Биография Карла Великого

Биография, факты из жизни Карла Великого

Император Карл вошел в историю с прозвищем Великий. Случайностью это быть не могло. Никогда в истории то или иное прозвище не давалось тому, кто не был его достоин.

Первый император в Западной Европе со времен Древнего Рима. Коронован приблизительно 1200 лет назад. Создал огромные территориальные объединения в границах бывшей Западной Римской империи, и за них отчаянно воевал.

Завоеватель – и в месте с тем реформатор. Все время находясь в походах, проводил реформы, имевшие значение для истории.

То, что началось во время его правления в духовной жизни, называют «каролингским возрождением». Это сочетание слов как правило берется в кавычки – и напрасно. Это было именно возрождением античного просвещения.

Чего стоит одна лишь реформа письменности! Стали писать по-другому, так, что гораздо доступней стали рукописи. До того времени их могли прочитать лишь избранные.

И наконец, Карл Великий – герой «Песни о Роланде». Не каждому политическому деятелю довелось войти в героический эпос.

По крайней мере, то небрежение, которое возникло по отношению к фигуре Карла Великого в советские времена, совершенно несправедливо. О нем писали с неким странным презрительным оттенком: «Лоскутная империя, которую он создал, распалась в скором времени после смерти создателя». Словно ее распад должен нас раздражать или возмущать.

Вместо этого следует спокойно и внимательно посмотреть на жизнь и дела этого великого человека.

Карл родился, вероятно, в 742 г., точная дата неизвестна. Отец – Пипин по прозвищу Короткий, майордом (главный министр) Хильдерика III, последнего из династии Меровингов правителя королевства франков. Таких германских, варварских королевств немало образовалось на территории Западной Европы когда распалась великая Римская империя. Говоря об их правителях, мы применяем слова «король», «королева», так именуют их в древних текстах, но необходимо помнить, что это вчерашние племенные вожди, это еще весьма диковатый, варварский мир.

Как видно, мальчика назвали в честь деда – Карла Мартелла (Мартелл означает «молот»). Дело в том, что имя Карл вообще не было популярным у Пипинидов. Но в этом случае сделали исключение: родной дед Карла – герой, остановивший движение арабов с Пиренейского полуострова в Западную Европу.

В 732 году объединенное германское войско – основу его составляли франки, но участвовали и бургунды, и алеманны, и другие – под его командованием разбило арабов при Пуатье (в центре нынешней Франции). Если бы это сражение не выиграли, вероятно, карта Европы и ее этнический облик были бы другим. Карл стремился, наверно, подражать великому деду, быть могучим «молотом» для врагов.

751 год — Пипин, получив поддержку папы римского Захария, узурпировал власть, и отправил прежнего короля в монастырь. Папа одобрил это деяние, зная, что получит в благодарность подарок – папское государство. Каких только не бывает подарков! В этом случае – кусок земли в центре Италии.

Мать будущего Карла Великого – королева Бертрада, властная, энергичная, участвовала в политической жизни, побывала с визитами в Баварии у герцога Тасселона, в Северной Италии у короля лангобардов Дезидерия. Она преодолела немалые расстояния – при тогдашних коммуникациях! У нее была идея заключать союзы с соседними королями, чтобы франки не воевали, а действовали с ними заодно. Эта идея была обречена на повал. Сын Бертрады Карл доказал, что сплотить народы в то время возможно было лишь силой.


Королева привезла Карлу из Италии невесту, младшую дочь короля Дезидерия Дезидериаду. 28-ми летний Карл был женат, но мать заставила его отторгнуть предыдущую жену и жениться на Дезидериаде. Это было ничто иное как наивная попытка наладить отношения с лангобардами. Свадьбу сыграли торжественно, на Рождество.

Следует заметить, что Карл очень любил Рождество. Он был искренне религиозный человек. И все знаменательные события его жизни происходили, обычно, под Рождество или во время Рождества.

Пипин рано стал приобщать старшего сына к государственным делам. Когда Карлу было лишь 11 лет, отец направил его встречать папу римского Стефана II. Визит папы – это очень важно. А в 761–762 годах 19-ти летний Карл сопровождал отца в аквитанских военных походах, успешных для франков.

768 год — Пипин умер. В отношении наследства он поступил так же, как его предшественники Меровинги, – отнесся к королевству, как к своему поместью, и поделил его между сыновьями. Это было, конечно, очень глупо – биться за укрепление власти, а после поделить земли.

Карлу досталась странная территория в форме полумесяца, вдоль Бискайского залива и Ла-Манша. А внутри, в середине, были владения его младшего брата Карломана. Отношения между братьями сразу же сделались натянутыми. Назревала война. Непонятно было, чью сторону примет мать, вдовствующая королева.

Но вмешалось провидение. 771 год — Карломан неожиданно умирает. Молодой и совсем не болезненный человек. Подозрения, конечно, возникают. Но никаких свидетельств того, что он был убит, до нас не дошло.

Как писал исследователь жизни Карла Великого замечательный медиевист А.Левандовский, «дорога завоеваний открылась».

Карл немедля отодвинул с политической арены мать, в скорости отправил обратно в Лангобардию жену Дезидериаду. Ранние варварские короли относились к разводу довольно просто. Христианская церковь внушала им, что браки совершаются на небесах, что жена – навсегда. Они с вежливостью слушали епископов, делая вид, что согласны, а потом, когда им мешала жена, попросту отправляли ее куда-либо подальше. Они жен не казнили, это после, по мере развития цивилизации, все приняло такие жестокие формы. А Меровинги, Каролинги отправляли жену прочь, брали другую. И церемонии развода не было.

Каролинги – название новой династии. Это не просто звучит красивей, чем Пипиниды. Сама история признает Карла самым значительным правителем из этого рода.

Он начал с войн. Война была для него нормальная форма существования и главный политический инструмент. Надо отметить, каково было общество, которое возникло на руинах Западной Римской империи. Ведь подавляющее большинство людей тогда разучилось писать и читать – такой была степень варваризации.

Карл вроде бы научился читать по-латыни и даже сколько-то по-гречески. Правда, согласно мифу, писал он только одно слово – Carolus, то есть ставил свою подпись. Но возможно, он к готовой подписи добавлял лишь какой-то крючочек. Сохранились эти подписи, где слово Carolus выведено писцом, а Карл поставил завитушку в знак того, что он приложил свою руку.

В этом варварском мире война – норма. Общество развивается, обогащается лишь путем элементарного арифметического действия – сложения. Больше земли – больше богатства – больше людей – больше доходов. Расширение границ. А возможности для расширения есть, потому как все государства еще в известной степени слабы, у них нет ни четких границ, ни постоянного войска, ими управляют позавчерашние племенные вожди, делящие богатые территории.

Войны Карла многочисленны. В 774 году он покорил королевство лангобардов, которое принадлежало Дезидерию, его бывшему тестю, и начал называться «Король франков и лангобардов, Римский Патриций».

Обратим внимание на слово «римский». Все по тому, что Карл с самого начала своего правления стал продолжать курс своего отца на тесное взаимодействие с папами. Римские первосвященники – это бывшие епископы, возвысившие свою власть и претендующие на роль главных посредников между Богом и людьми. Карл стал их вернейшим союзником. Он всячески подчеркивал свою набожность и преданность римскому престолу. Это было важным политическим шагом. Именно от папы Карл получил санкцию на покорение лангобардов. Прекрасный дипломатический флаг. Папу надо защитить!

Карл постоянно расширял территорию. В 776 году начал воевать с Византией за владения в Италии, не забывая добавлять римским папам кусочки земли, дабы укреплять важнейший политический союз.

Далее 787 год – германская Бавария, а также Каринтия и Крайна, земли на границе с Германией, населенные славянами.

30 с лишним лет войны в Саксонии – 772–795 годы. Там ему было оказано максимальное сопротивление, и никаким идеальным героем эпоса он не выглядел. Было много жестокости, крови, больше 4000 заложников перебиты по приказу Карла. Война ведется под религиозным флагом, идет насильственное обращение язычников-саксов в христианство. Можно говорить, что Карл в некотором смысле – предшественник Крестовых походов.

778 год – легендарный поход за Пиренеи, в результате чего и родился эпос «Песнь о Роланде».

Это был поход против арабского государства, руководимого династией Омейядов. Оказывая помощь одному арабскому властителю в борьбе против другого, Карл, как всегда, рассчитывал прирастить территории. Поход получился не очень удачным, но кое-какая добыча огнем и мечом была получена. Карлу достался небольшой участок на границе Наварры и Пиренейских гор – он назвал его Испанская марка.

По возвращении из этого похода произошел такой эпизод. Войско растянулось в горах, и в районе Ронсевальского ущелья обоз, двигавшийся сзади, обремененный добычей, сильно отстал – авангард ушел далеко. На отставший обоз напали вовсе не арабы (мавры, как они называются в героическом эпосе), а христиане – баски, вытесненные этими самыми арабами в горы, голодные, жившие в тяжелых условиях. Им необходима была лишь добыча. А всех франков они изрубили.

Арьергардом командовал граф Роланд. Граф в то время – вовсе не представитель аристократии, это чиновничья должность.

Через сотни лет, в XI столетии, складывается «Песнь о Роланде». По легенде, которая все преображает и приукрашивает, на доблестных рыцарей напали злодеи мавры. Битва превращается в столкновение христиан с мусульманами.

Перед походом Карл дал Роланду рог и повелел трубить в случае опасности. Но мужественный рыцарь не трубит, пока не начал истекать кровью. А услыхав звуки рога, Карл приходит на помощь: «Был на коне прекрасен Карл Великий! Поверх брони висит брада седая (он никогда не носил бороды!). И по примеру Карла все брады свои не скрыли под броней. Легко узнать средь войска наших франков. Прекрасен, строен, могуч король! Лицо его сияет, на скакуне гарцует гордо Карл».

Вспоминаются другие строки: «Из шатра, толпой любимцев окруженный, выходит Петр. Его глаза сияют. Лик его ужасен. Движенья быстры. Он прекрасен. Он весь как божия гроза!» А ведь это пушкинская «Полтава». Прямая перекличка двух персонажей, вне всякого сомнения идеализированных!

Карл выделяется на фоне остальных правителей, и не только тем, что чаще всего побеждает в сражениях (хотя у него были, конечно, и отдельные поражения). Он заметен как дипломат, как политик. Возможно, сказалось то, что он все-же читает по-латыни и по-гречески. Он ведет себя умней других.

799 год — папа Лев III был свергнут в результате заговора римской знати и скрылся в монастыре, в ужасном состоянии, ослепленный, с отрезанным языком. Потом он, правда, чудесным образом от всего этого смог исцелится. Вероятно, источники несколько преувеличивали то, до какой степени он был искалечен. Но обижен точно был. Из монастыря он бежал, бежал к великому поборнику папской власти, западному правителю, который непременно поможет.

При дворе Карла папа был принят ласково. А после возвращен в Рим. Когда выяснилось, что за спиной опального папы стоит могучий франкский правитель, римская знать сразу же изменила позицию. От папы потребовалось лишь принести устную присягу, поклясться, что тех злодеяний, в которых его обвиняли, он не совершал. Слово папы священно, и он был признан невиновным.

Фигура Карла уже значительна. Все знают, что к нему нельзя проявить неуважение – иначе он выдвинется в поход.

Проходит год. И 25 декабря 800 года, на Рождество, Карл вновь в Риме. Он стоит в соборе, молится у алтаря. И римский папа возложил ему на голову императорскую корону. Замечательно пишет придворный хронист Эйнхард: это произошло вдруг. Слово «вдруг» очень выразительное.

Карл, по словам Эйнхарда, после сказал, будто, знай он заранее о намерении папы, он бы тем днем не пошел в церковь, несмотря на торжественность праздника. Вот она – дипломатия! Вот он – язык лжи! Вот оно – притворство!

Эйнхард тут же проговорился. После того как корона была возложена, все присутствовавшие в соборе римляне и франки хором трижды прокричали один и тот же текст: «Да здравствует и побеждает Карл Август, богом венчанный, великий и миротворящий римский император». Все хором, трижды и по-латыни! И это все «вдруг»?

Как бы там ни было, Карл стал первым западноевропейским императором. Где-то далеко на Востоке, в Константинополе, был византийский император, но Восточная Римская империя отделилась, давно жила собственной жизнью и территориально, и сущностно. Теперь же и тут, в Западной Европе, возродились традиции императорской власти.

Призрак Римской империи не уходил в течении тысячи лет Средневековья, с V по XV столетие. Тень эта время от времени материализовалась. Ее ранняя материализация – Карл Пипинид, император.

Это событие весьма важное, и на него нервно отреагировали в Византии. Обострилось соперничество, которое было в течение какого-то времени не очень заметно. Но Карл опережает возможные действия Византии и снаряжает посольство к императрице Ирине, узурпаторше, которая правит вместо своего сына Константина и чувствует себя не совсем уверенно.

Карл заручается поддержкой римского Собора, который постановил: «Поскольку сейчас в стране греков нет носителя императорского титула, а империя захвачена местной женщиной, последователям апостолов и всем святым отцам, как и всему остальному христианскому народу, представляется, что титул императора должен получить король франков Карл, который держит в руках Рим, где некогда имели обыкновение жить Цезари».

Это поведение человека, который поднимается над варварством эпохи, стремящегося мыслить государственно.

802 год — посольство делает Ирине простое и логичное предложение. Брак между Карлом и Ириной, который был бы, конечно, замечательной формой соединения двух частей распавшейся Римской империи. Призрак ее материализуется еще более решительно. Карл в своей дипломатии намного забежал вперед: браки германских правителей не означали никакого объединения земель. Скорей дочь, отправленная к другому варварскому правителю, становилась заложницей. Карл же планировал династический брак и соединение власти.

Ирина готова была дать согласие, спасительное в ее шатком положении. Однако как только выяснилось, что она собирается принять предложение, придворные решительно объединились против нее. Флагом для них стало то, что она намерена вступить в брак с варваром-франком. Она была немедленно низложена, власть перешла к императору Никифору, бывшему руководителю финансового ведомства Византии.

Но это не означало поражения Карла. В 810 году Никифор признал его императором Запада.

Карл умел заставить окружающих поверить, что он фигура серьезная.

Его посольство ко двору багдадского правителя Харуна аль-Рашида, халифа из династии Аббасидов, для той эпохи почти невероятно. Так далеко! Так туманны сведения об этом Востоке! Пишут, что, когда Карл увидал сделанную из слоновой кости статуэтку слона, он спросил, из чего она. Ему сказали, что из зуба животного. Он поразился: какое же это животное?

Но Карл знал, что на крайнем западе его империи, где он создал свою Испанскую марку, живут соперники Аббасидов, представители другой арабской династии – Омейяды. Потому Карл и рассчитывает, что Аббасиды, заинтересованные в его поддержке, позабудут о религиозных разногласиях и заключат с ним союз.

Любопытно, что Харун аль-Рашид в ответ прислал подарки как знак дружелюбия. Среди них – знаменитый слон, которого Карл Великий после долго повсюду водил за своим двором. Только спустя 8 лет слон умер в Саксонии.

Что сказать о частной жизни императора? У Карла Великого было 6 или 7 жен, три наложницы, 18 детей, включая незаконнорожденных – бастардов.

От первой жены – сын Пипин, который получил прозвище Горбатый. Он считался злым горбуном и пытался совершить государственный переворот в 792 году. Был заточен в монастырь, где и скончался.

Дочерей Карл от себя не отпускал, замуж им выйти не разрешал, однако не запрещал вести вольную жизнь. Нравы при дворе не были строги – в поведении преобладало варварство.

Наследовавший Карлу сын Людовик Благочестивый провел реформу двора, удалил наложниц и в действительности вел благочестивую жизнь.

Однако при всей вольности и дикости нравов именно Карл начинает каролингское возрождение, возвышение культуры. Он собрал к своему двору всех самых образованных людей того времени. Таковых было немного, и их знали по именам. Среди них Алкуин, которого доставили с Британских островов, Петр из Пизы, Агобард и Теодульф из мусульманской Испании, астроном Дикуил. Около 20-ти человек – немало для той эпохи. Их объединение назвали Академия. Императора явно тянуло к чему-то античному.

Деятельность этих людей науки и искусства возимела важные последствия. Не случайно двор Людовика Благочестивого стал уже абсолютно другим: там интересовались литературой, читали стихи, занимались живописью, расцветала книжная миниатюра.

Карл Великий поддерживал открытие школ и, подобно Петру 1, заставлял учиться детей знати. Система обучения Тривиум – Квадривиум включала грамматику, риторику и логику, а потом арифметику, музыку, геометрию и астрономию. Дети императора также получили образование.

Он одобрял поиск и собирание древних рукописей. Чтобы читать их, необходимо было знание латыни. При монастырях открыли специальные мастерские, которые назывались скриптории, где переписывали, порой с ошибками, но переписывали древние тексты.

Очень важной оказалась реформа письма. На смену неразборчивому, так называемому меровингскому курсиву пришел каролингский минускул – прообраз будущих типографских готических шрифтов. Его уже намного легче читать. Он доступен более широкому кругу людей.

Создавались библиотеки, прежде всего в Сен-Дени. Некоторые из них существуют и в наше время.

И когда Карл Великий направлял графа-военачальника руководить какой-то областью, то с ним посылал образованного епископа, при котором обязательно состояли писцы.

Стихийное осознание того, что все это важно, позволило императору приостановить разрушение античного культурного наследия.

Конец жизни Карла Великого обычный, вовсе не героический. 810 год — когда ему пошел восьмой десяток, он стал болеть. Похоронил нескольких своих детей. Следует отметить, он был любящим отцом и очень страдал. В 810 году скончался Пипин, в 811-м – Карл-младший, наследник престола. 813 год — Карл сам короновал своего оставшегося сына Людовика, а 28 января 814 г. скончался, не дожив несколько месяцев до 72-х лет.

Его могила не сохранилась, хотя известно, что его похоронили в Аахене (земля Северный Рейн нынешней Германии).

1000 год — набожный император Оттон III отдал приказ вскрыть могилу и взял оттуда крест, потому что призрак империи требовал этого символа прямой преемственности императорской власти. Все германские императоры считали Карла Великого своим покровителем.

Но он скорей был тем, чем назвал его в XVIII столетии Август Викебарт – автор книги «Сравнение Петра Великого с Карлом Великим» (в 1809 году ее перевели на русский язык). В ней Карл и Петр называются «законодателями своих народов» и «бессмертными просветителями наций».

 


 

Н.Басовская 

ред. shtorm777.ru