Жив или мертв

Жив или мертв: как определить?

«Умрешь ты, и Смерть не замедлит, предстанет с усмешкой своей», — писал поэт Шелли в стихотворении «К Ночи». Если бы момент смерти было бы так просто обозначить!

• Джозеф Б.Кеннеди думал, что видел свою 13-ти летнюю дочь Джолин умершей 13 июля 1974 года в больничной палате в Хай-Пойнт, штат Северная Каролина. Стоя возле постели дочери, он слушал, как ее дыхание становилось все медленней и наконец замерло. Он держал ее тонкую ручку и ощущал, как пульс слабеет, а рука постепенно становится холодной. Наконец он увидал, как зрачки ее расширились, а глаза застыли.

Этот взгляд был ему знаком, он помнил его с давних дней, когда был методистским священником и причащал умирающих в больнице в Атланте. После того, как Джолин признали мертвой, Джозеф Кеннеди получил разрешение на то, чтобы изъять у нее и сохранить замороженными те органы, которые могут оказаться необходимыми для трансплантации. Потом он ушел из больницы и стал заниматься похоронами, причем тело его дочери подлежало кремации.

В операционной Мемориальной больницы Хай-Пойнт хирург Чарлз Роу подготавливался к тому, чтобы удалить глаза и почки Джолин. Инструменты лежали на зеленой материи под рукой у доктора, и он уже собрался сделать разрез на правом глазу Джолин, для удаления роговицы, как вдруг она вновь стала дышать – дыхание было слабым, но самостоятельным.

Джозеф Кеннеди принимал от родных соболезнования, когда узнал, что Джолин жива. «Мне хотелось побить кого-то. Мне хотелось расцеловать врача, – вспоминал он. — Я был до такой степени переполнен чувствами, что и не передать. Я готов был бегать вокруг больницы». Что же, доктор, который определил, что Джолин умерла, допустил грубую ошибку? Нет. Попросту момент смерти не всегда можно точно определить.

И потому кто поручится, что люди, у которых берут органы для пересадки, в действительности мертвы? А кто возьмет на себя ответственность утверждать, что пребывающий вне тела не наблюдает, как врачи перестают бороться за его жизнь и объявляют умершим, закрывают простыней и увозят в холодильную камеру? Возможно, он молит докторов, чтобы они сделали еще попытку вернуть его к жизни? Многие врачи задумываются над этим.

Неясность в определении истинного момента смерти может создавать также юридические проблемы.

• Хью Смит и его жена Луси попали в автокатастрофу. Хью погиб сразу, его жена в бессознательном состоянии была отвезена в больницу. У них не было детей, и в завещании каждого наследником был назван другой. При вступлении завещаний в силу юрист счел что миссис Смит вступила в права наследства, хотя она не приходя в сознание умерла в больнице через 17 дней после катастрофы. Получалось что, миссис Смит унаследовала все имущество мужа, которое потом перешло к ее родным.

Родственники Хью Смита опротестовали это решение. Племянник обратился в суд и заявил, что оба — Хью и Луси Смит «умерли, утратив способность к волеизъявлению в одно и то-же время, и их гибель как человеческих существ последовала в один и тот же момент в результате аварии». Суд, основываясь на сделанном в 1951 году определении смерти законом, установил, что «человек, который дышит, хотя и пребывает в бессознательном состоянии, жив». Имущество досталось родственникам Луси Смит.

Не так давно казалось несложным определить, мертвый человек или живой. Надо было поднести к его лицу холодное сухое зеркало или капнуть в глаз табачного сока и подождать реакции. Или можно было нащупать пульс и слушать сердцебиение. Все это считали надежными методами, так как смерть значила прекращение сердечной и легочной деятельности. Случай Луси Смит включил в дефиницию смерти в штате Северная Каролина определение активности головного мозга.


Уточнения множатся. Аппаратура, применяемая для поддержания жизни, делает почти невозможным определить момент смерти. Аппарат искусственного дыхания или аппарат искусственное сердце-легкие поддерживают в теле жизнь, а электроэнцефалограф свидетельствует, что у человека могут быть отмечены мощные биотоки мозга даже после прекращения деятельности сердца и легких. В действительности, многие медики в настоящее время придерживаются мнения, что может вовсе не существовать того, что мы именуем «момент смерти».

«Нет магического момента, когда жизнь исчезает, говорит Роберт С.Морисон, профессор Корнельского университета. — Смерть больше не является отдельным, ясно очерченных моментальным явлением, как и детство, отрочество, средний возраст». Постепенность смерти становится сейчас заметней, чем когда бы то ни было, говорит Морисон.

«Мы знаем, что разные органы тела могут оставаться живыми на протяжении месяцев, после отказа его центральной системы». У этого факта имеются не только медицинские или юридические последствия, но также и религиозные. Если смерть — процесс постепенный, то когда душа или то, что французский философ Анри Бергсон называл l’elan vital, то, что отличает человека от остальных живущих на земле существ, покидает тело? Теологи могут по-разному трактовать этот вопрос, но врачи и юристы нуждаются в ответе безотлагательно.

• В этом отдает себе отчет Майкл Скуед. В июле 1977 года его 5-ти летняя дочь Лора заболела тяжелой болезнью горла. Было определено, что у нее гемофилический грипп типа Б, захватывающий надгортанник и препятствующий дыханию. Болезнь развивалась до такой степени быстро, что прежде чем Скуед доставил дочь в медицинский центр Нэссоу Каунти на Лонг-Айленде, ее дыхание уже примерно час было затруднено. Лора находилась при смерти и по прибытии ее сразу поместили под аппарат искусственного дыхания. Доктора были уверены, что ее мозг сильно поврежден. По прошествии недели, для определения размеров повреждения сделали энцефалограмму, которая показала абсолютное отсутствие мозговой деятельности. Лора Скуед была мертвой. Или нет?

Законодательством штата Нью-Йорк не принято определение «смерть мозга», хотя в больницах оно в ходу. Майкл Скуед доказывал, что, пока тело его дочери живет, он настаивает, чтобы были приложены все усилия, чтобы возвратить ее к жизни, и он возбудил дело против больницы, когда медики ослабили усилия в отношении Лоры. Майкл Скуед считал, что в его дочери еще «теплится жизнь». «На мой взгляд, – сказал он, — чудо еще возможно, и я сделаю все, чтобы дать Лоре шанс вернуться». Успехи медицины в возвращении людям жизни вселяют во многих надежды – порой оправданные, иногда нет.

1968год — группа гарвардских врачей дала определение «смерти мозга». По широко распространенному определению у человека должна вычерчиваться прямая самописцем ЭЭГ на протяжении 24-х часов, потом, после какого-то времени, ЭЭГ должна быть снята еще раз для проверки, и, если окажется, что вычерчивается прямая, человек мертвый. Это значит, что человек находится в необратимой коме, и если даже будет выведен из такого состояния, то вынужден будет влачить растительное существование.

Многие штаты не узаконили такое определение как «смерть мозга». Теперь новый прибор, созданный доктором Арнолдом Старром, неврологом Калифорнийского университета в Ирвине, может внести уточнения в определение смерти мозга — и в некоторых случаях отменить его. Прибор Старра в тысячу раз чувствительней ЭЭГ, показывает активность глубоко в центре мозга. Доктор Старр уже доказал, что 26 человек, которых считали мертвыми по данным, установленным ЭЭГ, были живы, и нескольких из них удалось возвратить к жизни — без мозговых повреждений!

Определение «смерти мозга» может быть очень затруднено. Невролог из Онтарио недавно доказал, что прочтение ЭЭГ не всегда может быть правильным. Доктор Эйдриан Антон из Макмастерского университета в Гамильтоне, в Онтарио, произвел анализ биотоков студенистой массы формой и размером с человеческий мозг. На удивление многих, он получил запись, которая легко расшифровывалась как свидетельство жизни.

Эксперимент проводили в отделении реанимации, и волнистые линии, даваемые студнеобразным веществом, отражали случайные электрические сигналы, идущие от включенных рядом аппаратов искусственного дыхания, аппаратов внутривенного вливания и человеческой деятельности. Опыт был произведен как бы в шутку, но д-р Антон при обсуждении, как определишь смерть, обратил внимание на следующее: «Необычайно трудно получить прямую линию ЭЭГ даже при наличии смерти мозга. Есть сотни явлений, которые способны приводить к неверному прочтению».

Д-р Хенри Бичер, известный врач, который возглавлял в 1968 году Гарвардский комитет, предложивший определение смерти как необратимой комы, когда были оглашены гарвардские критерии, настаивал: «Какой бы уровень (активности биотоков мозга) мы ни выбрали, это произвольное решение, если иметь в виду, что электронное оборудование становится все более сложным, что то, что когда-то расценивалось как прямая линия ЭЭГ, может быть рассмотрено как характерные для жизни волны».

Прибор д-ра Арнолда Старра подтвердил предсказание д-ра Бичера. Довольно трудно ответить на вопрос: когда умерший оказывается за гранью, откуда его нельзя возвратить к жизни? Разумеется, какие-то определения должны существовать, на которых бы сошлись юристы, врачи и теологи. Однако до согласия далеко, так как проблемы, связанные со смертью, становятся еще сложней, если мы рассмотрим процесс умирания.

Что такое смерть — процесс или явление? Это не просто игра слов. С одной стороны, считается, что смерть — это ясно очерченное событие, означающее конец жизни. С другой стороны, умирание рассматривается как долгий, растянутый процесс, начинающийся вместе с началом жизни и завершающийся, когда гибнет последняя клетка тела.

Первая точка зрения более традиционная, она глубоко укоренена в нашей литературе, искусстве и законах. Понятие «момент смерти», очевидно, основано на наблюдении драматического, единичного, резкого действия, наподобие последнего вздоха. «Те, кто наблюдает напряженную агонию, легко могут счесть, что это особое, с важными последствиями событие произошло, — говорил д-р Морисон, — что смерть пришла, а жизнь ушла». Этот взгляд принят и некоторыми докторами и теологами, потому что освобождает их от внимания к некоторым невписывающимся фактам.

Если непредвзято рассматривать биологические факты, определяющие понятие смерти, то можно обнаружить, что они так же нечетко выражены, как и понятие рождения. Человеческое существо начинает жить неприметно, неосознанно и в неизвестное время, в результате соединения случайных клеток. Спустя несколько часов клетка делится. Число живых клеток в организме продолжает возрастать на протяжении приблизительно 25-ти следующих лет, потом медленно начинает убывать. (Тут проходит линия биологического деления на «молодых» и «старых»). Если это рассмотреть таким образом, то большую часть своей жизни мы проводим в умирании.

«По многим причинам, — говорил д-р Морисон, — легче определить начало процесса, рождение, чем конец, смерть». Считается, что растущий плод становится постепенно более «ценным» с течением времени; его строение усложняется, и его потенциал здоровой, продуктивной жизни увеличивается. На другом конце жизни процесс идет в обратном направлении; принято считать, что жизнь умирающего пациента постепенно становится все менее сложной и богатой и в результате меньше заслуживает продолжения или сохранения. Таким образом, то, что когда-то было ценным, обесценивается. Правильно или нет, но так выглядит традиционное рассуждение.

По обычному медицинскому определению, клиническая смерть происходит, когда самопроизвольно необратимо прекращаются дыхание и сердцебиение. Кровь перестает циркулировать, в мозг не поступает кислород. Если не начать немедля искусственно возвращать человека к жизни, наступает смерть мозга: мозг при нормальной температуре тела не может выдержать без кислорода больше 5-ти минут. Опираясь на этот факт, помощник прокурора округа Томас Дж. Манди доказал летом 1976 года перед Верховным судом штата Массачусетс пограничный случай смерти мозга.

• В два часа десять минут пополудни 24 августа 1975 года Роналд Салем, белый, 34-х лет, остановился купить сигарет в угловой лавке на Коламбия Поинт, в заселенном преимущественно черными, новом квартале в Дорчестерском районе Бостона. Когда он направлялся назад к своему автомобилю, ему в голову попала бейсбольная бита, брошенная Зигфридом Гоулдстоном. Салем перенес две операции в Бостонской городской больнице, они не увенчались успехом; два сделанных теста на биотоки мозга не обнаружили ничего. Роналд Салем был мертвым.

Медики отключили аппаратуру, поддерживающую жизнь Салема, а Гоулдстона обвинили в убийстве без смягчающих обстоятельств. Манди выдвинул обвинение: не Гоулдстон, а доктора убили Салема, если бы врачи приложили больше усилий, Салем мог бы остаться в живых.

Во всяком случае, настаивал помощник прокурора, подсудимый виновен лишь в том, что нанес удар погибшему, но не в его убийстве. В конце концов, весной 1977 года массачусетский суд разошелся во мнениях и, приходя к соглашению, первым из верховных судов страны принял определение смерти мозга. «С медицинской точки зрения, — объяснил Манди суду, — даже если сердце и кровообращение остановились, человек не считается умершим, пока не умрут клетки мозга».

Все 10 миллионов клеток мозга? Половина их? Манди, разумеется, не уточнил сколько. И даже не задумывался над этим. Но врачи, которые пытаются определить смерть, должны будут иметь в виду и это.

Потому как тело умирает постепенно, значит, мозг тоже. При кислородном голодании вначале умирает высокоразвитая мозговая кора, та часть мозга, где регистрируется восприятие и откуда идут импульсы волевых актов. Мозговая кора — часть мозга, которая участвует в накоплении памяти, которая вырабатывает решения и где происходят мозговые процессы, связанные с языком, логикой, математикой. Потом умирает средний мозг и, в конце концов, ствол. При необратимом разрушении высших уровней головного мозга, при неповрежденном стволе — примитивном жизненном центре нижних уровней нервной системы — человек будет постоянно пребывать без сознания, но его сердце и дыхательные органы могут продолжать свою работу.

Несомненно, большая часть мозга Салема была повреждена, потому его дыхание нужно было поддерживать с помощью аппаратуры. Когда все части мозга умирают, наступает биологическая смерть, или полное пресечение биологической жизни. Но даже после биологической смерти органы мертвого тела могут некоторое время сохраняться живыми с помощью химических и механических методов. Так, сейчас возможно сохранить на протяжении нескольких дней легкие, сердце и конечности гильотинированного.

Множество клеток тела, однако, продолжают некоторое время жить своей собственной жизнью после биологической смерти. Мускулы, к примеру, реагируют на электрические раздражители до двух часов после смерти. Волосы и ногти могут продолжать расти на протяжении суток или дольше. Известны много случаев эксгумации трупов, при которых отмечали сильно отросшие волосы и ногти. С другой стороны, некоторые группы клеток даже могут быть удалены из тела после смерти и сохраняться живыми и функционировать, в определенных случаях — бесконечно, в искусственной среде.

В выяснении сути мертвый или живой бывает трудно определить различие между живой и неживой материей. Если определять жизнь как способность воспроизводить и группировать — обычное определение в биологии — границы термина будут неясными. Например, рабочая пчела бесплодна и потому не может воспроизвести себя. Разумеется, это не означает, что она мертва. В особенности парадоксальны вирусы, обладающие способностью воспроизводиться и группироваться, подобно живым организмам, в то же время имея структуру неживого кристалла. Это представляет интерес в связи с попытками обнаружить жизнь на других планетах нашей Солнечной системы. Третья возможность, редко рассматриваемая, состоит в том, что иногда нельзя определить считать ли что-то живым или нет.

 

 


 

Алан Ландсберг

ред. shtorm777.ru