Мартин Борман

Тайная жизнь Мартина Бормана

Мартин Борман — рейхсляйтер, начальник штаба, заместитель, личный секретарь и ближайший соратник фюрера, который стал к концу войны самым могущественным человеком в Третьем рейхе после Адольфа Гитлера. Стремительная карьера Бормана оборвалась в 1945 году с его загадочным исчезновением. Дальнейшая судьба «нациста № 2» до сих пор окутана тайной.

Он готовил конспекты всех речей фюрера, ежедневно докладывал ему о положении на фронте. Он меньше других говорил Гитлеру о своей преданности, но тот доверял Борману безгранично. Борман заправлял внутренними делами Третьего рейха, выделялся жестокостью и грубостью, любыми средствами добиваясь исполнения приказов. Именно он подписал предсмертное политическое завещание Гитлера и стал его душеприказчиком.

Родился Борман 17.06.1900 года в семье военного. В скором времени умер его отец, и мать вышла замуж за директора небольшого банка. О детстве Бормана очень мало неизвестно, известно, что он плохо учился и бросил школу, окончив только несколько классов. Борман в конце Первой мировой войны оказался на фронте. В его биографии есть интересная деталь. 1919 год – Мартин оказался в плену у красноармейцев и был отправлен в лагерь для пленных иностранцев в Осташкове, где пробыл два года, после чего был отпущен.

Во время армейской службы будущий рейхсляйтер познакомился с ефрейтором Адольфом Шикльгрубером, будущим фюрером. Это знакомство было ключевым фактором, определившим всю его дальнейшую судьбу. В 1922–1923 годах Мартин Борман из соображений личной выгоды примкнул к ультраправой террористической «группе Росбаха». 1924 год — он принимал участие в убийстве своего бывшего школьного учителя, за что отсидел год в Лейпцигской тюрьме. 1926 год — Борман вступает в национал-социалистическую рабочую партию Германии, позднее работал в штабе мюнхенского отряда штурмовиков. 1929 год — женился на Герде Бух, дочери председателя «суда чести» НСДАП. Свидетелем на свадьбе Бормана и крестным отцом его первого ребенка был Адольф Гитлер. 1930 год — Борман по рекомендации тестя стал возглавлять финансовый фонд НСДАП. Через него проходили огромные финансовые потоки в виде налогов, пожертвований и принудительных взносов. Кроме того, он распоряжался имуществом самого Гитлера, скупая для него земли и особняки.


Борман всегда находился рядом с фюрером и лучше всех знал о его планах. В немецком руководстве его называли «серым кардиналом» Гитлера, «железным канцлером», «Макиавелли за письменным столом», а за рубежом — «нацист № 2». При настоль высоком положении в Третьем рейхе Борман, разумеется, имел немало конкурентов среди нацистских бонз, но ему всегда удавалось их опередить и подавить.

1933 год — нацисты одержали победу на выборах, и этот карьерист уже через год стал рейхсляйтером и депутатом рейхстага, а в мае 1941 года — руководителем партийной канцелярии. 1943 год, 12 апреля — Бормана назначили личным секретарем Гитлера. После самоубийства фюрера он пытался вести переговоры с участниками антигитлеровской коалиции. Когда же договориться не получилось, вечером 1 мая Борман выбрался из бункера (его якобы видели на одной из улиц Берлина). Известно, что он отправил телеграмму Карлу Денницу, новому президенту рейха, и хотел встретиться с ним, чтобы передать завещание Гитлера, в котором тот называл его своим «душеприказчиком» и наделял «законными полномочиями для исполнения всех решений». А потом неожиданно Борман исчез. С этого времени его судьба стала нагромождением тайн и гипотез, головной болью не только беллетристов, но и спецслужб целого ряда государств. Среди множества версий наиболее интересными и достоверными являются четыре.

Первая: Борман погиб 2 мая 1945 года на улицах Берлина.
Вторая: ему удалось бежать на подводной лодке в Латинскую Америку, сделать пластическую операцию. Он руководил нацистским подпольем в Аргентине и Парагвае.
Третья: Борман, осведомитель английской военно-морской разведки МИ-6, бежал из Берлина, на протяжении долгого времени работал в Лондоне в качестве эксперта по германским делам.
Четвертая: рейхсляйтера завербовало ОГПУ еще в начале 1920-х годов, и он являлся самым высокопоставленным и законспирированным советским разведчиком.

На чем основывается утверждение о смерти Бормана 2 мая 1945 года? Берлинский служащий А. Крумнов и его сослуживцы 8 мая 1945 года по приказу советских офицеров похоронили тела двух человек, которые были обнаружены на железнодорожном мосту на Инвалиденштрассе. В кармане у одного из них была найдена военная книжка на имя Л. Штумпфеггера, лечащего врача Бормана. Оперативник доложил об этом командованию. Когда сообщение было решено проверить, танки успели превратить место захоронения в пустырь. Крумнов нарисовал схему погребения. Раньше недалеко от этого места было обнаружено кожаное пальто Бормана с его записной книжкой, потому решили, что вместе с врачом погиб и его пациент.

1972 год, декабрь — в ходе земляных работ на Инвалиденштрассе были найдены два скелета, облаченные в сгнившие остатки формы. Координаты находки совпадали с ранее составленной схемой. Скелеты отправили в институт судебной экспертизы.
Было известно, что Штумпфеггер был ростом 190 см, а Борман — 168 см. На основании изучения бедренных костей эксперты установили, что один скелет — останки высокого мужчины, другой — низкого. Сравнение же одной из найденных челюстей с данными медкнижки позволило констатировать, что один из обнаруженных скелетов принадлежит Штумпфеггеру. А вот медкнижка заместителя Гитлера пропала в 1945 году. Сохранился только схематический рисунок челюстей, сделанный по памяти его зубным врачом. Мосты и коронки реальной челюсти и изображенной на схеме в целом совпадали. Кроме того, на костях идентифицируемого черепа около правой глазницы была обнаружена деформация — предположительно след от травмы, которую Борман получил, попав в автомобильную аварию.

Основываясь на данных об экспертизе останков, обнаруженных на Инвалиденштрассе опубликовали официальное заключение о гибели «наци № 2» в мае 1945 года.
Косвенным подтверждением гибели Бормана стали сведения, сообщенные на допросе лидером движения гитлерюгенд Артуром Аксманом. Он уверял, что бежал из рейхсканцелярии вместе с ним и еще несколькими приближенными Гитлера — врачом Людвигом Штумпфеггером и пилотом Хансом Бауром. Неподалеку от моста Вайдендамм они попали под мощный огонь русских. Аксман, укрывшийся в воронке от снаряда, видел лежащего рядом с ним в яме Бормана. К утру все беглецы, сорвав с мундиров знаки различия и побросав оружие, двинулись на запад, вдоль железнодорожных путей. Но в районе Инвалиденштрассе они наткнулись на советских солдат, которые приняли их за дезертиров из фольксштурма, отнеслись к ним добродушно и даже угостили сигаретами. Однако Борман и Штурмпфеггер отнеслись к русским настороженно и при первой же возможности постарались сбежать в сторону берлинской университетской клиники Шарите. Вскоре за ними последовал и Аксман со своим адъютантом. Недалеко от станции они обнаружили лежащие на дороге тела своих товарищей. Позже, вспоминая этот день, Аксман рассказывал: «Мы склонились на колени и узнали обоих, Мартина Бормана и доктора Штурмпфеггера. Ошибки быть не могло. Оба лежали на спине… Я обратился к Борману, дотронулся до него, стал тормошить. Он не дышал».

Но на Нюрнбергском процессе на эти показания Аксмана почему-то внимания не обратили. Как не приняли во внимание и сведения, полученные от личного шофера Бормана, Эриха Клемке. Он сообщил, что видел Бормана в последний раз в ночь на 2 мая 1945 года и считает, что он вряд ли смог бы вырваться из горящего города. К тому же он видел, как к группе людей, в которой тот находился, подошло несколько советских танков и взяло ее «в клещи». На его глазах первая машина, у которой оказался Борман, была взорвана снарядом. Клемке не видел, погиб ли при этом Борман, но полагал, что при взрыве такой мощности по-другому и быть не может. Но судей это не убедило: ведь свидетель мог и обманывать их, помогая Борману скрыться. Поэтому 1 октября 1946 года рейхсляйтеру был заочно вынесен смертный приговор.

1973 год — семья преступника дала пробы ткани для проведения сравнительного анализа с ДНК останков. Но поскольку кости неизвестного, найденного на Инвалиденштрассе, пребывали в плачевном состоянии, выделить ДНК из клеточного ядра не получилось. Тогда ученые из Института судебной медицины при Мюнхенском университете решили выделить так называемые митохондральные ДНК. Получив исходный биологический материал из останков, они провели его сравнительный анализ с забором крови у родственников «нациста № 2» по материнской линии. Он показал их родство. На основании этого 11 апреля 1973 года правительство ФРГ объявило: скелет человека, обнаруженный в Западном Берлине в декабре 1972 года, принадлежал Мартину Борману. Родственники получили возможность произвести тайное захоронение останков заместителя фюрера, чтобы «не превращать могилу в место паломничества неонацистов», и не сообщили о том, будет ли Борман предан земле или его пепел развеют над Германией.

Но многие исследователи полагают, что, скорее всего, в начале 1970-х годов ЦРУ, парагвайское правительство (именно в Парагвае умер Борман в 1959 г.) и западногерманская разведка заключили соглашение, по которому останки «нациста № 2» были эксгумированы и тайно отправлены в Берлин. Здесь их перезахоронили, а затем «случайно» обнаружили в нужном месте в 1972 году, чтобы убедить весь мир, будто они все 27 послевоенных лет пролежали в берлинской земле и что слухи о сотрудничестве Бормана с союзническими разведками абсолютно беспочвенны.

В Европе и в Латинской Америке более популярной была версия о том, что Борман остался жив. Считают, что заместитель фюрера мог покинуть Берлин на одной из сверхсекретных субмарин и оказаться у берегов Латинской Америки. Тем более, что подобные задачи стояли в учебном плане немецких подводников. 1973 год — писатель и бывший спецагент Ладислав Фараго уверял, что Борман живет в Аргентине и якобы является миллионером, хотя никаких «веских улик», доказывающих это, не приводил. Его якобы встречали также в Бразилии и Чили, где он и умер от рака кишечника. Потом география местонахождения «нациста № 2» расширилась: по слухам, он был замечен в Испанском Марокко, итальянском Больцано, в Египте и даже в Австралии. Рассказывали тоже, что Борман после войны вел жизнь скромного егеря в чешском Хомутове.

О том, что Борману якобы удалось спастись, заявил на допросе в 1960 году и один из организаторов массового истребления евреев в военные годы, нацистский преступник Адольф Эйхман. Вплоть до конца 1970-х годов в руках спецслужб разных стран оказывались похожие на Бормана субъекты. Спасало «двойников» то, что известны настоящие отпечатки пальцев Бормана.

Следует заметить, что многие факты подтверждают и на первый взгляд фантастическую версию о работе Бормана на советскую разведку. Вспомним, что он в 1919–1921 годах находился в советском спецлагере, откуда был неожиданно выпущен. По какой причине? В начале 1920-х годов Сталиным было принято решение создать агентурную сеть в Германии. Руководитель военной разведки П. Березин и начальник контрразведки ОГПУ А. Артузов обратились за помощью к руководителю компартии Германии Э. Тельману. Тот вскорости прислал перспективного молодого человека, которого звали Карлом. Примечательно, что в деле он значился только под кличкой, отпечатки пальцев, образцы почерка и фотография отсутствовали. Подготовкой Карла занимались с немецкой стороны Э. Тельман и В. Пик, с российской — Березин, Артузов и лично Сталин. После того как Березина и Артузова расстреляли, с советской стороны остался только один свидетель, знавший, что настоящее имя агента — Мартин Борман. Но он умел хранить секреты…

Карла представили Сталину как человека, который лично знал Гитлера. «Рука Москвы» организовала его устройство на работу в Германии, вступление в НСДАП и даже знакомства с промышленными магнатами и военными, поддерживавшими национал-социализм. Известно, что Борман оставался с фюрером до конца, несмотря на предложение Гитлера бежать. И не потому, что был фанатично предан ему. Много исследователей отмечало парадоксальный факт: Борман не боялся русских. Он как будто спокойно ждал их прихода и не покидал рейхсканцелярию, чтобы не погибнуть случайно на улице. Именно так ведет себя разведчик, который не может самовольно покинуть свой участок работы. Кроме этого, всплыли два факта, насторожившие руководителя немецкой контрразведки Гелена. Во-первых, в документах русских обнаружили сведения, составлявшие высшую государственную тайну Третьего рейха. Доступа к ним офицеры немецкого штаба не имели, значит, следовало искать утечку в более высоких кругах. А во-вторых, только Борман имел радиостанцию, неподконтрольную службе радиоперехвата. «Только этим можно объяснить, каким образом Борман мог сбежать из бункера и бесследно пропасть, — констатировал Гелен, затем добавил: — В 50-е годы я дважды имел возможность убедиться, что Борман жил в СССР. Его увезли советские агенты в конце войны».

Реконструкция событий выглядит так. 1 мая Борман передал по рации советскому командованию данные о своем местонахождении. В 14.00 к зданию рейхсканцелярии подошли советские танки под командованием начальника военной разведки СССР генерала И. Серова. Группа спецназа вывела из здания человека, на голову которого был надет мешок. Танки взяли курс на аэродром. Дальнейшая судьба «нациста № 2» не известна, но предположительно, он умер от рака только в 1973 году. Место его захоронения — Лефортовское кладбище в Москве, где есть могила с надписью «Мартин Борман, 1900–1973 гг.».

Есть, как мы уже отмечали выше, и другие предположения. К примеру о том, что в мае 1945 года Борман был якобы доставлен в Великобританию сотрудниками военно-морской разведки МИ-6, агентом которой и был. Мало кто знает, что имя Джеймс Бонд, данное Яном Флемингом герою своих романов, родилось не на пустом месте. Так называлась тайная операция американских спецслужб по похищению Бормана. В ней принимал участие и Флеминг, ставший прототипом легендарного «агента 007». Приказ о проведении операции «Джеймс Бонд» отдал Черчилль, который интересовался судьбой золота нацистов. Разведчики отдела «М» выяснили, что номера счетов в швейцарских банках известны только заместителю Гитлера. Чтобы взять под контроль золото Третьего рейха, нужно было заинтересовать его в бегстве. В операции приняли участие Я. Флеминг и родственник руководителя отдела «М» Д. Дэвис. На встрече с ними «нацист № 2» заявил, что хочет укрыться в надежном месте, но мир должен поверить, что заместитель Гитлера мертв. Для этого нужно найти двойника, который погибнет при побеге. При проведении самой тщательной посмертной экспертизы не должно возникнуть никаких сомнений, что найдено тело Бормана. Высокопоставленный беглец передал Флемингу пакет, в котором оказались его медицинская и стоматологическая карты, папка с личным делом и несколькими фотографиями.

В результате поисков был обнаружен военнопленный Отто Гюнтер, очень похожий на Бормана. Ему была сделана небольшая пластическая операция, создан шрам над левой бровью. Стоматолог основательно поработал над зубами двойника, чтобы их было невозможно отличить от зубов «нациста № 2». А поскольку полного сходства добиться было невозможно, в медицинские документы Бормана внесли некоторые «поправки», чтобы при расследовании они подтвердили «подлинность» трупа.
Для побега ждали дня, когда хаос станет всеобщим. Вечером 1 мая Гюнтеру забинтовали голову. Документы Бормана и конверт с завещанием фюрера Дэвис и Флеминг оставили у себя, а Борману дали ампулы с ядом и фальшивое удостоверение. Его записную книжку положили в карман черного кожаного пальто, в которое был одет двойник.

На Фридрихштрассе рядом с беглецами снаряд попал в танк. Штумпфеггер и Гюнтер погибли. Но лицо последнего осталось совершенно целым. Борман сунул в рот Гюнтеру ампулу с цианистым калием и раздавил ее, чтобы быть уверенным в смерти двойника. А сам при помощи англичан добрался до лодок. Утром 13 мая на северо-западном берегу Эльбы их ждали начальник отдела «М» Мортон и генерал Симпсон, которым Дэвис передал «нациста № 2». Дальнейшая судьба Бормана в изложении английского разведчика выглядит так.

Доставленный в Швейцарию, он подписал документы, передав права распорядителя нацистских вкладов Мортону и генералу-разведчику Доновану. Так союзники получили почти 90% награбленных нацистами ценностей. Затем Борману сделали несколько пластических операций, выработали в ходе реабилитации новую походку и научили слегка заикаться. До февраля 1946 года он находился на конспиративной квартире в предместье Лондона, потом его перевезли в деревню в Гемпшире. Тут Борман 10 лет жил в семье морского офицера Гранта под именем Мартина Шулера, его тестя. Весной 1956 года Борман умер и его похоронили на деревенском кладбище. В действительности же причиной очередной мнимой смерти Бормана стал намечавшийся в апреле 1956 года визит в Англию Булганина и Хрущева. Опасаясь скандала, Борман был отправлен в Парагвай, где он и скончался в феврале 1959 года от рака кишечника. Но многие исследователи до сих пор убеждены: Борман не уезжал из Англии, а спокойно жил там до 1989 года.

Похоже, судьба Мартина Бормана еще долго будет оставаться тайной за семью печатями. Его официально хоронили уже три раза: в 1945, 1956 и 1973 годах. А легенды о нем продолжают жить. И специалисты нисколько не удивятся, если объявится очередной «свидетель», случайно «повстречавший» нацистского главаря в каком-то позабытом Богом уголке. И точка опять превратится в многоточие.

 


 

В.Скляренко, И.Рудычева, В.Сядро

ред. shtorm777.ru