Кто такая Мата Хари

Мата Хари. Жуткий танец смерти

Двухэтажная вилла «Реми», находящаяся в пригороде Парижа, хранит много тайн. Она будет хранить их вечно. Ее легендарная хозяйка, расстрелянная 15 октября 1917 г. под Парижем, унесла с собой в могилу ответ на многолетний вопрос была ли виновна Мата Хари?

Первая легенда показывает парижскую танцовщицу Мата Хари как супершпионку, которая выдавала германской разведке важные военные секреты, связанные с боевыми операциями первой мировой воины. На вилле «Реми» устраивались не только балы и оргии, но еще и назначались тайные встречи. В одной из глухих комнат Мата Хари привечала и офицеров немецкого генерального штаба, и дипломатов из Франции.

Кто такая Мата Хари? С кем она вела основную игру? Особняк, окруженный роскошным садом, был замечательным местом и для оргий, и для шпионского промысла. Эта часть города не была интересна полиции и спецслужбам. Провинциальная улочка Виндзор дышала миролюбием и мещанским укладом. Она еще не была застроена большими домами, лавками и кофейнями.

Писатель и журналист Марк Алданов, который эмигрировал из Киева сразу после революции, в начале 1930-х написал о «Реми» так: «Я побывал в доме Мата Хари. В старинных уголовных романах Монгепена, Габорио, в разных „Тайнах Розового Дома“ описаны именно такие таинственные виллы. Сходство абсолютное, вплоть до узких винтовых лестниц, соединяющих первый этаж со вторым. Возможно, кроме удобства, именно романтика этого особняка и привлекла внимание Мата Хари — ведь ее и погубила, главным образом, романтика».

На много легенд имеется множество контрлегенд. Одна из таких контрлегенд выставляет хозяйку «Реми» как мученицу и неудачницу, жертву дьявольской интриги. Знаменитая парижская актриса приревновав танцовщицу к своему мужу, коварно обвинила соперницу в шпионаже. Судебная ошибка завершилась расстрелом 15 октября.

• По некоторым слухам, интриганка уже давно покаялась римскому папе и умерла в страшных угрызениях совести. Но слухи остаются лишь слухами. Судьба Мата Хари, украшенная легендами и недомолвками, освещалась во французских СМИ десятилетиями. Упоминались известные фамилии, бичевались высокие должностные лица, выливался компромат с парламентской трибуны. Тот же Марк Алданов, изучив множество архивных документов, не считает Мата Хари невинной овечкой. Шпионку выдала не артистка-ревнивица, а Эйфелева башня.

«Мата Хари была очень умная и одаренная женщина с необычным темпераментом, жадно любившая жизнь, жадно любящая позы и эффекты, взбалмошная до истеричности и болезненно лживая. В Париже, Вене, Берлине по ней сходили с ума самые различные люди. Говорят, что среди ее любовников были генералы, чиновники, один из высших служащих министерства иностранных дел, академик, военный министр, принцы и великие герцоги. Рассказывают даже о двух монархах. Сочетание всего этого обещало многое; но из него нисколько не вытекала необходимости совершать тяжкое преступление.

Обстоятельства, при которых Мата Хари стала шпионкой, известны лишь германской разведке. Мы тут вступаем в область догадок.

Успех танцовщицы Мата Хари в Париже, где как правило создается или закрепляется артистическая слава, дал ей возможность гастролей по всей Европе. Она выступала в Вене, Берлине, Амстердаме, Риме, Монте-Карло. Платили ей по меркам того времени недурно. Мата Хари получала за выход в среднем примерно 200 золотых франков. Выступала она часто и, как следствие, могла бы хорошо жить и на свой заработок.


• Хозяйка кофейни, находящейся на улице Виндзор рядом с домом Мата Хари, хорошо ее помнила. Она рассказывала, что этот дом всегда осаждали кредиторы. 1914 год — танцовщица, оставляя Париж, буквально спаслась от них бегством: она тщательно скрывала свой отъезд и уехала из дома ночью. Есть сходные указания и в печатных источниках. Она, как видно, неоднократно переходила от большой роскоши почти к бедности.

Не очень роскошной была ее квартира — та самая, на которой происходили оргии. Это и теперь видно по размерам комнат, по ванной, по разным мелочам. Мата Хари немало зарабатывала танцами, ее щедро оплачивали богатые покровители, ей платила германская разведка. Куда же могли деваться деньги? Говорят, она играла в карты».

Так что же могло толкнуть Мату Хари на путь, который оборвался возле Венсенского полигона? Может быть, сама романтика шпионажа, манящая тайными встречами, внешнеполитическими кознями, двойной жизнью. Танцовщица жила нервами, оголенными чувствами, бурной фантазией. Казалось, что она крутит собственную жизнь, словно бульварный биографический фильм. Многие полагают, что Мата Хари завербовалась еще до войны. Был назван даже год (1914), но документально этот факт не подтвержден. В германской агентурной сети танцовщица проходила под псевдонимом «Н-21». Буква «Н» указывала на старого агента, работавшего во Франции. Позднее, уже с началом войны, появился шифр AF.

1914 год, лето -за несколько недель до войны, танцовщица приехала в Германию. Ее биограф Гейманс утверждал, что Мата Хари уже тогда «была полностью осведомлена о военных планах Германии». С этим мнением можно было поспорить: зачем немецкому генштабу посвящать платного агента средней руки в свои военные намерения? Да и сам император Вильгельм мог только подозревать о начале войны в августе. Зная о неминуемом начале войны, Мата Хари, скорей всего, предпочла бы не уезжать из родного Парижа.

Весть о начале войны застала Мата Хари за столиком берлинского ресторана в компании главы городской полиции. Такое необычное соседство шпионка объяснила просто: «В Германии у полиции есть право цензуры над театральными костюмами. Меня находили слишком обнаженной. Префект зашел осмотреть меня. Там мы и познакомились».

Через полгода танцовщица возвратилась во Францию уже с новой разведывательной миссией. Но профессиональное счастье агента продолжалось недолго. Первой информацию об агенте Н-21 получила британская разведка «ИнтеллидженС Сервис» от своего мадридского агента. В скором времени за Мату Хари взялись французские контрразведчики. За ее особняком было установлено круглосуточное наблюдение, контролировали все почтовые отправления, фотографировали встречи, рауты, интимные сцены…

«Я читал ее перехваченные письма, — рассказывал комендант Ладу. — Большая часть из них была адресована капитану, давно служившему на фронте. Все их подвергли самому тщательному исследованию, проверили в наших лабораториях при помощи разных химических реактивов. В них не было ничего, решительно ничего такого, что смогло бы повлечь за собой что-то, кроме смутных подозрений». Героем многих писем Мата Хари был капитан, в которого она просто влюбилась. Честный армейский офицер даже не подозревал о тайной жизни Мата Хари. Парижская танцовщица мечтала о замужестве, семье и детях, но дальше мечты дело не пошло.

• Через месяц танцовщица заметила усердие контрразведки. Она не стала паниковать. Может быть, она приняла слежку за простую проверку, которой подвергались все, кто прибывал из-за границы. Но когда тайный надзор затянулся, Мата Хари решилась на ответный шаг. Она пришла на прием к коменданту Ладу. Визит носил непринужденный характер. Инициатива свидания была как бы встречная: не то чтобы Ладу ее вызывал, не то чтобы она добивалась приема.

Беседа началась с жалобы в кокетливой форме.

— За мной наблюдают какие-то люди, — игриво хмурилась красавица. — Они следят за мной и днем, и ночью.

— Ну что вы, мадмуазель, — комендант явно поддержал игру. — За вами ведут охоту ваши же поклонники. И всему виной лишь ваша красота.

Женская интуиция уловила фальшь. Но гостья не подала вида и сказала, что собралась на лечение в Виттель, который располагался в прифронтовой полосе. Ладу, не теряя любезности и улыбки, сразу же подписал пропуск. Возле Виттеля базировался авиационный лагерь, созданный для бомбовых ударов по врагу и тщательно замаскированный в густом лесу. О лагере было известно узкому кругу лиц, в который каким-то образом попала и Мата Хари. Только за красивой шпионкой захлопнулась дверь, как Ладу тут-же связался с разведкой.

Не успела Мата Хари сесть в поезд, как в отели Виттеля были внедрены под видом лакеев секретные сотрудники. Базовому агенту, залегендированному под офицера-летчика, поручили приударить за танцовщицей.

Мата Хари остановилась в гостинице и в первый же вечер посетила местный ресторан. Она сразу же заприметила красивого капитана в форме ВВС, который робко посматривал в ее сторону. Женщина со вкусом потягивала коктейль и отрешенно смотрела в залитое уличными огнями окно. Под конец вечера офицер подсел к танцовщице за столик и предложил познакомиться.

Мата Хари великодушно представилась, поболтала с капитаном, потом, пожаловавшись на головную боль, попрощалась и вышла из зала.

Каждый день она приветливо кивала летчику, временами любезничала с ним, но так и не проявила к нему никакого интереса. Шпионка добросовестно прошла курс оздоровительного массажа и водных процедур, прогуливалась у всех на виду по саду и почти ни с кем не общалась. Контрразведка была очень озадачена. Вернувшись спустя несколько дней в Париж, танцовщица снова захотела увидать коменданта Ладу. Притом без особого на то повода. Встреча проходила в том же веселом, ненавязчивом тоне. Мата Хари, не переставая строить глазки, вдруг заявила:

— Мне так деньги нужны. И такие деньги…
— Зачем же вам деньги, милая? — искренне удивился Ладу. — Ведь у вас и так все есть. Простите за любопытство, сколько же вам надо, чтобы вы почувствовали себя уютней?

— Миллион.
— Миллион чего: франков или, пардон, марок?
— Разумеется, франков.
— И вы рассчитываете получить такую сумму законным образом?
— Конечно. Причем сразу.

Танцовщица и Ладу весело рассмеялись. Беседа не теряла свой шутливый тон. Комендант откинулся на спинку кресла, закурил и, мечтательно закинув глаза к потолку, сказал:

— Сейчас такие деньги возможно получить, лишь оказав неоценимую услугу другу или врагу. Вот если бы вы, милая, проникли в ставку нашего верховного командования, немцы, поверьте мне, отсыпали бы вам в два раза больше.

— Мне легче попасть во вражеский штаб, чем в наш доблестный и неприступный.

— Вы настоящая патриотка Франции, мадмуазель. Но в мужских играх женщина бессильна.

Мата Хари, разогретая шампанским и веселой беседой с приветливым Ладу, заливалась смехом. Неожиданно она бросила:

— Как сказать, как сказать. Мужчина управляет миром, а женщина — мужчиной. На француженок падки не только наши, но и вражеские офицеры.

— О-о… И у вас есть примеры?
— Конечно, комендант. У меня даже был горячий любовник в германской ставке — поставщик У. Но это подобие имени вам ничего не скажет.

Ладу виновато пожал плечами и сменил тему. Он даже не подозревал о существовании какого-то У. Но французская разведка, которой он в деталях изложил суть разговора, была шокирована. Поставщик У считался высококлассным агентом и специализировался по вербовке на французской стороне. Для танцовщицы встреча с Ладу оказалась провалом. Комендант вспоминал: «Это имя вылетело у нее будто пуля, и эта пуля погубила несчастную».

Французская контрразведка сразу же берет потенциального агента в обработку. Однако это была не перевербовка: шпионка не знала о своем провале и получила только правительственное задание. Ей предложили выехать в Испанию, затем в Бельгию, пройти курс подготовки агента и поступить в распоряжение местной резиденции. Танцовщица охотно согласилась. Комендант Ладу приехал попрощаться с ней за день до отлета. Он по-отечески приобнял Мата Хари, поцеловал в лоб и ласково сказал:

— Никогда не ведите двойных игр, мадмуазель. Из двух фронтов нужно выбирать один, и поскорей. Иначе непременно проиграешь.

Шпионка озадаченно уставилась на Ладу, потом засмеялась и многозначительно заявила, что она родилась под знаком Зифи и что ее звездная эмблема — змея. Объяснять такую аллегорию девушка не стала.

• Французская разведка добыла код, по которому шла информация от германского агента в Испании в ставку Гинденбурга. Едва танцовщица прибыла в Мадрид, как Эйфелева башня, специализировавшаяся на радиоперехватах, засекла и расшифровала донесение из Мадрида: «В Мадрид прибыл агент Н-21. Ему удалось поступить на французскую службу. Он просит инструкций и денег. Сообщает следующие данные о дислокации французских полков… Указывает также, что государственный деятель N находится в близких отношениях с иностранной принцессой…»

Ответная телеграмма немецкого генштаба звучала так: «Прикажите агенту Н-21 возвратится во Францию и продолжать работу. Получить чек от Кремера в 5 000 франков Контуар д’Эсконт».

Что же представляла собой информация от танцовщицы? На суде Мата Хари была обвинена в том, что ее шпионское ремесло помогло потопить 17 союзных транспортов с войсками, уничтожить не менее дивизии союзных войск и сорвать наступление 1916 г. Во время процесса супершпионка отрицала такой разведывательный размах, заявив, что роль непомерно преувеличена.

Комендант Ладу убежден, что информация о расположении французских частей не совсем точна и второстепенна, а что касается романа господина N с принцессой, то это не представляло для немецкой разведки особой ценности.

В начале февраля 1917 г. Мата Хари возвратилась в Париж. Она так и не успела остановиться в отеле «Элизе-Палас». В холле отеля к ней подошли три человека в штатском, предъявили полицейские жетоны и предложили съездить во 2-е бюро Сюртэ (служба безопасности Франции). Танцовщицу завели в один из кабинетов, где уже сидели два офицера внешней разведки. Один из них поднялся ей навстречу и холодно произнес:

— Здравствуйте, Н-21. Где, когда и кем вы были завербованы германской разведкой?

Мата Хари отшатнулась и побелела, как полотно:
— Я не понимаю, о чем вы говорите…
Следствие продолжалось без малого полгода. За это время престарелый адвокат шпионки, формально назначенный советом сословия, любыми путями добивался применения 27-й статьи уголовного кодекса. Статья эта могла не только перечеркнуть смертный приговор, но и обеспечить режим содержания под стражей.

— Она беременна! — заявил 75-ти летний защитник, чем несказанно удивил военный суд. — От меня лично беременна. Между нами ЭТО произошло две недели назад, когда я навещал ее в тюремной камере. Беременную женщину мы не вправе казнить.

Вся система защиты на суде выглядела, мягко говоря, неубедительно. Да, Мата Хари получила от офицера германской разведки 30 000 марок, но она получила деньги из рук своего любовника, а не разведчика. «Все мои любовники платили мне не меньше, — с вызовом заявила танцовщица. — Я стою таких сумм. А тот факт, что деньги пересылались телеграфом из ставки в Мадрид, можно объяснить простым желанием германских офицеров получать удовольствие за казенный счет».

В середине лета 1917 г. изменницу и шпионку Мата Хари приговорили к смертной казни через расстрел. Серьезных поводов для кассации или президентского помилования не было.

В камере смертников узница продолжает играть роль индусской роковой женщины, но эта игра уже близилась к финалу. Она танцует знаменитый танец Шивы, бога любви и смерти, которым когда-то покорила со сцены весь Париж. Она танцует в грубом тюремном халате, отчаянно гримасничая и хихикая. От этого жуткого пляса, дышащего смертью, мороз шел по коже.

Рано утром 15 октября 1917 года дверь камеры отворилась, и три человека разбудили Мата Хари. «Мужайтесь, мадмуазель, — сказали ей самым обыденным тоном. — Пришло время искупления грехов». Узница сонно зевнула и приподнялась на кровати:
— Так рано? На рассвете? Что у вас за манеры?

Люди в штатском растерянно переглянулись: они явно не привыкли к таким предрасстрельным высказываниям. Танцовщица набросила халат, обулась и вопросительно уставилась на гостей. Один из них полез в карман:

— Папиросу?
— Спасибо, не нужно.
— Может, хотите выпить?
— Нет. Хотя подождите… От стаканчика грога я бы не отказалась.
Мужчина в штатском делает кому-то в дверях знак рукой и снова поворачивается с вопросом к приговоренной:

— Не имеете для властей никаких сообщений?
— Не имею. А если бы имела, то не сделала бы.

Чиновник в штатском понимающе кивнул и попросил ее переодеться в принесенный им наряд. Гости деликатно вышли, и в камеру зашел тюремный врач. Он поинтересовался самочувствием и смотрит, как Мата Хари переодевается. Входит пастор. При его появлении женщина говорит:

— Я не желаю молиться, не хочу прощать французам. Впрочем, мне все равно. Жизнь ничто, и смерть тоже ничто. Умереть, спать, видеть сны… Какое это теперь имеет значение? Не все ли равно: сегодня или завтра, в своей постели или где-то на прогулке? Все это — обман.

Пастор терпеливо переминается возле дверей и снова предлагает исповедоваться. Его уже не слушают, и он через несколько минут вышел. Пастора заменил адвокат, который радостно сообщил своей подзащитной о своей новой уловке для правосудия. В ответ Мата Хари передает ему три письма — для сановника, для дочери и для любовника-капитана:

— Возьмите письма. И не перепутайте, ради Бога.
У тюремных ворот стоит эскорт из пяти автомобилей. Приговоренная к смерти вместе с пастором и сестрами садится во второй и отправляется улицами сонного Парижа к месту казни — в Венсен. На полигоне у столба уже приготовлен катафалк с черным гробом. В десятке метров от столба скучают 12 солдат с карабинами.

• В конце 1960-х журналист-международник Леонид Колосов случайно встретился в Риме с участником расстрела. Престарелый Гастон Роше вспоминал то октябрьское утро с явной неохотой. Бывший солдат комендантского взвода долго выжимал из себя воспоминания, пока наконец не вырисовалась сцена расстрела.

… Еще не занялась заря, а они уже стояли, поеживаясь от холодного ветра. Солдаты не знали, кого будут расстреливать, и невольно заволновались, когда увидели высокую женщину в длинном платье, в широкополой шляпе с черной вуалью. Жертва вышла из машины, помогла выйти пастору, подошла к шеренге и сказала:

— Не надо завязывать глаза.
Каждый из палачей втайне надеялся, что именно в стволе его карабина находится холостой патрон. Чтобы солдатская совесть не слишком страдала, расстрельному взводу выдали уже заряженное оружие и сообщили, что в одном из патронников лежит патрон без пули. Рядом с женщиной семенил тюремный священник и бормотал под нос душеспасительные молитвы.

Никто не сказал приговоренной, где ей встать. Танцовщица сама выбрала себе место перед вооруженной шеренгой, как будто вышла последний раз на сцену, при этом на таком расстоянии, которого требовала инструкция. Подошел офицер и протянул черную повязку.

— Это так необходимо? — женщина удивленно вскинула черные брови.
Офицер немного растерялся и начал нервно теребить повязку. Он не знал, что ответить, и вопросительно взглянул на адвоката, стоявшего слева среди небольшой группы. Адвокат подошел и тихо переспросил:

— Это в действительности столь необходимо, месье?

— Если мадам не желает, — ответил офицер, — повязки не будет. Нам, собственно, все равно.

Подошел еще один офицер с веревкой в руках. Адвокат демонстративно поморщился:

— Я сомневаюсь, что моя подзащитная захочет принять пулю со связанными руками.

Скоро все отошли от приговоренной к смерти. Многие отвернулись. Она же стояла прямо и глядела на молоденьких солдат. Прозвучала первая команда. Забил барабан. Залпа не получилось: выстрелы затрещали вразнобой. Мата Хари медленно осела на колени, замерла, потом упала вперед лицом на землю. Подбежал тюремный врач, положил руку на шейную артерию и крикнул лейтенанту:

— Ваши солдаты плохо стреляют, мон шер. Всего три пули в теле. К счастью, одна попала прямо в сердце.

Солдат увели с тюремного двора. Лейтенант осмотрел свидетелей казни и громко спросил:

— Кто желает получить тело казненной?
Вопрос пришлось повторить. Все молчали. Адвокат сокрушенно развел руками…

Через пятьдесят с лишним лет Гастон Роше вспоминал:

— По сей день не могу забыть удивленного лица этой женщины перед дулом моего карабина, хотя прошло уже больше полувека. Но ведь в тот момент я убеждал себя в том, что, исполнив приказ, уничтожил змею в женском обличье. Но это не успокаивало. Тогда-то и пришло решение заново проанализировать имеющиеся факты, собрать новую информацию…

На это я потратил больше половины моей жизни и много денег. Теперь я твердо убежден, что Мата Хари была невиновной и ее казнь есть не что иное, как злодейское убийство, которое спровоцировала германская разведка.

 


 

А.Кучински

ред. shtorm777.ru