Человек умирает

Что происходит когда человек умирает

1. Вера в жизнь после смерти не исключает страха перехода от этой жизни к будущей. Много людей боятся не самой смерти, а момента переселения. Страдают или не страдают при переходе между жизнями? Вот что, собственно, их беспокоит. Об этом следует подумать, тем более, что этого никому не избежать. Возможно отказаться от земного путешествия, но тут все, как бедные, так и богатые, совершат этот переход, и как бы он ни был тягостен, ни знатность, ни богатство ни смогут усладить его горечи.

2. Достаточно увидеть спокойную и безмятежную смерть некоторых и жуткие муки агонии других, чтобы судить, что чувства и ощущения не всегда и не у всех в эту минуту бывают одинаковыми. Однако кто может научить нас в этом отношении? Кто сможет описать нам физиологический процесс отделения души от тела? Кто сможет рассказать нам свои впечатления в эту великую минуту? По этому поводу как наука, так и религия остаются безмолвными. А почему? Да потому, что как той, так и другой, не хватает знания законов, управляющими взаимоотношениями духа и материи. Одна останавливается у порога жизни духовной, другая – у порога жизни материальной. Спиритизм же есть грань, соединяющая то и другое; он и может сказать, как происходит переход как более точным определением, которое он дает о свойствах души, так и рассказами тех, кто уже закончил земное существование. Знакомство с флюидической связью, которая соединяет душу и тело, есть ключ к этому явлению, как и ко многим другим.

3. Инертная материя нечувствительная, это несомненный факт. Одна лишь душа может испытывать ощущения удовольствия и скорби. При жизни все, что испытывает тело, отражается на душе, вызывая в ней различные впечатления. Страдает душа, а не тело. Тело это лишь орудие страдания, а душа-страдалец. После смерти тело, отделенное от души, может быть безнаказанно порублено; оно ничего не почувствует. Душа, которая отделилась от него, не получает впечатления от ран, наносимых телу; у нее имеются свои собственные ощущения, не исходящие из осязаемой материи.

Перисприт – это флюидическая оболочка души, от которой она не отделяется ни до, ни после смерти и с которой она составляет одно целое; потому как одно не может быть постигнуто без другого. В течении жизни периспритный флюид проникает в тело во всех его частях и является проводником физических ощущений души; по средствам этого же проводника душа оказывает влияние на тело и направляет его деятельность.

4. Прекращение органической жизни приводит к отделению души от тела посредством флюидических связей, которые их соединяли. Однако такое расставание никогда не происходит резко; периспритный флюид отделяется постепенно от всех органов, так что отделение бывает полным и абсолютным лишь тогда, когда не остается уже ни одного атома перисприта, связанного с мельчайшей частицей тела. Болезненные ощущения, которые душа испытывает при этом, зависят от количества точек соприкосновения между телом и периспритом и от большей или меньшей легкости или медленности отделения во время перехода.

Итак, не следует скрывать от себя, что смерть, в зависимости от обстоятельств, может быть более или менее тяжелой; и вот эти то разные обстоятельства мы рассмотрим.


5. Но для начала примем в качестве основных следующие четыре случая, которые возможно рассматривать как крайние положения, между которыми существует множество оттенков:

а) Если в момент смерти отделение перисприта совершилось вполне, то душа решительно ничего не будет чувствовать.

б) Если во время этого момента связь или сцепление двух элементов было в полной силе, то происходит нечто вроде раздирания, что болезненно отражается на душе.

в) Если сцепление слабое, отделение происходит легко и без потрясений.

г) Если после того как человек умер остается еще много точек соприкосновения между телом и периспритом, душа может чувствовать разложение своего собственного тела до тех пор, пока связь не порвется окончательно.

Из этого выходит, что страдания, которые сопровождают смерть, зависят от силы сцепления тела и перисприта и что все, что способствует уменьшению этого сцепления и скорости отделения, делает переход менее тягостным. Наконец, если отделение происходит без всякого затруднения, душа не испытывает никаких неприятных чувств.

6. Во время перехода от жизни телесной к жизни духовной происходит еще один очень важный феномен – это беспокойство, смущение духа. В этот момент душа испытывает оцепенение, которое парализует ее способности и чувства. Она пребывает как бы в каталепсии и потому почти никогда не бывает сознательной свидетельницей последнего вздоха. Мы говорим почти никогда, потому что есть случаи, когда она может быть в сознании, как мы это увидим сейчас.

Итак, смущение может быть рассматриваемо как нормальное состояние души во время смерти; его длительность неопределенна: она колеблется от нескольких часов до нескольких лет. По мере того как смятение рассеивается, душа как бы просыпается от глубокого сна; мысли спутаны, неопределенны, представления не ясны, она видит все как бы в тумане; но мало-помалу, наступает просветление, возвращается память, и в конце концов дух приходит в себя. Но пробуждение это бывает разным, в зависимости от индивидуальности: у одних оно спокойное и производит чудесное ощущение; у других оно полно ужаса и тревоги и производит впечатление жуткого кошмара.

7. Последний вздох, стало быть, не самый трудный, потому что как правило душа находится тогда в бессознательном состоянии; но перед этим она страдает от разложения материи в продолжение агонии, а после – от мук смятения. Поспешим сказать, что это состояние не общее. Сила и продолжительность страданий, как мы уже говорили, находится в зависимости от сродства, существующего между телом и периспритом. Чем большее это сродство, тем больше усилий должен сделать дух, для освобождения от связей, и тем мучения его сильней и продолжительней. Но у некоторых связь эта так слаба, что освобождение происходит само собою и безболезненно. Дух отделяется от тела, как спелый плод обрывается с ветви, – это случай когда смерть спокойна и пробуждение мирно.

8. Нравственное состояние души больше всего оказывает влияние на легкость освобождения. Сродство между телом и периспритом зависит от привязанности духа к материи. Оно всего сильней у людей, чьи мысли сосредоточены на материальной жизни и ее наслаждениях; но почти отсутствует у тех, чья чистая душа заранее слилась воедино с жизнью духовной. Медленность и трудность расставания зависит от степени чистоты и дематериализации души, и от каждого зависит сделать это отделение или переход по возможности легче и безболезненней.

Итак, установив это положение и теоретически, и как результат наблюдений, нам осталось рассмотреть влияние разного рода смерти на ощущения души в последнюю минуту.

9. При естественной смерти, которая происходит от истощения жизненных сил болезнью или летами, освобождение происходит постепенно; у человека, душа которого дематериализована и мысли оторвались от всего земного, освобождение почти полностью происходит еще до смерти; тело живет еще органической жизнью, а душа уже вошла в жизнь духовную и держится на такой тонкой связи, что она без усилий прерывается с последним биением сердца. В этом положении дух может уже обладать всем своим ясновидением и быть сознательным свидетелем прекращения жизни своего тела, от которого он рад избавиться; для него смятение весьма непродолжительно: это минута спокойного, тихого сна, от которого он пробуждается с чувством несказанного, счастья и надежды.

У человека материального и чувственного, жившего больше телом, чем душой, для которого духовная жизнь – ничто, даже не действительность, в его представлении все способствовало укреплению связи, которой он был привязан к материи, и ничто не помогало ее ослаблению при жизни. Со смертью отделение происходит тоже постепенно, но с большими усилиями. Судороги агонии – признаки борьбы духа с материей: иногда он сам хочет разорвать связи, которые ему сопротивляются; иногда же хватается за тело, чтобы удержаться; но неодолимая сила отрывает его по частям с большими усилиями.

10. Дух тем более начинает цепляться за телесную жизнь, что он ничего не видит после нее; он чувствует, что жизнь от него уходит и пытается ее удержать, и вместо того, чтобы свободно отдаться движению, которое его увлекает, он сопротивляется всеми силами и может продолжать борьбу на протяжении целых дней, недель и даже месяцев. Вне всякого сомнения, в это время дух не пользуется ясным сознанием: смутное состояние началось задолго до смерти, но он от этого страдает не меньше, и хаос, в котором он находится, неуверенность, что с ним будет, еще прибавляет смертельной тоски.

Смерть в конце концов приходит, но не все еще кончено: смятение продолжается, он чувствует, что он жив, но не знает, что это за жизнь – материальная или духовная. Он продолжает борьбу до тех пор, пока не рвутся последние нити прикрепления перисприта. Смерть положила конец фактической болезни, но она не остановила последствий ее; пока еще существуют точки соприкосновения между телом и периспритом, дух не перестает чувствовать их воздействие и страдает от этого.

11. Абсолютно другое происходит с духом, уже отрешившимся от материи при жизни, даже при самых тяжелых болезнях. Флюидические связи, соединяющие его с телом, слабы и обрываются незаметно; потом его вера и надежда на будущее, которое он уже видит мысленно, а порой даже реально, дает возможность ему смотреть на смерть как на избавление; а на страдания – как на испытания. Отсюда нравственное спокойствие и покорность высшей воле, которые смягчают его страдания. Так как эти нити порываются в самый момент смерти, то он не испытывает никакой болезненной реакции: он во время своего пробуждения чувствует себя свободным, радостным и освобожденным от тяжелого бремени.

12. При насильственной смерти условия не таковы. Никакое частичное разъединение не могло подготовить предварительного отделения перисприта от тела; органическая жизнь в полной своей силе неожиданно останавливается; освобождение перисприта начинается только после смерти и в этом случае, как и в других, не может произойти моментально. Дух, захваченный врасплох, как бы ошеломлен, но, чувствуя, что он продолжает думать, уверен, что он еще жив, и иллюзию эту сохраняет до того времени, пока не даст себе отчета в своем положении.

Это промежуточное состояние между жизнью телесной и духовной всего любопытней для наблюдения, потому что представляет странное зрелище духа, принимающего свое флюидическое тело за материальное и испытывающего все ощущения органической жизни. Оно представляет бесконечное разнообразие оттенков, в зависимости от характера, знаний и степени морального развития духа. У возвышенных душ оно непродолжительное, потому как освобождение совершилось у них заранее, и смерть, хотя бы даже неожиданная, только ускорит его окончание; у других переход этот может продолжаться годы.

Это состояние встречается очень часто даже в случаях обыкновенной смерти и для некоторых не представляет ничего тяжелого, в зависимости от качеств духа. Но для других это состояние ужасное. Оно ужасно, особенно у самоубийц. Тело соединено с периспритом всеми своими фибрами, и все его судороги передаются душе, которая испытывает ужасные страдания.

13. Состояние духа в момент смерти можно вкратце описать так: дух страдает тем больше, чем медленней освобождается перисприт; быстрота освобождения зависит от степени нравственного совершенствования духа; для духа, свободного от материи, совесть которого чиста, смерть есть дело нескольких мгновений, свободный от всякого страдания, а пробуждение полно сладости.

14. Чтобы трудиться над своим очищением, исправлять свои дурные наклонности, побеждать свои страсти, необходимо понимать все преимущества совершенствования в будущем; чтобы освоиться с будущей жизнью, иметь на нее надежду и предпочитать ее земной жизни, надо не только в нее верить, но и понимать ее; нужно себе представить ее в том виде, который мог бы быть принят разумом, который был бы логичен, согласен со здравым смыслом и с той идеей, которую имеешь о величии, благости и справедливости Божией.

 


 

Аллан Кардек

ред. shtorm777.ru