Копье Судьбы, Тайны Третьего рейха

Копье Судьбы и Третий рейх

В тридцать третьем году нашей эры пятого апреля, с трудом на плечах неся грубо вытесанный крест, Иисус проходил по узким улицам Иерусалима и поднялся на гору, которую называли Лобной, а по-еврейски — Голгофа. Там свершилась казнь и Он был распят, а с ним вместе разбойники Гестас и Дисмас.

Случилось это в пятницу, а потому как на следующий день наступала Великая суббота, которая являлась праздником для иудеев, они обратились к прокуратору Иудеи, римлянину Понтию Пилату, с просьбой — чтобы не осквернять телами казнённых светлый праздник, отдать приказание перебить распятым кости на ногах и снять их с крестов. По тем временам, это было весьма обычное дело, потому как казнь путём распятия предусматривала не только прибить или привязать осуждённого к перекладинам, но и переламывание ему костей до наступления смерти на кресте. И разумеется, что после такого смерть наступала намного быстрей и была мучительней. Понтий Пилат благосклонно кивнул в знак согласия: у него так же не было желания затягивать отвратительную процедуру.

Как говорится в Евангелии и других исторических книгах, на месте казни как официальный представитель римской власти присутствовал центурион Гай Кассиус Лонгин. Человек хитрый и опытный, Гай больше не мог воевать из-за зрения — оба его глаза были поражены катарактой, и центурион очень плохо видел. Однако он хорошо слышал и ловко умел смущать души людей, и потому он был отправлен в колониальную армию римлян в Иерусалим, в беспокойную Иудею на помощь и в подчинение Понтию Пилату: заниматься вопросами политики и религии. То есть, говоря современным языком, обеспечивать безопасность и выполнять контрразведывательные функции.

В руке центуриона было старинное копье с острым длинным наконечником больше чем пол метра в длину — как гласит придание, оно якобы было выковано древним пророком Финеесом, чтобы могло аккумулировать в себе магические силы. Как истинный язычник Лонгин веровал в магию и специально отыскал это копье, о котором ходили разные легенды и небылицы. Гай всегда держал его при себе, чтобы оно не попало в чужие, враждебные руки.


Гай Кассиус не напрасно получал свое жалованье и ел хлеб, запивая его вином, — он уже более двух лет, всегда держась в тени, пристально наблюдал за деятельностью распятого ныне Христа, сделав своими глазами больше количество доносчиков. И тут, когда пришли перебивать казнённым ноги и уже перебили одному и другому, с центурионом случилось необычайное и неожиданное — он вдруг уверовал в Иисуса Христа! И когда иудеи хотели и Христу перебить ноги, римлянин Гай Кассиус резко воспрепятствовал этому, припомнив, что по древним предсказаниям у Мессии все кости должны оставаться целы.

Уверовав в момент распятия в Божьего Сына, Мессию и Спасителя рода людского, Кассиус решился на чрезвычайный поступок, который навсегда вписал его имя в Историю, — он пронзил своим необычным копьём правый бок Христа между четвёртым и пятым рёбрами: традиционный удар римских легионеров для проверки, жив или нет распятый? Если мёртв, то из раны не потекут ни кровь, ни вода.

Из раны Спасителя вытекли и кровь, и вода, и в этот миг Гай Кассиус чудесным образом прозрел! Палачи лишились возможности сломать кости Иисуса, и сбылось древнее пророчество: «кости его да не сокрушатся». В какой-то краткий миг в руках центуриона сосредоточилась вся дальнейшая история человечества и пути её возможного развития — последующим поколениям Гай Кассиус стал известен, как Лонгин-копейщик, а его копье стало одной из величайших христианских святынь. Позже в его наконечник вделали один из гвоздей, которыми прибивали к кресту Спасителя. Легенда гласит: вместе с Копьём человек берёт в свои руки судьбу мира…

Гитлер приехал в Вену в 1907 году, когда ему исполнилось 18 лет — он хотел поступать в Академию художеств, но не сдал экзамены. Его мать уже умерла, но ещё оставались деньги, а сестру он пристроил на попечение родственников.

Гитлер проживал в дешёвой меблированной комнате, спал долго, поздно вставал и направлялся в театры или музеи. Как то раз он пришёл во дворец Хофбург, где хранились многочисленные реликвии австро-венгерской династии Габсбургов. В одном из залов Адольф внезапно ощутил странную силу.

«Я медленно ощущал какое-то магическое присутствие, — вспоминал позднее Гитлер. — Такое ощущение я испытывал в тех редких случаях, когда осознавал предназначенную мне великую Судьбу!»

В тихом зале музея вдруг случилось невероятное: когда Гитлер стоял перед Копьём Судьбы, как он рассказывал, перед ним будто распахнулось окно в будущее и в короткой немыслимой вспышке света он ясно увидел грядущее. И неожиданно осознал: он вполне может стать как бы проводником перехода христианской идеи в чисто националистическую…

Когда закончились деньги, Адольф переехал в ночлежки венского пригорода Майдлинг — там он убирал снег, подрабатывая носильщиком, на подённых работах и рисовал, рисовал, рисовал — по большей части Копье Судьбы, — и продавал акварели иностранным туристам.

Лишь только появлялась хоть какая нибудь сумма, которая позволяла пару дней не думать о пропитании, будущий фюрер шел в библиотеки и архивы: он лихорадочно рылся в каталогах, рукописях и книгах, пытаясь найти любые сведения о магическом Копье. Теперь оно полностью завладело им и властно тянуло за собой — маниакальная идея не оставляла Адольфа ни днём, ни ночью, он всё подчинял только ей. В скором времени он установил: оказывается, «Копий Судьбы»… несколько! И каждое копье серьезно претендует на звание оригинала. Как отличить среди них истинное?

Один из наконечников хранили в сокровищнице Ватикана, но Гитлер справедливо рассудил, что вряд ли святым отцам нужно военное мировое господство. Да и к тому же они совершенно не настаивали, что именно у них и только у них подлинник Копья Лонгина.

Второй экземпляр был в Париже, куда оно было привезено королем Франции Людовиком Святым из разграбленного крестоносцами Константинополя. Третий наконечник находился в польском Кракове — бывшей столице Речи Посполитой. Однако все «Копья», кроме хранившегося в венском дворце Хофбург, оказались без вставок в виде гвоздя. Это заставляло всерьез задуматься. Но для достижения гарантированного результата лучше всего было бы собрать все реликвии вместе.

В книгах рассказывалось, что после римлян Копьём Судьбы владел византийский император Константин — сначала он был злобным гонителем христиан, но потом вдруг в 313 году узаконил христианство по всей империи, за что и получил прозвание Великий, а впоследствии его причислили к лику святых и канонизировали. Другой византийский император — Юстиниан, — владевший реликвией, прославился учёностью и небывалым могуществом.

Неизвестным путем Копье Судьбы попало в руки Карла Мартелла и, с его магической помощью, он с немногочисленным войском смог остановить и дать серьёзный отпор в 732 году в битве при Пуатье завоевателям-мусульманам. Позднее владельцем Копья Судьбы стал основатель династии Каролингов Карл Великий, избранный в 800 году императором и объединивший народы Европы. После него реликвия перешла в руки германских монархов: Генриха I Птицелова, Оттона Саксонского и Фридриха I Барбароссы.

В качестве трофея магическое Копье Судьбы досталось русскому князю Ярославу, отцу легендарного Александра Невского, но в конце концов величайшая христианская реликвия очутилась в Золотой Орде, в жадных руках Мамая — не зная истинной ценности «ржавого куска железа», хан с удовольствием выменял его у московского князя Дмитрия на двух пленных мурз. А Дмитрий, таким образом получив Копье Судьбы, наголову разбил Орду на Куликовом поле.

В 1410 году Копье Судьбы украсило сокровищницу основателя династии Ягеллонов — литовского князя Ягайло: его подарил ему русский государь, потомок Донского, в знак братства и общей победы над немецкими рыцарями. Не это ли копье и хранится в Кракове?

Но дальнейшие изыскания говорили: нет, не оно! Всё это вовсе не то, настоящее Копье Судьбы во время шведской оккупации Польши оказалось в руках Карла XII — молодого и жадного короля-завоевателя, который был просто помешан на войнах и походах. Но король погиб при осаде одной из крепостей и спустя годы маршал Франции Бернадот, ставший регентом Швеции, с благоговением преподнёс древнюю реликвию Наполеону Бонапарту.

Наполеон не знал поражений, до тех пор пока в захваченной французами горящей Москве русский партизан Кузьма Неткач, рискуя жизнью, не смог похитить реликвию и доставить её в Тарутинский лагерь фельдмаршала Кутузова. В 1813 году, перед смертью, Михаил Илларионович завещал передать Копье Лонгина самому опытному военачальнику Европы и непримиримому врагу Наполеона австрийскому маршалу Блюхеру. Так Копье Судьбы оказалось в Вене. Значит, именно здесь подлинная реликвия? Ведь в Хофбург специально приезжали поклониться ей обожаемые Гитлером композитор Рихард Вагнер и философ Фридрих Ницше.

Но самое главное, что узнал Адольф из книг и рукописей, — Копье Судьбы послужило духовным символом создания Тевтонского ордена — объединения немецких рыцарей-монахов, спаянных жесточайшей дисциплиной.

Бесцельно бродя по аллеям парка или сидя на лавочке, Гитлер часами размышлял над тем, что ему удалось узнать о Копье Судьбы, и постепенно пришёл к выводу: увиденная им в зале дворца Хофбург древняя реликвия и испытанные при этом ощущения — некий знак свыше, который указывает на возможность открытия новых, готовых измениться путей развития народов и государств Европы, а то и всего мира!

«Да, оно, несомненно, ключ к власти и моей собственной судьбе, — бормотал он, словно в горячечном бреду. — Я открою все его мистические тайны!»

В возрасте двадцати четырёх лет Гитлер покинул Вену, решив перебраться в Мюнхен, где он зарегистрировался в полиции как человек без гражданства. Но он покинул Вену с твёрдой уверенностью, что ещё вернётся сюда, непременно вернётся. Пусть не удалось поступить в Академию художеств, зато получены иные, куда более важные знания. Адольф уже почти ощущал себя новым пророком. Он уже понял: для реализации идей господства национализма нужно создать свой военный «рыцарский» орден.

8 ноября 1923 года дважды раненный на войне новоявленный лидер национал-социалистов Адольф Гитлер затеял накануне годовщины капитуляции Германии «новую национальную революцию», получившую название «Пивного путча». Выступление провалилось, но когда 26 февраля 1924 года Гитлера и других путчистов судили в Мюнхене, Гитлер умело произносил жаркие речи и быстро заработал славу патриота и непримиримого борца с левыми. Его приговорили к пяти годам заключения в Ландсбергской крепости за «измену родине», но Гитлер отсидел всего несколько месяцев и то не терял времени даром — в тюрьме рождалась «Майн кампф».

— Толпа — это женщина, которая больше любит повелителя, чем просителя! — цинично и довольно метко заметил Гитлер, выйдя за ворота тюрьмы. — Кто владеет толпой, тот владеет улицей! Конечно, в широком смысле слова. А кто владеет улицей, тот владеет всей Германией!

Его популистская пропаганда и циничная идеология национал-социализма были очень точно рассчитаны на толпу, на людей улицы — неблагополучной, голодной, униженной военными поражениями, однако ещё хранившей память о прошлой славе. В 1933 году — год в год через девятнадцать веков после того, как Иисус взошёл на Голгофу, Гитлер набрал 17,5 миллиона голосов на выборах в рейхстаг и пришёл к власти. Совпадение, или в этом скрыт свой, ещё не разгаданный пока тайный смысл?

Далее события покатились с устрашающей скоростью — уже существовал «чёрный орден» СС, когда один из самых дальновидных европейских политиков, а то и мира, умудрённый опытом и всегда очень друживший со спецслужбами, которые немало сообщили ему о венском периоде жизни фюрера и его увлечениях, — британская разведка издавна считалась сильнейшей, — сэр Уинстон Черчилль, с отчаянием сказал:

— Ну почему мы никак не можем его остановить?! Почему наши бараны в правительстве не понимают: теперь он двинет на Австрию — ему нужны Вена и Копье Судьбы! Как только он им завладеет, планы Гитлера по установлению мирового господства немедленно перейдут из области теории в самую кровавую и ужасающую практику!

И Черчилль был абсолютно прав — в 1938 году войска генерала Кейтеля и чёрные танки Гудериана рванули через границы и вскоре очутились на улицах старой Вены, плотно окружив дворец Хофбург. Гитлер поехал в Линц и там с нетерпением ожидал доклада рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, которому поручил лично проследить за захватом и охраной древней реликвии — фюрер сильно опасался, что в последний момент Копье Судьбы сможет необъяснимо как ускользнуть из его рук, как оно ускользнуло из рук Наполеона в горящей Москве.

Наконец Гиммлер сообщил — всё в порядке! И Гитлер немедленно прибыл в Вену, где занял лучший номер в отеле «Империал». Фюреру доложили: изъятие реликвии и обеспечение её доставки в Нюрнберг поручено тестю Мартина Бормана, хорошо известному Адольфу Вальтеру Буху, уже не раз выполнявшему многие секретные поручения вождя.

Вскоре Адольф Гитлер сам примчался во дворец Хофбург. Подав знак свите и охране остаться, он один вошёл в хранилище и плотно закрыл за собой дверь. Он пробыл там больше двух часов, и никто не решился побеспокоить его. Что там происходило? Эту великую тайну Гитлер унёс с собой. Но нет сомнения: это очень трагическое для минувшего XX столетия время.

Спустя год произошёл раздел Польши, и древний Краков с его реликвией оказался в руках «черного ордена». Потом пал Париж, и третья реликвия тоже попала в руки Гитлера, а до четвёртой, хранившейся в Ватикане, он всегда мог добраться при помощи дуче — итальянского фашистского диктатора Бенито Муссолини. Вот то, что было когда-то им задумано, как ни странно, свершилось!

После аншлюса Австрии фюрер открыто заявил о своих претензиях на мировое господство и установление «нового мирового порядка» — ведь Копье Судьбы уже оказалось у него в руках! А после взятия Кракова и Парижа вопрос о большом походе на Восток — традиционном направлении немецких завоеваний — стал только делом времени…

Почему же, владея всеми древними реликвиями, Адольф Гитлер так и не смог одержать победы? Видимо, Бог воспротивился этому, потому как нельзя поставить христианские святыни на службу тёмным силам. Великая тайна и загадка, до наших дней не нашедшая разрешения: как и при каких невыясненных обстоятельствах фюрер утратил Копье Судьбы, которое хранилось в Нюрнберге? Почти невероятно, но факт — оно оказалось в руках командующего американской армией генерала Дуайта Эйзенхауэра. Возможно, именно поэтому Гитлер упорно посылал охотиться за ним самого лучшего диверсанта Третьего рейха Отто Скорцени. Но тому тоже не повезло…

После победного мая 1945 года реликвию вместе с другими военными трофеями доставили в Америку, и Эйзенхауэр преподнес ее президенту Гарри Трумэну, занявшему место умершего Рузвельта. Существуют сведения, что советские спецслужбы после освобождения Вены весьма интересовались Копьем Судьбы — не следует забывать: Иосиф Сталин имел пусть и неполное, но церковное образование. Он учился в духовной семинарии и знал куда больше, чем присяжные атеисты. Но Копьем уже завладели американцы. По прошествии времени они вернули его австрийцам, и теперь оно вновь находится во дворце Хофбург. Замкнулся крут времен, и древняя реликвия заняла положенное ей место. Хочется верить, навсегда…

 


 

Василий Веденеев

ред. shtorm777.ru