Гитлер, Копье Судьбы

Адольф Гитлер и его любимый артефакт — Копье Судьбы

Одна из наиболее таинственных историй, связанных с институтом «Аненэрбе», — это история реликвии, которая известна как «Копье Судьбы». Принадлежало древнее оружие династии Габсбургов и, как гласит предание, должно было приносить им удачу.

«Копье Судьбы» это был любимый артефакт самого Адольфа Гитлера. В первый раз их встреча произошла еще до Первой мировой войны. Гитлер, когда еще был совсем молодым человеком, бродил по залам венского дворца Хофбург, превращенного в музей. Входить туда можно было бесплатно, что было весьма немаловажным обстоятельством для вечно бедствовавшего юноши. Волей случая оказавшись в зале сокровищ Габсбургов, экспонаты которого он до того времени считал никому не нужным хламом, Гитлера привлекла лекция одного из гидов, проводивших экскурсию. Вот как он сам написал об этом впоследствии:

Группа остановилась точно напротив того места, где я находился, и гид показал на старый наконечник копья. Вначале я не обращал внимания на то, что рассказывал гид, считая присутствие рядом со мной этой группы всего лишь вторжением в интимное течение моих мрачных мыслей. Вот тогда-то я и услыхал слова, которые вскоре изменили мою жизнь: «С этим копьем связана легенда, согласно которой тот, кто объявит его своим и откроет его тайну, возьмет судьбу мира в свои руки для совершения Добра и Зла… В Средние века, — рассказывал далее гид, — некоторые германские императоры владели этим копьем и верили в легенду. Однако за последние 5 столетий никто уже не испытывал доверия к этим сказкам, если не считать Наполеона, потребовавшего себе это копье после победы в битве при Аустерлице. После разгрома наполеоновских войск наконечник копья был тайно вывезен из Нюрнберга и спрятан в Вене».

Когда экскурсанты двинулись дальше по залам музея, будущий фюрер подошел к витрине и долго смотрел на копье. Древко его состояло из двух ветвей, которые были закручены в спираль, их венчал потемневший от времени наконечник, удивительно острый и тонкий. Позднее Адольф Гитлер выяснит, что, по преданию, копье было способно летать, закручиваясь в воздухе и преодолевая различные невидимые поля. Кроме всего, оно имело еще ряд магических свойств, и этот список, скорей всего, был далеко не полным.

Но все это будет после, а в тот момент Гитлер просто смотрел на копье, не в состоянии отвести глаза. Позднее он вспоминал:

В ту же секунду я понял, что наступил знаменательный момент в моей жизни. Однако я не понимал, как этот чисто христианский символ мог вызвать у меня столь сильное волнение. Долгие минуты я стоял, рассматривая копье, совершенно забыв обо всем, что происходило вокруг. Казалось, что копье хранит какую-то тайну, от меня ускользавшую, однако мною владело такое чувство, будто я знаю о ней инстинктивно, не в состоянии проанализировать ее смысл в своем сознании. Копье было чем-то вроде магического носителя откровения: оно открывало такие прозрения в идеальный мир, что человеческое воображение казалось более реальным, чем материальный мир. Это было, как если бы я столетия тому назад уже держал это копье в руках, и оно дало мне все свое могущество. Как это было возможно? Что за безумие овладело моим разумом и родило бурю в моем сердце?

На другой день он вновь пришел в музей, чтобы посмотреть на копье. А после направился в библиотеку, чтобы подробней ознакомиться с историей необычной реликвии. Последуем и мы за ним…


Думаю, все мы помним евангельские строки, которые посвящены распятию Христа. Прекрасно помнил их и Гитлер, несмотря на свою неприязнь к христианской религии. Спаситель был распят на горе Голгофа — в переводе с арамейского ее название означает «голова», «череп». Гора специально предназначалась для казни преступников.

Казни через распятие случались довольно часто — в тогдашней Римской империи было неспокойно. То рабы бунтовали, то покоренный народ поднимал восстание, не осознавая всей прелести принадлежности к «цивилизованному миру», то вдруг объявится какой-то бродячий проповедник, смущающий народ. Вокруг места казни стояло оцепление из римских легионеров. Ими командовал центурион. История сохранила для нас имя человека, командовавшего солдатами во время казни Христа. Его звали Лонгин.

В те времена каждый римский легионер обязан был уметь соорудить крест. Ничего сложного в этом, по сути, не было. Надо было всего лишь срубить дерево, зачистить два бруса — горизонтальный и вертикальный — и скрепить их вместе с помощью веревок или, для надежности, зарубок в дереве. После такого приготовления можно было приступать и к самой казни. Два гвоздя забивали в руки несчастного, третий проходил насквозь через щиколотки обеих ног. Все операции — от рубки дерева до забивания гвоздей — выполнялись одним орудием: боевым топором. Дополнительно могли привязывать обреченного на казнь к кресту, чтобы гвоздь не разорвал человеческую плоть под весом тела и жертва не упала с креста.

Перед центурионом, который руководил казнью, обычно стояла важная задача. Ему надо было не только руководить всей процедурой казни, но еще и удостовериться в смерти жертвы. На кресте как правило умирали медленно — кровь на ранах быстро сворачивалась и больше не вытекала. Жертва страдала от голода и жажды. Как считают некоторые исследователи, специфическая поза на кресте рано или поздно приводила к удушью. Обычно для сокращения страданий приговоренным перебивали голени. Когда смерть наступала, центуриону надо было пронзить копьем сердце распятого, чтобы удостовериться в его смерти. Этот, говоря на современном языке, «контрольный прокол» был произведен и в отношении Христа. Спаситель, к слову сказать, мучился на кресте сравнительно недолго — лишь около 6 часов. В Евангелии от Иоанна эта процедура описывается так:

Но так как тогда была пятница, то иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, просили Пилата, чтобы перебить у них голени и снять их. Итак, пришли воины, и у первого перебили голени и у другого, распятого с Ним. Но придя к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у него голени, но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекли кровь и вода.

Крест, гвозди и копье — орудия распятия Христа — были сохранены христианами и свято чтимы. Первым прекратил свое существование крест. Разделенный на множество мелких частиц, он был в IV столетии, после принятия Римом христианства, распространен по всем приходам империи. А вот гвоздям и копью повезло больше; дробить на кусочки их никто не стал.

Впрочем в данном случае интересует нас именно копье…

Возвратимся к нашему центуриону Лонгину. Его имя с латыни переводится как «длинный». Люди высокого роста вообще чрезвычайно ценились в римской армии. Стандартный римский командир, он особо ни чем не выделялся. Но после распятия, если верить евангельским текстам, стал ревностным христианином. В Евангелии от Матфея говорится:

Центурион же и те, которые с ним стерегли Иисуса, видя землетрясение (в момент смерти Спасителя на Кресте. — Прим. авт.) и все бывшее, устрашились весьма и говорили: воистину Он был Сын Божий.

После перенесенного душевного потрясения центурион стал одним из лидеров христианской общины. Свое копье он сохранил как реликвию. Лонгин много проповедовал и в конечном счете обрел дар исцелять людей от глазных болезней. Сегодня он канонизирован Церковью. А как же его копье?

Вначале мы видим его среди христианских реликвий в Риме. Но Римская империя быстро пала, и следы копья теряются на несколько столетий. Возможно, его хранили в одном из множества монастырей, которые были в бурлящей Европе единственным — пусть часто и призрачным — оплотом стабильности. Но лишь только все более или менее успокоилось, копье снова дает знать о своем существовании.

В X столетии оно под названием «Святое Копье» фигурирует в списке реликвий, принадлежавших германскому императору Отгону Великому. Как гласит легенда, раньше оно принадлежало самому Карлу Великому, который, в свою очередь, получил его из рук римского папы в качестве благодарности за освобождение Рима от варваров. Описание копья доказывает, что речь идет именно о том предмете, который видел в Хофбурге Адольф Гитлер. Впоследствии копье переходит из рук в руки и используется при коронации императоров. Так, на средневековой миниатюре мы видим Генриха II, держащего копье в момент возложения на него императорской короны.

Но после происходит нечто непонятное. Святое Копье почему-то временами называют копьем святого Маврикия. Путаница? Судя по всему, нет. Святой Маврикий — это, как и Лонгин, римский солдат, христианин, который пострадал в эпоху гонений в IV столетии. Он был вместе с множеством единоверцев предан мучительной казни. Согласно легенде, перед смертью Маврикий успел бросить копье, которое, описав абсолютно немыслимую траекторию в виде креста, вонзилось в горло императорского легата, который командовал уничтожением христиан. С того времени копье считалось реликвией, дарующей победу над врагами. Оно принадлежало вначале представителям Бургундского дома, а после попало к германским императорам. И началась путаница. Вначале все прекрасно понимали, что речь идет о совершенно другом копье. Но после того как будущий император Оттон Великий взял его с собой в поход против венгров и разгромил последних в битве на Лехе в день памяти святого Лонгина, оно получило дополнительное прозвище — «копье Лонгина». Прошло совсем немного времени, и его владельцы стали утверждать, что в их руках — то самое копье, которое пронзило сердце Христа.

В XIII веке копье Лонгина попадает в руки династии Габсбургов — не самых влиятельных и сильных германских князей. С этого времени начинается стремительное возвышение их рода. По совершенно необъяснимой причине Рудольф Габсбург в скором времени избирается германским императором; после под власть Австрии добровольно переходят Чехия и Венгрия. Спустя три столетия после обретения Копья Лонгина — так теперь стала называться реликвия — Габсбурги едва не превратились в полновластных хозяев всей Европы. Карл V, германский император, был одновременно и испанским королем, Казалось, еще один рывок — и вместо нескольких крупных государств возникнет единая империя.

Рывка не получилось: слишком сильным было объективное противодействие подобным планам. Но на протяжении столетий род Габсбургов, когда-то захудалый и никому не известный, являлся хозяином одной из великих держав Европы. Не благодаря ли Копью Судьбы? Будущий фюрер мечтал это выяснить на собственном опыте.

Мечта Гитлера осуществилась 12 марта 1938 года. Германские войска, сосредоточенные в Баварии, ринулись через границу. Нет, это не было войной. Австрийское руководство подчинилось ультиматуму из Берлина: Австрия должна войти в состав рейха. Вообще то, об этом мечтали многие австрийцы, и немецкие танковые колонны повсюду встречали с цветами. Произошел так называемый аншлюс.

Первыми из крупных нацистских функционеров в Вену прибыли Гиммлер, Гесс и Шелленберг. А на следующий день, 13 марта, в бывшую столицу величественно прибыл Гитлер. С трудом скрывая нетерпение, он дождался конца торжественных церемоний и отправился в Хофбург, где его дожидалось заветное копье Лонгина. У входа в музей стояли Сиверс и Кальтенбруннер, глава австрийских СС. Оба они прибыли к Хофбургу за несколько дней до аншлюса, их задачей было стеречь копье как зеницу ока. Со своей задачей оба деятеля вполне справились — когда полиция попыталась взять музей под контроль, там уже находились готовые стоять насмерть автоматчики. На штурм полицейские не решились, а осада в связи с аншлюсом продлилась недолго.

Фюрер долго стоял в молчании перед копьем. А потом отдал приказ доставить его в Нюрнберг. Почему же не в штаб-квартиру «Аненэрбе»? На это были свои причины.

Гиммлер, рейхсфюрер СС, которому подчинялось в том числе и «Наследие предков», с удовольствием взял бы реликвию себе. Он тоже был наслышан о мистических свойствах древнего артефакта, якобы способного полностью изменить судьбу его владельца. Но Гитлер был не меньше заинтересован в копье — и рейхсфюреру СС пришлось довольствоваться копией, которая была установлена в замке Вевельсбург. Впрочем, какое-то время ходили слухи — судя по всему, ложные, — что пронырливому Гиммлеру удалось-таки поменять местами копию и оригинал.

Передачу копья оформили юридически как дар Австрии своему новому фюреру. Усилиями специалистов Министерства пропаганды этот акт был широко разрекламирован. Копье отправилось в Нюрнберг — столицу нацистского движения, где было помещено в церковь Святой Екатерины. Главным хранителем копья был назначен обербургомистр Нюрнберга Вилли Либель: человек, которому поручалось организовывать все партийные праздники. 13 октября 1938 года Копье Лонгина оказалось в своем новом обиталище.

Этот день объявили в Германии общенациональным праздником. На вокзале собралось множество народа, чтобы увидеть прибытие поезда. Войска образовали живую ограду на пути от вокзала до церкви Святой Екатерины, по которому бронированные машины везли императорские сокровища. Такой праздник планировалось повторять ежегодно, однако реализовать это не удалось— в 1939 году началась война, и всем стало не до пышных торжеств.

С началом войны по распоряжению Гитлера изготовили несколько копий священной реликвии. Они были расположены в древних орденских замках на границах Германии, а потом, по мере захвата чужих территорий вермахтом, распространялись по всей Европе. Считалось, что эти «клоны» Копья Судьбы помогут защитить границы «тысячелетнего рейха» от врагов.

Не помогли. Может быть, по той причине что копии снимались не с настоящего копья Лонгина?

Честно говоря, я сам изначально до конца не был уверен в том, что копье Маврикия и копье Лонгина — не один и тот же артефакт. Уж очень много было указаний на то, что речь идет об одном предмете. Но несколько довольно странных фактов заставили меня насторожиться.

Первое, Святое Копье упоминается среди реликвий христианской общины только в самый ранний период ее существования. И снова «всплывает» лишь в IV столетии— уже после истории с Маврикием. Оказывается, мы не в состоянии выстроить непрерывную цепочку фактов. разумеется, вполне может быть, что копье три столетия пролежало в каком-то тайнике, чтобы его не уничтожили язычники. Но ведь крест и гвозди почитались чуть ли не открыто! С чего бы это такое пристальное внимание именно к копью?

Только потом, внимательно изучив древние тексты, я заметил весьма интересный факт: копье никогда не было собственностью христианской общины. Оно оставалось у Лонгина. То есть пока Лонгин был в общине, оно находилось с ним. Потом вместе с ним и «ушло». Вот только куда?

Известно, что Лонгин стал страстным проповедником и обошел много стран. Его маршрут весьма хорошо известен. В частности, он проходил по территории современной Сирии, Турции и отправился на Кавказ. Именно там, на территории нынешних закавказских республик, он задержался на весьма продолжительное время, основал христианскую общину и руководил ею до самой смерти. К слову сказать, Армянская Христианская церковь до сих пор почитает Лонгина как своего основателя.

Теперь мне было ясно, в каком направлении искать. Конечно, ни русского, ни армянского я не знал, и пришлось обратиться к переводчику. Оказалось, что я веду поиск абсолютно правильно: упоминания о Святом Копье встречались практически на каждом шагу. Первый документ, который мне удалось достать, — рапорт русского генерала, который в 1805 году сражался с турками на Кавказе. Русскими войсками был занят, в частности, Эчмиадзинский монастырь. Здесь русскому генералу показали реликвию — древнее копье — и рассказали удивительную историю. По преданию, именно этим копьем было пронзено сердце Христа, и оно обладает гигантской магической силой. Несмотря на бурные времена, ни разу за свою многовековую историю монастырь не подвергался разграблению, ни разу на него не напали враги.

Зная о чудесных свойствах реликвии, монахи с ее помощью творили настоящие чудеса. Нередко копью приходилось совершать длительные путешествия. В XVIII столетии, когда в Грузии началась эпидемия холеры, армянские монахи помогли своим православным единоверцам, пронеся копье в сопровождении крестного хода по всей стране. В итоге болезнь была вынуждена отступить. И вот копье — перед русским генералом. Долго всматривается он в древнюю реликвию, а после садится и пишет рапорт своему императору:

Его Императорскому Величеству генерала от инфантерии князя Цицианова рапорт.

К прежде взятым мною при возвращении из-под Еривани из Ечмиадзинского Армянского монастыря сокровищам в наибогатейших иконах, мощах, ризнице, украшенной драгоценными камнями, как для сбережения от лжепатриарха Давида, который все оное хотел увезти в турецкие области, так и по просьбе архиереев той нации, генерал-майор Несветаев нечаянным захватом оного монастыря сделался властителем и остальных сокровищ, большой важности по святости христианской, а именно: Святое Копие, коим прободен был Христос Спаситель наш; рука святого Григория, Просветителя армянской нации, — все сие найдено между рогож и нечистых тряпок для утаения; богатейшая ризница и иконы, и все то доставлено сказанным генерал-майором Несветаевым в Тифлис, куда мощи и Святое Копне армянскими архиереями вносимы были с довлеемою (достаточной — Прим. авт.) церемониею.

Ныне же генерал-майор Портнягин занимается переписью всего того с армянским духовенством, по совершении чего для успокоения той нации, имеющей большую веру к оному Святому Копию и мощам, не оставлю я обвестить, как и о прежде привезенных, что они забраны единственно для сбережения от лжепатриарха Давида, расхитившего уже сокровища Ечмиадзинского монастыря, но что когда Богу угодно будет восстановить на патриарший престол патриарха Даниила или Ечмиадзин будет под российским правлением, тогда все сие возвращено будет в целости тому монастырю, яко собственность, никем не отьемлемая.

О всем сем имею счастье всеподданнейше донести Вашему Императорскому Величеству; имею таковое поднести рисунок того Святого Копья. Генерал от инфантерии князь Цицианов. Елисаветполь. Июня 17 дня, 1805 года.

По сегодняшний день настоящее Святое Копье хранится в Эчмиадзинском монастыре. О нем мало кто знает, что, впрочем, только на пользу монахам. Многие по-прежнему считают, что копье Лонгина — это то самое Копье Судьбы, которое хранилось у Гитлера. Впрочем его судьба также до конца неясна.

После разгрома нацистов многочисленные копии быстро разошлись по рукам победителей. Причем каждый владелец уверял, что именно в его руках и находится оригинал, что еще больше усиливало путаницу. Экспертиза раз за разом подтверждала, что очередная «реликвия» — не более чем банальная подделка.

Куда же подевался оригинал? Проследить его путь совсем не просто. Нюрнберг на момент капитуляции Германии не был занят войсками ни одной из стран антигитлеровской коалиции, поэтому у нацистов было время спрятать Копье Судьбы. Куда? Точно сказать нельзя. Об этом можно только догадываться. Известно, к примеру, что когда Сиверс на допросе хотел рассказать о местоположении Копья, его грубо оборвали. Почему? Кто из допрашивавших его не был заинтересован в том, чтобы Сиверс открыл правду?

Ответы порождают еще больше вопросов…

 


 

Фон Кранц Ганс-Ульрих

ред. shtorm777.ru