Тушинский вор

История жизни и смерти Лжедмитрия 2

Лжедмитрий 2 — (когда родился неизвестно — смерть 11 (21) декабря 1610 г.) самозванец неизвестного происхождения. Его называли Калужский или Тушинский вор. С 1607 г. выдавал себя за сына Ивана IV Грозного, царевича Дмитрия якобы спасшегося (Лжедмитрия I). В 1608–1609 годах создал Тушинский лагерь под столицей, откуда безрезультатно пытался захватить Москву. С началом открытой польской интервенции сбежал в Калугу, где его и убили.

Появление Лжедмитрия 2

Объявившись в Стародубе в середине 1607 г. Лжедмитрий 2 был личностью, вовсе не подходящей для трона. «Мужик грубый, обычаев гадких, в разговоре сквернословный», — так описывал его польский ротмистр Самуэль Маскевич. Происхождение этого мужа действительно «темно и скромно» — то ли школьный учитель из белорусского местечка Шклова, то ли русский выходец, то ли попович, то ли крещеный еврей, то ли даже еврей некрещеный (что уж и вовсе невероятно). Его появление некоторые из историков объясняют желанием польских панов посеять смуту в московском государстве.


Рассказывали, что самозванец, вышедший из литовских владений в московское государство, по наущению агента жены Мнишека, Меховицкого, не решился сразу объявить себя царем. Вначале он назывался московским боярином Нагим и распространял в Стародубе слухи, что Дмитрию удалось спастись. Когда же его с пособником, подьячим Алексеем Рукиным, стародубцы подвергли пытке, последний сообщил, что называющий себя Нагим и есть настоящий Дмитрий. Он принял повелительный вид, грозно махнул палкой и крикнул: «Ах вы сякие дети, я государь».

Первые победы

Стародубцы и путивльцы бросились к его ногам причитая: «Виноваты, государь, не узнали тебя; помилуй нас. Рады служить тебе и живот свой положить за тебя». Его освободили и окружили почестями. К нему присоединились Заруцкий, Меховицкий, с польскорусским отрядом, и несколько тысяч северцев. С этим войском Лжедмитрий 2 смог взять Карачев, Брянск и Козельск. В Орле он получил подкрепление из Польши, Литвы и Запорожья.

1608 год, май — войска Лжедмитрия одержали победу над Шуйским под Волховом. В этой битве воинством самозванца командовал украинский князь Роман Ружинский, приведший под знамена нового «царя» тысячи завербованных им в Речи Посполитой добровольцев. В скором времени самозванец подошел к столице и расположился в Тушине, в 12 верстах от Москвы (угол, образуемый рекой Москвой и притоком ее Сходней), отчего и получил кличку «тушинский вор».

Тушинский лагерь

Тушинский лагерь

Почти полтора года длился тушинский период российской смуты. В лагере Тушинского вора оказались не только польские, украинские, белорусские и русские авантюристы, но и представители знати — противники Шуйского. В их числе следует упомянуть и ростовского митрополита Филарета Никитича Романова, нареченного патриархом (кажется, даже против его воли). Самозванец призывал на свою сторону народ, отдавая ему земли «изменников» бояр и дозволяя даже насильно жениться на боярских дочерях. Лагерь вскорости превратился в укрепленный город, в котором было 7 000 польских воинов, 10 000 казаков и несколько десятков тысяч вооруженного сброда.

Основная сила «Тушинского вора» состояла в казачестве, которое стремилось к установлению казачьей вольности. «У нашего царя, — написал один из служивших у него поляков, — все делается, как по Евангелию, все равны у него на службе». Но когда в Тушине объявились родовитые люди, то сразу начали возникать споры о старшинстве, появилась зависть и соперничество друг с другом.

1608 год, август — часть освобожденных по ходатайству Сигизмунда поляков попала в расположение тушинцев. Бывшая там Марина Мнишек, после уговоров Рожинского и Сапеги, признала Лжедмитрия 2 своим супругом и, была с ним тайно обвенчана. Сапега и Лисовский присоединились к самозванцу. Казаки продолжали стекаться к нему, так что у него было до 100 000 человек войска.

В Москве и окрестных городах влияние Лжедмитрия 2 неуклонно росло. Ему подчинились Ярославль, Кострома, Вологда, Муром, Кашин и много других городов.

Поляки и русские воры, которых отправляли по городам, в скором времени настроили против себя русский народ. Вначале самозванец обещал тарханные грамоты, которые освобождали русских от всех податей, но жители скоро увидели, что им придется давать столько, сколько захотят с них брать. Из Тушина высылали сборщиков подати, а спустя какое-то время туда же отправлял своих сборщиков из-под Троицы Сапега.

Поляки и русские воры собирались в шайки, которые нападали на села, грабили их, издевались над людьми. Это ожесточило русский народ, и он уже не верил в то, что в Тушине настоящий Дмитрий.

После неудачи Сапеги перед Троицкой лаврой положение «царька» самозванца пошатнулось; отдаленные города начали от него отрекаться. Очередная попытка захватить Москву не имела успеха; с севера надвигался Скопин со шведами, в Пскове и Твери тушинцы были разбиты и бежали. Москва была освобождена от осады.

Калужский лагерь

Осада Троице-Сергиевой лавры

Поход Сигизмунда III под Смоленск еще больше ухудшил положение «царька» — поляки начали переходить под знамена своего короля. Лжедмитрий, переодевшись крестьянином, сбежал из стана. В укрепленной Калуге он был принят с почестями. В Калугу прибыла и Марина Мнишек, под охраной, выделенной Сапегой, самозванец жил в почете. Без надзора польских панов чувствовал себя свободней. Ему снова присягнули Коломна и Кашира.

А в то время армия Сигизмунда III продолжала безуспешно осаждать Смоленск, а молодой полководец Скопин-Шуйский смог снять осаду с Троице-Сергиевой лавры. И вдруг Скопин-Шуйский скончался, по слухам, отравленный супругой одного из царских братьев, князя Дмитрия. Последний был назначен командующим армией, отправленной на подмогу Смоленску.

Поход на Москву

Под Клушином, в 150 км от столицы, 24 июня 1610 г. войско Шуйского разгромили поляки под началом коронного гетмана Станислава Жулкевского. Путь на Москву был открыт. Жулкевский подступил к ней с запада, Тушинский вор — с юга. Самозванец взял Серпухов, Боровск, Пафнутьев монастырь и дошел до самой Москвы. Марина остановилась в Николо-Угрешском монастыре, а Лжедмитрий — в дворцовом селе Коломенском. Снова, как в тушинские времена, до Кремля было рукой подать и царский престол был пуст (Василий Шуйский 17 июля был «сведен» с трона, а после насильно пострижен в монахи).

Но и на этот раз история отвела калужскому «царьку» только незавидную роль. Его появление заставило московских бояр выбирать из двух зол меньшее. 17 августа Жулкевский заключил с ними договор, по которому на московский престол должен был вступить сын Сигизмунда III королевич Владислав. Столица, а после и много других русских городов присягнули на верность царю Владиславу Жигмонтовичу. Отныне введенный в Москву польский гарнизон стал непреодолимым препятствием для Лжедмитрия.

Жулкевский, впрочем, попытался уладить дело миром. От имени короля он пообещал самозванцу в случае поддержки королевского дела отдать город Самбор или Гродно. Но, возмущенно написал гетман в своих мемуарах, «он не думал тем довольствоваться, а тем более его жена, которая, будучи женщиной амбициозной, довольно грубо бормотала: «Пусть Его Величество король уступит Его Величеству царю Краков, а царь Его Величество уступит королю Его Величеству Варшаву».

Тогда Жулкевский решил просто арестовать их, но Марина с самозванцем 27 августа сбежали в Калугу, в сопровождении 500 казаков атамана Ивана Мартыновича Заруцкого, который впервые выступил на их стороне.

Смерть Лжедмитрия 2

Он погиб вследствие мести крещенного татарина Урусова, которого подверг телесному наказанию. 1610 год, 11 декабря — когда самозванец, полупьяный, под конвоем толпы татар выехал на охоту, Урусов рассек ему саблей плечо, а младший брат Урусова отрубил ему голову. Смерть его произвела страшное волнение в Калуге; всех оставшихся в городе татар перебили. Сына Лжедмитрия провозгласили калужцами царем.

 

 


 

И.Муромов

ред. shtorm777.ru