Карфаген это

История города-государства Карфаген

Карфаген возник на несколько веков раньше маленького галльского поселения Лютеция, которое в последствии стало Парижем. Он существовал уже в те времена, когда на севере Апеннинского полуострова появились этруски – учителя римлян в искусстве, мореходстве и ремеслах. Карфаген был городом уже тогда, когда вокруг Палатинского холма бронзовым плугом провели борозду, тем самым совершив ритуал основания Вечного города.

Как начало любого из городов, история которого уходит в глубь столетий, основание Карфагена также связано с легендой. 814 г. до н. э. — корабли финикийской царицы Элиссы причалили около Утики – финикийского поселения в Северной Африке.

Их встречал вождь обитавших рядом берберских племен. У местного населения не было желания пускать на постоянное поселение целый отряд, прибывший из-за моря. Однако на просьбу Элиссы разрешить им обосноваться там вождь ответил согласием. Но с одним условием: территория, которую могут занять пришельцы, должна покрываться шкурой лишь одного быка.

Финикийская царица нисколько не смутилась и повелела своим людям разрезать эту шкуру на тончайшие полосы, которые после разложили на земле в замкнутую линию – кончик к кончику. В результате чего вышла довольно большая площадь, которой хватило для закладки целого поселения, названного Бирса – «Шкура». Сами финикийцы назвали его «Картхадашт – «Новый город», «Новая столица». После имя это трансформировалось в Картаж, Картахену, в русском языке оно звучит как Карфаген.

После блистательной операции со шкурой быка финикийская царица совершила еще один героический шаг. Посватался к ней тогда вождь одного из местных племен, для укрепления союза с пришлыми финикийцами. Ведь Карфаген рос и начал завоевывать уважение в округе. Но отказалась Элисса от женского счастья, избрала другую судьбу. Во имя утверждения нового города-государства, во имя возвышения народа финикийского и чтобы боги освятили Карфаген своим вниманием и укрепили царскую власть, велела царица развести большой костер. Ибо боги, как сказала она, велели ей совершить обряд жертвоприношения…

И когда разгорелся огромный костер, бросилась Элисса в жаркое пламя. Пепел первой царицы – основательницы Карфагена – лег в землю, на которой в скором времени выросли стены мощного государства, пережившего века расцвета и погибшего, как финикийская царица Элисса, в огненной агонии.

У этой легенды научного подтверждения пока нет, и наиболее древние находки, которые получены в результате археологических раскопок, датируются VII столетием до н. э.

Финикийцы принесли на эти земли знания, ремесленные традиции, более высокий уровень культуры и быстро утвердились как умелые и искусные работники. Наравне с египтянами они освоили производство стекла, преуспели в ткацком и гончарном деле, а также в выделке кожи, узорной вышивке, изготовлении изделий из бронзы и серебра. Их товары ценились по всему Средиземноморью. Хозяйственная жизнь Карфагена строилась как правило на торговле, сельском хозяйстве и рыбной ловле. Именно в те времена по берегам нынешнего Туниса были посажены оливковые рощи и фруктовые сады, а равнины распаханы. Аграрным познаниям карфагенян дивились даже римляне.


Трудолюбивые и искусные жители Карфагена рыли артезианские колодцы, строили запруды и каменные цистерны для воды, выращивали пшеницу, занимались разведением садов и виноградников, возводили многоэтажные дома, изобретали различные механизмы, наблюдали за звездами, писали книги…

Их стекло знали во всем древнем мире, возможно, в еще большей степени, чем венецианское в средние века. Красочные пурпурные ткани карфагенян, секрет изготовления которых тщательно скрывали, ценились невероятно высоко.

Огромное значение имело и культурное воздействие финикийцев. Ими был изобретен алфавит – тот самый алфавит из 22 букв, который послужил основой для письменности многих народов: и для греческого письма, и для латинского, и для нашей письменности.

Уже спустя 200 лет после того как город был основан карфагенская держава становится процветающей и могущественной. Карфагенянами были основаны фактории на Балеарских островах, они захватили Корсику, со временем стали прибирать к рукам Сардинию. К V столетию до н. э. Карфаген утвердился уже как одна из крупнейших империй Средиземноморья. Эта империя охватывала значительную территорию нынешнего Магриба, имела свои владения в Испании и Сицилии; флот Карфагена через Гибралтар начал выходить в Атлантический океан, достигал Англии, Ирландии и даже берегов Камеруна.

Ему не было равных на всем Средиземном море. Полибий писал, что карфагенские галеры строились так, «что могли двигаться в любом направлении с величайшей легкостью… Если враг, ожесточенно нападая, теснил такие корабли, они отступали, не подвергая себя опасности: ведь легким судам не страшно открытое море. Если враг упорствовал в преследовании, галеры разворачивались и, маневрируя перед строем кораблей противника или охватывая его с флангов, вновь и вновь шли на таран». Под защитой таких галер тяжело груженные карфагенские парусники могли выходить в море без опаски.

Все складывалось удачно для города. В то время в значительной степени уменьшилось влияние Греции – этого постоянного врага Карфагена. Правители города свое могущество поддерживали союзом с этрусками: союз этот был в своем роде щитом, который и преграждал грекам путь к торговым оазисам Средиземноморья. На востоке также дела складывались хорошо для Карфагена, но в ту эпоху в сильную средиземноморскую державу превратился Рим.

Известно, чем закончилось соперничество Карфагена и Рима. Заклятый враг знаменитого города Марк Порций Катон в конце каждого своего выступления в римском сенате, о чем бы ни говорилось, повторял: «А все-таки я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен!».

Сам Катон бывал в Карфагене в составе римского посольства в конце II столетия до н. э. Перед ним предстал шумный, процветающий город. Там заключали крупные торговые сделки, в сундуках менял оседали монеты разных государств, рудники исправно поставляли серебро, медь и свинец, со стапелей сходили корабли.

Побывал Катон и в провинции, где смог увидеть тучные нивы, пышные виноградники, сады и оливковые рощи. Имения карфагенской знати ничем не уступали римским, а подчас и превосходили их по роскоши и великолепию убранства.

Сенатор возвратился в Рим в самом мрачном настроении. Отправляясь в путь, он надеялся увидеть признаки упадка Карфагена – этого вечного и заклятого соперника Рима. Уже больше века шла борьба между двумя могущественнейшими державами Средиземноморья за обладание колониями, удобными гаванями, за господство на море.

Эта борьба шла с переменным успехом, но вот римляне смогли навсегда вытеснить карфагенян из Сицилии и Андалузии. В результате африканских побед Эмилиана Сципиона Карфаген заплатил Риму контрибуцию в 10 тыс. талантов, отдал весь свой флот, боевых слонов и все нумидийские земли. Такие сокрушительные поражения должны были обескровить государство, но Карфаген возрождался и креп, а значит, вновь станет представлять угрозу для Рима…

Так думал сенатор, и лишь мечты о грядущем мщении разгоняли его мрачные мысли.

На протяжении трех лет легионы Эмилиана Сципиона осаждали Карфаген, и как ни отчаянно сопротивлялись его жители, они не смогли преградить путь римскому войску. Шесть дней продолжалась битва за город, а потом он был взят штурмом. На 10 дней Карфаген был отдан на разграбление, а потом снесен с лица земли. Тяжелые римские плуги вспахали то, что осталось от его улиц и площадей.

В землю бросили соль, чтобы не плодоносили больше карфагенские поля и сады. Оставшихся в живых жителей, 55 тыс. человек, продали в рабство. Согласно легенде Эмилиан Сципион, чьи войска взяли приступом Карфаген, плакал, глядя на то, как погибает столица могущественной державы.

Победители забрали золото, серебро, драгоценности, изделия из слоновой кости, ковры – все, что на протяжении столетий накапливалось в храмах, святилищах, дворцах и домах. В огне пожаров погибли почти все книги и хроники о Пунических войнах. Знаменитую библиотеку Карфагена римляне передали своим союзникам – нумидийским князьям, и с того времени она бесследно исчезла. Сохранился только трактат по сельскому хозяйству карфагенянина Магона.

Но алчные грабители, разорившие город и сровнявшие его с землей, не успокоились на этом. Им все казалось, что карфагеняне, о богатстве которых ходили легенды, перед последней схваткой спрятали свои драгоценности. И на протяжении еще долгих лет искатели сокровищ рыскали по мертвому городу.

Спустя 24 года после разрушения Карфагена римляне начали на его месте отстраивать новый город по своим образцам – с широкими улицами и площадями, с белокаменными дворцами, храмами и общественными зданиями. Все, что хоть как-то смогло уцелеть при разгроме Карфагена, теперь использовалось при строительстве нового города, который возрождался уже в римском стиле.

Не прошло и нескольких десятков лет, а восставший из пепла Карфаген превратился по красоте и значению во второй город государства. Все историки, описывавшие Карфаген римского периода, говорили о нем как о городе, в котором «царят роскошь и удовольствия».

Но и римское владычество не оказалось вечным. К середине V столетия город оказался под властью Византии, а спустя полтора столетия сюда пришли первые военные отряды арабов. Ответными ударами византийцы опять вернули себе город, но только на три года, а потом он навсегда остался в руках новых завоевателей.

Берберские племена встретили приход арабов спокойно и не препятствовали распространению ислама. Во всех городах и даже небольших поселках открывались арабские школы, начали развиваться литература, медицина, теология, астрономия, архитектура, народные ремесла…

Во время арабского владычества, когда враждовавшие между собой династии сменялись очень часто, Карфаген отодвигается на задний план. Разрушенный в очередной раз, он уже больше не смог подняться, превратившись в символ величавого бессмертия. Ничего не оставили люди и безжалостное время от былого величия Карфагена – города, который властвовал над половиной античного мира. Ни Германского маяка, ни камня от крепостной стены, ни храма бога Эшмуна, на ступенях которого до последнего сражались защитники великого древнего города.

Сейчас на месте легендарного города – тихий пригород Туниса. В подковообразную гавань бывшего военного форта врезается небольшой полуостров. Тут видны обломки колонн и блоки желтого камня – все, что осталось от дворца адмирала карфагенского флота. Историки считают, что дворец был возведен так, чтобы адмирал всегда мог видеть суда, которыми он командовал. А еще только груда камней (предположительно от акрополя) да фундамент храма богов Танит и Баала свидетельствуют, что Карфаген в действительности был реальным местом на земле. И повернись колесо истории по другому, Карфаген вместо Рима мог бы стать владыкой античного мира.

С середины ХХ столетия там ведутся раскопки, и выяснилось, что недалеко от Бирсы под слоем золы сохранился целый квартал Карфагена. По сей день все наши знания о великом городе – это в основном свидетельства его врагов. И потому свидетельства самого Карфагена приобретают ныне все большее значение. Со всего мира съезжаются сюда туристы, чтобы постоять на этой древней земле и ощутить ее великое прошлое. Карфаген включен ЮНЕСКО в список Всемирного наследия, и потому он должен быть сохранен…

 

 


 

Н.Ионина

ред. shtorm777.ru