Царь Спарты Леонид

Спартанский царь Леонид

Царь Спарты Леонид I — из рода Агидов, правил в 491—480 гг до н. э. Участник Греко-персидских войн, погиб в битве при Фермопилах. Леонид был сыном Анаксандрида II. Считается потомком Геракла в двадцатом поколении. Он был третьим из четырех сыновей, но после смерти Клеомена I и Дориея стал царем Спарты: «Леонид был младшим братом Клеомена I и вступил на престол после того, как Клеомен умер, не оставив мужского потомства»

Леонид взошел на престол в семнадцатилетнем возрасте и в первое десятилетие своего правления не сделал ничего выдающегося, однако в веках обессмертил свое имя последней битве при Фермопилах. Персидский царь Ксеркс, желая покорить Грецию вторгся в Элладу в 480 году до н. э., когда у эллинов проходили Олимпийские игры, а у спартанцев был канун священного праздника Карнеи. Эти праздники обязывали к священному перемирию, и это было одна из причин того, что в Фермопильском проходе громадную персидскую армию встретило только маленькое греческое войско.

Царь персов решил покончить с независимостью Греции. Приготовления к походу были небывалыми: 56 народов, подвластных Ксерксу, снимались с места по его приказу. Из самых отдаленных стран выдвигались ополчения на сборные пункты, на берега Тигра и Евфрата. Казалось, вся Азия пришла в движение.

Вместе победить или вместе умереть!

Фермопилы («Теплые ворота») называются так благодаря горячим серным источникам, которые существуют и сегодня. Общий совет греческих вождей решил занять это место. Леонид двинулся к Фермопилам с небольшим отрядом в 300 спартанцев, которые прославились по всей Греции как самые неустрашимые и сильные воины. «Вместе победить или вместе умереть!» – гласил закон спартанцев.

Смотря на то, как мало людей взял с собой Царь Спарты Леонид I, дрогнули даже видавшие виды сердца спартанских старейшин. Они сказали спартанскому царю: «Возьми хотя бы тысячу». На что Леонид I ответил: «Чтобы победить, и тысячи мало, чтобы умереть, довольно и трехсот». По дороге к отряду присоединились еще приблизительно 5 500 человек из различных городов и областей Греции. Таким образом, общая численность его войска была не более 6 тыс. человек.

Греки стали лагерем за стеной, перекрывающей узкий Фермопильский проход.


Ксеркс был совершенно уверен в победе. Когда в персидском лагере схватили греческих лазутчиков и хотели их казнить, персидский царь случайно узнал об этом. Он отменил казнь, приказав провести греков по всему лагерю персов и показать все, что они захотят увидеть. После пригласив их к себе расспросил, все ли они увидели что захотели, и отпустил восвояси.

Такой жест должен был произвести сильное впечатление на греков. Царь персов надеялся, что теперь, убедившись в его мощи и решимости, греки в конце концов одумаются, перестанут держаться за какую-то свою, непонятную для персов, свободу и добровольно подчинятся его воле.

Один из местных жителей, рассказывая эллинам о многочисленном войске варваров, добавил, что «если варвары выпустят свои стрелы, то от тучи стрел произойдет затмение солнца». В ответ спартанец Диенек беззаботно пошутил: «Наш приятель из Трахина принес прекрасную весть: если мидяне затемнят солнце, то можно будет сражаться в тени» (в некоторых источниках это высказывание приписывается самому царю Спарты Леониду I).

Ксеркс прождал четыре дня в надежде, что греки испугаются и отступят, но когда персы от имени своего царя предложили спартанцам сдать оружие, Спартанский царь дерзко ответил: «Приди и возьми!». Прошел срок, и Ксеркс велел штурмовать ущелье. «Неприятель приближается!» – крикнул греческий стражник. «Отлично! – сказал Леонид. – И мы приближаемся к неприятелю».

Царь персов послал на штурм наиболее боеспособные отряды из урожденных мидян. Получив жесткий отпор, мидяне отступили. После этого царь сменил мидян на киссийцев и саков, славившихся своей воинственностью. Более легко вооруженные варвары не смогли прорвать плотную фалангу спартанцев, укрывшихся за сплошной стеной больших щитов.

Ксеркс послал храбрейших из своего войска, «бессмертных», но и те не смогли сломить спартанцев.

Ксеркс не знал, что предпринять дальше, в это время к нему пришел местный житель, некто Эфиальт, который вызвался за вознаграждение провести персов горной тропой в обход Фермопил. Отборный персидский отряд в 20 тыс. человек под началом Гидарна скрытно шел всю ночь, а к утру внезапно атаковал заградительный отряд фокийцев. Загнав их на вершину горы, Гидарн продолжил движение в тыл эллинам, охраняющим Фермопилы.

Фокийцы послали бегунов сообщить грекам об обходном маневре персов, об этом же греков предупредил еще ночью один перебежчик из персидского лагеря. Тогда эллины стали держать общий совет. Мнения союзников разделились – большинство, подчиняясь воле обстоятельств, отправились по своим городам, предпочитая отступление неминуемой смерти. Остались только 300 спартанцев царя Леонида, 700 фокийцев и 400 фиванцев, которые не рассчитывали на победу, но лишь на славную смерть.

Последний бой

Настало утро, последнее утро для защитников – это был 7-й день, когда горстка греков удерживала армию персов. Царь Спарты Леонид облачился в царские одежды и, по обычаям своего народа, принес богам жертву. Этим обрядом он справлял тризну по себе и своим товарищам.

Прорицатель Мегистий, по внутренностям жертвенного животного, напророчил войнам Леонида I гибель. Царь сказал: «Давайте-ка позавтракаем, друзья, ведь обедать нам придется уже в Аиде». В стане персов раздался военный клич, по этому сигналу они ударили с фронта. Стойко смогли отбить спартанцы первый удар, и, сомкнувшись еще тесней, выдвинув еще дальше свои длинные пики, двинулись грозным строем вперед.

Персы падали с обрыва в море, карабкались на скалы, спасались бегством – все сметала фаланга, наступая обычным мерным шагом. Много знатных персов полегло в битве, два брата царя были убиты один за другим. Когда у греков поломались копья, они схватились за мечи и камни. На них наступают, топчут, давят; удары врага участились. Много персов приняли смерть от спартанского царя, но и он пал, сраженный в неравном бою.

Персы хотели взять его тело и поднести «в подарок» своему царю. Но спартанцы допустить этого не могли. Вокруг тела Леонида развернулось целое сражение. Побеждали греки! Они выигрывали время, нужное соотечественникам, чтобы уйти дальше. Эллины узнали о том, что ведомые предателем персы спустились с горной тропы, и вот-вот ударят им в тыл. Узнав об этом они, подняли на руки тело царя и отступили за стену. Там состоялся их последний бой. Полегли они все как один над телом спартанского царя Леонида, не отдали его врагу, закрыли его собой…

Когда бой утих, Ксеркс, в окружении свиты, пошел между мертвыми телами искать Леонида. Долго искал. В конце концов нашел. И «велел отрубить спартанскому царю голову и насадил ее на кол». Никогда ранее и никогда позже персидский царь не проявлял такой ненависти к своим врагам.

Отряд царя Спарты Леонида погиб, и эта легендарная битва известна, как одна из древнейших героических страниц в истории человечества. Под Фермопилами пало, по утверждению Геродота, до 20 тыс. персов и 4 тыс. греков. Павших эллинов похоронили на том же холме, где они приняли последний бой. На могиле поставили камень с эпитафией поэта Симонида Кеосского: «Странник, поведай спартанцам, что мы полегли в этом месте. Верность храня до конца воле сограждан своих».

В следующем, 479 году до н. э. войско персов было полностью разбито в битве при Платеях в Беотии. В той битве отличился спартанец Аристодем, единственный оставшийся в живых из 300 спартанцев, оставленный царем перед последней битвой в соседнем селении из-за ранения.

За голову предателя Эфиальта Спарта объявила награду, и в последствии он был убит. Останки спартанского царя были перезахоронены в Спарте через 40 лет после его гибели. Жители города спустя 600 лет после легендарного сражения, уже в римское время, каждый год проводили состязания в честь национального героя. Имена всех павших в Фермопилах были высечены на плите.

 

 


 

ред. shtorm777.ru