпу — именно так воспринимается это громкое и многоязычное звучание.

Но возвратимся к моему другу Разумнику. Вот фрагмент одной из наших первых бесед, которая состоялась, когда я оставил физическое тело и переместился в точку у границы полосы «Ч».

— Любопытно, знает ли это существо, до какой степени силен его свет? Возможно, это и есть инопланетянин?
— Ты в скором времени привыкнешь к свету. Нами воспринимается твое излучение точно так же… и мы не инопланетяне в привычном для тебя смысле этого слова.
— Вы можете читать мои мысли?
— Да. И ты также можешь читать мои мысли.
— Я?
— Ты уже делаешь это, просто очень поверхностно.
— Да, вы правы. Ведь это не слова и не звуки… тут даже нет воздуха… все попросту возникает в голове… да.
— То, что ты называешь Ядром, помнит все это.
— Знаете, я в действительности помню… Помню вас… это ощущение…
— Хорошо, что ты не испытываешь страх. Когда эта преграда исчезает, можно сделать очень многое.
— Но у меня еще осталось немало страхов…
— Но они уже не властвуют над твоим восприятием. Почему, к примеру, ты не боишься прямо сейчас?
— Не знаю. Но я на самом деле не боюсь, это правда. Я тут, говорю с вами, наша беседа вполне рациональна… и вы мне очень знакомы… эта яркая светящаяся фигура, которую многие сочли бы Богом, ангелом или по крайней мере инопланетянином. И все же мы говорим, как простые люди… правда, не используя слова!
— Разница заключается именно в отсутствии страха

— Это означает… Кто же вы? Верней, мне следовало бы спросить: что вы такое? Теперь я даже не боюсь спрашивать это.
— Пока ты попросту не сможешь понять ответа, но со временем, очень скоро, сам догадаешься.
— Мы еще встретимся?
— Для этого только надо обратиться к нам за помощью.
— Вы говорите о медитации? О молитве?
— Слова и ритуалы бессмысленны. Важны мысли… чувства… они и становятся сигналом. Мы можем помочь, лишь когда получаем правильный сигнал.
— Я готов в это поверить. Вы не Бог… не божество… может быть, вы с другой планеты?
— Нет, нет.
— Вы тот… один из тех, кто создал нас… и Землю?
— Нет. Нам жаль тебя разочаровывать… Но мы можем сообщить тебе то, что знаем о сотворении. Хочешь?
— Ну конечно! Конечно!
— Вот что нам известно…

Меня переполнял, захлестывал поток мощнейшей энергии — невероятно сильные, высокочастотные вибрации. Так я узнал, что такое ПОСЫЛ, пакет упорядоченной, организованной энергии мысли, что-то наподобие шара упакованных мыслей и образов.
— Сколько фактов! Я попросту не смогу разобраться во всем сразу!..
— Потом ты можешь просмотреть это не торопясь, на досуге.
— Спасибо.

Повисла пауза, но скоро Разумник возобновил разговор.
— Ты сомневаешься в своем движении вперед, в своем росте…
— Да, это так. Думаю, мне известна цель… моего предназначения, однако я не знаю, что ожидает меня на пути.
— И в чем, по-твоему, цель?
— Я думаю… в служении человечеству.
— Да, это в действительности благородная цель, в ней ощутимо неистребимое стремление твоей человеческой личности к совершенству. Но когда ты уже не человек, возникает совсем другое желание, Есть и другие цели.
— Неужели существует что-то важней? Я имею в виду… значит, существуют цели, не связанные с человеческой жизнью?
— Абсолютно правильно.
— Я часто задумывался над этим.
— Ты найдешь ответ… А сейчас мне кажется, что тебе пора возвратиться в физическое тело.
— Вы в действительности читаете мои мысли! Не знаю, в чем причина, но мне и в самом деле надо возвращаться. Как мне попасть сюда в следующий раз?
— Достаточно сосредоточиться на воспоминаниях об этой встрече — и я буду здесь.
— Спасибо.

Возвращение в физическое тело прошло без осложнений. Сигнал был вызван не обычной проблемой с мочевым пузырем, а тем, что любимая кошка легла на подушку, возле моей головы. Перед началом путешествия я позаботился о том, чтобы в комнате было пусто, но кошке все-же удалось каким-то чудом оказаться внутри. Впрочем, несмотря на возбужденное состояние, я не ощутил никакого раздражения.


***

После этого общения с Разумником я стал пересматривать свои взгляды на служение человечеству. На протяжении многих лет моей целью было помочь человеку как физическому существу достичь таких вершин совершенства, о которых в современной культуре даже не мечтают. При мысли о том, что такую задачу возможно дополнить еще более высокой целью, попросту захватывало дух. Определяющим фактором стремления к этому было мое Иное Мировоззрение.

Итак, я полностью погрузился в размышления. Шанс помочь кому-то жить лучше еще в физическом мире открывает серьезные возможности с точки зрения побуждений. Это неявно подразумевает, что любое подобное действие не станет помощью, потому как окажется замутненным теми инстинктами, которые я назвал животной личностью, — они появляются в силу существования в Мире Земной Жизни. Собственно, в этом и кроется сама сущность физической жизни. Разум человека почти неизбежно поддается их искушению.

Я понял, что главное заблуждение заключается в одном простом факте: что бы я ни делал, о чем бы ни писал и ни говорил, это все равно почти не затронет судьбы человечества.

Помощь окружающим — похвальное желание, но даже оно представляет собой только мимолетное самоутверждение.
О твоих делах позабудут уже спустя пару поколений — это просто следы на песке, которые быстро смываются волнами времени.

Разумник был прав. Должны быть какие-то более важные цели. Я постарался понять, какая высокая цель может служить побуждением для всех людей без исключения, и ответ оказался абсолютно очевидным: ностальгия, тоска по Родине.

Она может связываться с материальным миром, местом рождения и раннего детства, с родным домом, поселком или городом. В конечном итоге она может представлять из себя просто инстинкт дома, присущий почти всем видам животных. С другой стороны, это стремление может проявляться в множестве форм религиозных верований.

Не надо исключать, что такого рода побуждения являются неосознанным источником большей части научных изысканий. Рациональным обоснованием такой точки зрения смогут послужить миллиарды долларов, которые уходят на астрономические наблюдения, космические зонды, радиотелескопы и другие разработки. Трудно представить, что они смогут конструктивно оказать влияние на нашу жизнь в обозримом будущем. Более оправданно предположение о том, что их причиной является бессознательное желание найти свою Родину.

Я с готовностью воспользовался тем, что было для меня Истиной. Воспоминания об источнике моего происхождения были очень живыми. Моя новая цель состояла в том, чтобы оказаться в том месте, которое я считал своей Родиной, и остаться там. Много лет назад я два раза ненадолго переносился туда.

Если я снова вернусь на Родину, все то, чему я научился за время человеческого существования, принесет огромную пользу. Такие сведения в действительности смогут повлечь большие перемены. Мысль об этом была очень приятной, и я с удовольствием предавался новым мечтаниям.

У меня тут-же появилось желание поделиться этим открытием со своим другом Разумником. Поздней ночью я оставил тело и отправился к нашему обычному месту встреч за пределами полосы «Ч». Там, в полной пустоте, меня уже ожидала светящаяся фигура.

Разумник моментально прочел мои мысли.

— Ты хочешь возвратиться на Родину. Да, это другая цель.
— После этой жизни я останусь на Родине и вернусь к человеческому существованию только один, последний раз спустя несколько тысячелетий. А потом снова перенесусь на Родину и останусь там навсегда.
— Хорошо, что ты понимаешь разницу между кратковременным посещением Родины с последующим возвращением в человеческий мир — и окончательным уходом.
— Да. Но я все еще многого не могу понять. Я не знаю, что означает не быть человеком.
— Ты будешь продолжать вспоминать, и тогда это станет понятней. Ты остаешься человеком, пока основная часть тебя находится в рамках принципов соответствующего сознания. Когда сосредоточенность сместится, ты перестанешь быть человеком.
— Понимаю… Это означает, что до того времени, пока моя точка отсчета остается человеческой, я буду человеком во сне и бодрствовании, в теле и вне тела, живой и мертвый.
— Именно так.
— Но я смогу сохранить человеческие воспоминания и опыт в любом состоянии бытия?
— Да. Ты многому научился. Этот опыт очень важен для нечеловеческого существования. Это и была цель твоего временного пребывания в человеческом мире. И ты будешь по-разному пользоваться им в нечеловеческом существовании, хотя тогда тебя станут интересовать совсем другие вопросы. Выпускников человеческой школы уважают повсюду.
— Означает ли это, что, оказавшись там, на Родине, я перестану быть человеком?
— Ты будешь таким же, как до того, — но обогатившийся человеческим опытом.
— Я помню, что находился в приятном и знакомом месте… там, где и должен быть.
— Твое желание очень сильно…
— Да.
— Хочешь вновь оказаться там?
— Иногда такое желание становится нестерпимым, но я знаю, что еще не прошел полный круг. Необходимо немного подождать.
— Время для тебя уже не существует.
— Это значит, что я смогу отправиться на Родину прямо сейчас? Ненадолго? Я уже посещал это место… когда-то.
— Ты сможешь сделать это и сейчас. Хочешь?
— Да. Если это будет кратковременный визит. Да!
— Это многому тебя научит. Готов?
— Готов!
— Мысленно потянись туда… к своей Родине. После ослабь фиксацию тут — и окажешься там. Я буду рядом и, если потребуется, помогу.

Я сосредоточенно начал думать о Родине и ослабил внимание к текущей обстановке, как и советовал Разумник. Ощущение движения… кругом звук, напоминающий шум ветра. Впереди… повсюду вокруг… появилась новая картина…

…разноцветные облачные башни — я их помню, только это совсем не облака… они переливаются мерцающими красками, всеми известными мне цветами и множеством других тонов, которые я вспоминаю, но не могу описать… мне хочется попросту замереть посреди этого облака и созерцать, чувствовать… не смотреть, а ощущать…

…а еще здесь звучит музыка… тысячи инструментов, тысячи голосов… одна мелодия переплетается с другой… идеальная полифония, абсолютно гармоничные созвучия… я так хорошо их помню. Достаточно немного вытянуться — и облако окутывает меня, музыка доносится со всех сторон, даже изнутри… тысячелетия проносятся как одно мгновение… но этот миг… он такой расслабляющий, он столько в себя вмещает… я помню все это… Каким счастьем будет окончательное возвращение, когда я смогу остаться здесь навсегда… навсегда… да…

…мое блаженство нарушается маленьким червячком сомнения… Что-то произошло? Нет, это просто сигнал к возвращению в тело. Но что это? Что происходит с облаками? Пристально всматриваюсь… вот, огромное, ярко-голубое, а за ним два желтых, меньших размеров… Очень знакомо! Вот другие, и они также знакомы… Что? Да это те самые облака… и остальные движутся по замкнутому кругу, все вечно повторяется!

…Червячок сомнения, моего аналитического подхода быстро увеличивается. Музыка… давай-ка прислушаемся… нет, не может быть… однако она также повторяется… звучит так же, как час или целую вечность тому назад… без каких либо изменений, Попробуем иное место, другую точку наблюдения… сместимся на другой участок Родины…

…Вот так… теперь все должно выглядеть по другому… Нет!.. все как раньше… никакой разницы!.. Надо перенестись еще дальше… подальше отсюда… но все еще на Родине…

…Н у, теперь-то все обязательно изменится… Нет, осталось как и прежде… ничего нового, никакого отличая… Повсюду — одно и то же, одинаковые облака, одинаковая музыка… Попробую опуститься поглубже…

…Вот и они: стая вихрей, сгустков энергии, играющих в игры. Это уже намного занятней! Когда-то и я был одним из них… я тоже хочу играть! Виток, еще виток… вверх и вниз… внутрь и наружу… виток, еще виток… вверх и вниз… внутрь и наружу… Игра становится какой-то однообразной… виток, еще виток… вверх и вниз… Хватит, с меня хватит, довольно,…Как насчет другой игры? К примеру… Вот как, вы довольны и этой? Не хотите ничего изменять? Хорошо, тогда играйте сами…

Куда теперь? Куда?.. Ведь это все, что есть! Здесь нет ничего другого. Но мне не хочется вечно парить в одних и тех же облаках, слушать повторяющуюся музыку… Я не хочу все время играть в однообразную игру… Неужели я мог мечтать о том, чтобы…
Нет, это мне ничего не даст… вообще ничего. Теперь я вспоминаю… однажды такое со мной уже произошло. Именно потому я ушел отсюда… и потому не смогу вернуться! Я попросту не хочу возвращаться!
Мне лучше уйти… Я знаю как… Знаю, как это сделать…

Ощущение движения, вокруг опять завывает ветер, потом наступает полная тишина…
— Легко проникаю в физическое тело, открываю глаза, но ничего не вижу — они заполнены слезами. В залитой лунным светом спальне ничего не изменилось. Изменился я сам.

Мне удается заснуть лишь спустя несколько часов. Я слишком возбужден и подавлен.

 


 

Роберт Монро

ред. shtorm777.ru