Строительство пирамид

Строительство пирамид

Строители пирамид, кто бы они ни были, не оставили после себя никаких описаний своих методов. По сей день не обнаружены египетские документы, в которых говорилось бы, как строили пирамиды, кто их построил. Египтологи основываясь только на сомнительных данных сделали заключение, что ступенчатая пирамида в Саккаре — старейшая, они приписали ее возведение архитектору Имхотепу, который жил во времена правления царя Джосера из Третьей династии (XXVIII век до н. э.).

Ступенчатую пирамиду Медумы относят ко времени правления отца Хеопса Снофру (XXVII век до н. э.); той же эпохой датируется строительство изогнутой пирамиды в Дашуре.

Более древнее упоминание в источниках о Великой пирамиде свидетельствует, что ее возвели в память глобального катаклизма в планетарной системе, что привело к пожарам и затоплению. Арабы полагают, что пирамиды были построены до Потопа царем, у которого было видение, будто мир перевернется и звезды упадут с неба. Потому царь зашифровал в пирамиде все знания, которыми владели мудрейшее люди тех времен, включая тайны астрономии, геометрии и физики, трактаты по драгоценным камням и механизмам, о строении небесной сферы и земного шара.

Ранние иудейские свидетельства — не считая библейских «каменных столпов» — принадлежат Иосифу (I столетие), который говорил, что сефиты были творцами мудрости, которые понимали законы небесной сферы. Чтобы сохранить знания для всего человечества, ими были сооружены два памятника — один каменный, другой кирпичный — каменный сохранился до времен Иосифа.

Согласно арабским легендам, в Великой пирамиде заключается в зашифрованном виде не только карта звезд и их циклы, но и история и хронология прошлого и будущего.

Что до вопроса, кто построил Великую пирамиду, арабские историки, такие, как, к примеру, Ибрахим бен Ибн Васуфф Шах, свидетельствуют, что пирамиды Гизы были сооружены допотопным царем по имени Сурид или Саурид, которому привиделась во сне огромная планета, которая упадет на нашу планету в момент, когда «сердце Льва достигнет первой минуты головы Рака». Абу Зейд эль-Балхи цитирует древнюю надпись, в которой сказано, что Великая пирамида была построена во времена, когда созвездие Лиры находилось в созвездии Рака, или около 73 тыс. лет назад.

Известный путешественник Ибн Батута, живший в XIV столетии, утверждал, что Гермес Трисмегист (иудейский Енох), «узнав по явлению звезд, что грядет потоп, соорудил пирамиды, запечатлев в них научные трактаты и другие знания, достойные быть сохраненными».

Как считает теософ Бэзил Стюард, автор книги «Загадки Великой пирамиды», нельзя быть твердо уверенным, что пирамиду, хотя она и находится в Египте, была построена именно египтянами. Стюард утверждал, что если собрать все доказательства и тщательно их проанализировать, то будет понятно, что «семена египетской мудрости были посеяны несколькими колонистами, пришедшими в страну с миром и соорудившими эту великую конструкцию».

Этими колонистами, по мнению Стюарда, были азиатские или европейские путешественники, необыкновенно мудрые. Завершив строительство пирамиды они покинули Египет, унеся с собой свои знания.

Стюард писал, что планы возведения Великой пирамиды вынашивались задолго до начала ее строительства и были плодом труда одного-единственного мудреца, «который принадлежал к белой цивилизации, одаренной моральными, научными и культурными достоинствами, далеко превосходящей по уровню развития все остальные цивилизации». Петри согласился с этим и добавлял:

«Совершенные творения, часто относящиеся к раннему периоду (египетской архитектуры), не связаны с некой школой повсеместно распространенного учения, а скорей с группой людей, чьи феноменальные способности намного превосходили способности их современников». В отношении невероятной точности, с которой построена Великая пирамида, Петри замечал: «Она обязана своим существованием таланту одного человека».


Сравнительно не так давно российские ученые предположили, что египтяне могли быть выходцами из Индонезии, которые покинули страну, когда 10-12 000 лет назад местная цивилизация погибла в результате некой космической катастрофы, к примеру падение астероида. Обнаружены астрономические карты невероятной точности, на которых местоположение звезд обозначено там, где они и должны были находиться несколько тысячелетий назад.

Также в ходе раскопок найдено несколько предметов, включая хрустальные линзы, абсолютно сферические и точные, может быть использовавшиеся в телескопах. Похожие линзы были обнаружены при раскопках в Ираке и Центральной Австралии, но в наше время они могут быть изготовлены лишь с применением абразивного материала, сделанного из окисла церия, который можно получить только электрическим способом.

Относительно же легенд, то по вопросу о датировке возведения пирамиды, если не считать упоминания о том, что она была построена за 300 лет до Потопа, они не добавляют ясности. Египтологи, установившие, что правление Четвертой династии относится к 2720 2560 годам до н. э., считают, что Великая пирамида была сооружена в 2644 году до н. э.; другие датой начала ее строительства называют 2200 год до н. э., еще 3056 лет понадобилось, для завершения работы. Согласно еще одной версии, пирамида на 1000 лет старше.

Что касается метода, использованного строителями, история не сохранила сведений. И.Эдвардс из Египетского отдела Британского музея, который всю свою жизнь посвятил поискам хоть каких-то фактов на этот счет, указывает в своем научном трактате, написанном в 1930-х годах, что ни древнеегипетские тексты, ни наскальные рисунки не проливают свет на этот вопрос.

Но египтологи сходятся на том, что первоначально строителям понадобилось расчистить плато Гиза от песка и камней до почвенного слоя, потом выровнять поверхность. Р.Энгельбах, ученик Петри, на протяжении многих лет работавший хранителем Каирского музея, полагает, что для выравнивания земли египтяне окружили стройплощадку с четырех сторон небольшими насыпями из речного ила, внутреннее ее пространство заполнили водой и проложили на нем сеть каналов. Оценить результат их трудов смог Коул, который обнаружил, что на площади 5,2 гектара отклонения от горизонтального уровня не превышали 2,5 см.

На расчищенный почвенный слой уложили прямоугольные плиты белого известняка, которые послужили покрытием, на котором была произведена укладка первого ряда облицовочных камней. Потом потребовалось укрепить на почве большие угловые блоки, чтобы образовались квадратные углы для закладки слоев облицовочных плит. Археологами без особого труда было установлено, что большая часть известковых блоков доставлялась с Мокаттамских холмов на берегу Нила, хотя некоторые блоки могли быть взяты непосредственно с холмов Гизы. На отдельных плитах красной охрой имеются названия бригад каменотесов, к примеру «Лодочная бригада» или «Сильная бригада».

Ближайший источник семидесятитонных гранитных монолитов, использованных для ограждения Усыпальницы царя, — Асуанские каменоломни, находящиеся приблизительно в 800 км вверх по Нилу; оттуда они, вероятно, переправлялись вниз по течению на баржах. У.Эмери доказал, что уже во времена Первой династии египтяне имели замечательные медные инструменты, включая пилы и долота, которыми они могли дробить и распиливать известняк, и что их технология шлифовки гранита была усовершенствована до уровня искусства. В качестве абразивного материала при распилочных работах они предположительно использовали увлажненный кварцевый песок.

Для скалывания породы с холмов египтянами были сконструированы несколько инструментов, следы некоторых из них возможно найти и сегодня в Мокаттамских каменоломнях. На сотню метров в скале прорубались штольни, между потолком и блоком, который надо было извлечь, вырезались уступы, после деревянными молотками и медными долотами, закаленными неким неизвестным способом, пробивали вертикальный паз. В этот паз вставляли смоченные водой деревянные клинья; клинья расширяясь раскалывали породу. Порой разжигались костры, и, когда лили воду на раскаленный камень, получали совершенно ровный излом.

Единственное историческое свидетельство о способе перевозки блоков к месту сооружения пирамиды принадлежит Геродоту, который писал, что, как ему сообщили в Египте, на постройку пирамиды ушло 20 лет, и целых три месяца 100 тыс. человек перевозили камни с гор. Для транспортировки огромных глыб за 10 лет была построена дорога длиной 900 метров и шириной 18 метров из отшлифованного камня, по которой на полозьях тащили тяжелые камни.

Капитан Ф.Барбер, американский морской атташе, работавший в Египте и написавший брошюру под названием «Механический триумф древних египтян», подсчитал, что, если дорога должна была возвышаться на 36 метров над Нилом, она имела бы уклон 30 см на каждые 7,5 м. полотна, что, по его мнению, является сравнительно небольшой крутизной, учитывая еще смазку поверхности. Барбер вычислил, что понадобилось бы усилие 900 человек, впряженных по двое в ряд, чтобы при помощи 4-х веревок втащить 60-ти тонный монолит по такой наклонной плоскости. Эта упряжь заняла бы пространство 67,5 м. в длину и 4,8 м. в ширину, и он считал такое размещение вполне компактным.

Барбер утверждал, что для такого количества рабочих не представляло особой трудности перемещать камни, в особенности если они были обучены передвигаться синхронно; именно потому он считал, что на таких работах были заняты разумные люди, а не вьючные животные — людей нетрудно обучить ритмичному движению, в особенности если использовать маршевую песню или подобие метронома. Моментальная сила, приложенная всеми этими людьми, позволяет им сдвинуть плиту, вес которой практически равен их суммарному собственному весу, что в несколько раз превышает их обычную тянущую силу.

Если в строю случались промежутки из-за заболевших работников, их можно было компенсировать грамотным распределением силы остальных. На рисунках, дошедших с тех времен, видно процессии, подобные реконструированной Барбером, которые включали и специально выделенного человека, который подливал некую смазку на дорогу, для уменьшения силы трения.

Другие египтологи полагают, что ввиду огромного количества израсходованного камня необходимо было много таких дорог, а сохранилось их очень мало. По мнению французского ученого Э.Амелино, в конце XVIII столетия еще сохранялись остатки наклонного пути, ведущего к пирамиде Хефрена; а следы дороги к пирамиде Микерина можно увидеть и сегодня. Египетский археолог Селим Хассан говорит, что на краю плато Гиза имеются значительные площади, выложенные большими известняковыми блоками; эта мостовая тянется в северо-восточном направлении и спускается на половину высоты плато.

Ученый считает, что это могут быть остатки дороги, которая была разрушена по окончании строительства пирамиды. Другой египетский археолог, Ахмед Фахри, уверяет, что остатки южной части дороги, состоящей из булыжников, смешанных с грязью, по-прежнему существуют недалеко от южной стороны основной мостовой.

Что до технологии строительства самой пирамиды, то в этом вопросе мнения египтологов разошлись. Геродот упоминал, что вначале была закончена верхняя часть пирамиды, после средняя и, наконец, нижняя. Это означает, что обработанные облицовочные камни устанавливались на вершине вплотную к ядру (центру), вероятно при помощи наклонной плоскости, или пандуса, которая снижалась по мере того, как строители двигались вниз; такая технология требовала использования четырех пандусов — один напротив другого.

Геродот отмечал, что облицовочные, камни поднимались с земли ступень за ступенью на деревянных кран-балках посредством механизма, который он подробно не описывал. Котсуорт рассчитал, что, если поднимать наверх камни тем способом, как указал Геродот, понадобилось бы около месяца, чтобы поднять на вершину один камень.

Барбер утверждает, что понадобились бы подъемные краны или деррик-краны, чтобы поднять огромные плиты, потому за неимением такого оборудования египтянам надо было сконструировать пандусы. Остатки таких пандусов были обнаружены у пирамиды Аменемхета в Лиште, а также в Медуме. Аэросъемка выявила также наличие пандусов в песках Дашуры. Петри считал, что облицовочный слой укладывался одновременно с внутренними блоками, и строительство вели снизу вверх. Он высчитал, что каждый день из каменоломен доставляли и укладывали до 500 блоков. Так как нижние слои содержат 50 000 блоков, потребовалось бы больше трех месяцев, чтобы уложить каждый слой.

Петри утверждает, что транспортировка блоков производилась за три месяца разлива, когда возможно было задействовать большое число рабочих и сплавлять блоки по воде. Он предполагает, что даже если на каждый камень объемом 1,12 кубического метра и весом около 2,5 тонны приходилось не больше 8 человек, они могли бы переправить десяток таких камней к пирамиде за три месяца, две недели они бы перетаскивали блоки от каменоломни по дороге, за день или два при хорошем ветре переправили бы их вниз по Нилу, и шесть недель могло бы уйти на подъем их в надлежащее место на пирамиде.

Петри высчитал, что Великая пирамида содержит около 2 300 000 блоков весом 2,5 тонны каждый, размером в среднем 127 х 127 х 71 сантиметр. Если 8 человек могли справиться с десятком камней за три месяца, то 100 тыс. человек каждый сезон могли доставлять 125 тыс. камней, таким образом получалось, что на строительство пирамиды ушло 20 лет, как и отмечал Геродот.

Эдвардс замечает, что, несомненно, в дополнение к 100 тыс. человек, которые транспортировали блоки к пирамиде, на строительстве было занято намного больше рабочих. Это были опытные каменщики и их помощники. Может быть, они жили в постройках, которые обнаружил Петри к западу от пирамиды Хефрена, где в бараках могли бы разместиться одновременно до 4 тыс. человек. Петри посчитал, что 40 тыс. опытных рабочих без труда могли обрабатывать 120 тыс. блоков каждый год; 4 человека обрабатывали бы один камень на протяжении месяца.

Петри был убежден, что каменщики укладывали слои кладки на земле, перед тем как поднимать их. Он нашел горизонтальные линии, выбитые на облицовочных и внутренних плитах, показывающие, как они подгонялись. По его мнению, работа велась под руководством опытных каменщиков, которые составляли план на весь год и руководили работами, а в периоды разливов группы чернорабочих поднимали законченные плиты и укладывали их в надлежащие места. Петри говорил, что облицовочные плиты, искусно обработанные, устанавливались в нужную позицию изнутри, тогда как внутренние слои заполняли позднее.

Двое итальянских ученых, Мараджольо и Ринальди, которые произвели относительно не так давно замеры пирамид в Гизе и изложили результаты своей работы в 4-х томном труде, согласились, что внешний и внутренний слои укладывались одновременно. Они полагают, что облицовочные плиты двигали на место по тонкому слою жидкого известкового раствора, который служил смазкой, а не только связующим материалом; эти плиты с помощью рычагов поднимали на места сзади и сбоку, чтобы трещины или сколы не были видны снаружи.

Баллард отмечал, что было бы нельзя установить столь искусно обработанные блоки, не повредив их при этом; он предположил, что плиты дорабатывали по шаблону уже на месте. Поддерживая Петри, Эдварде указывает на то, что, потому как нижние слои кладки располагались на гладкой мостовой, которая выступала приблизительно на полметра за основание пирамиды, было нельзя укладывать облицовочные камни с внешней стороны, не повреждая выступающего края мостовой; также они не могли дорабатываться в кладке, так как от этого мостовая тоже пострадала бы.

Тот факт, что некоторые известняковые плиты, составлявшие мостовую, уложены ниже центральных блоков, тоже показывает на то, что центр пирамиды заполнялся после укладки внешнего слоя. По мнению Петри, внешние плиты укладывались вплотную друг к другу на земле и подгонялись по боковым, задней и нижней граням так, чтобы на месте оставалось только выровнять внешнюю грань.

По свидетельству архитектора Рекса Энгельбаха и инженера Сомерса Кларка, авторов книги «Древнеегипетские каменщики», чтобы сделать боковые грани облицовочных камней абсолютно равными, они укладывались вплотную друг к другу, и между ними проходили пилой. Однако Мараджольо и Ринальди не нашли никаких следов распилочных работ на вертикальных боковых гранях.

Петри утверждает, что обнаружил следы красной охры на лицевой стороне некоторых плит, которые не были тщательно отшлифованы, из этого он заключил, что шлифовка была поэтапная — примерно так же, как дантист обрабатывает зуб, — и одновременно производился контроль пластинами, покрытыми охрой. В любом случае окончательная пригонка облицовочных плит должна была производиться до того, как их укладывали на место.

Все камни, видимые в наше время, — внутренние, специально обрабатывались таким образом, чтобы они плотно прилегали к внешним. Они тоже хорошо обработаны, но изготовлены не из чистого белого известняка, а с вкраплениями окаменелостей. Плиты следующих слоев кладки обработаны значительно хуже и отличаются по размерам, это было сделано еще и затем, чтобы швы не совпадали. Плиты скреплялись раствором, состоявшим из песка, извести и измельченной красной керамики, что придавало ему розоватый цвет.

Петри полагал, что для подъема всех слоев облицовочных и центральных плит на верх пирамиды, использовали пандус, установленный напротив одной грани, и он определил, что его объем должен был быть по крайней мере эквивалентен объему самой пирамиды. Барбер считает, что наклонную плоскость, заканчивающуюся у вершины пирамиды, с наклоном 10 градусов, следовало начинать вести за 1 800 м. в долине Нила, такой помост на 480 м. длинней мостовой, о которой писал Геродот. Больше того, по словам Барбера, для подъема плит на пандусе надо было затратить в 4 раза больше усилий, чем на самой пирамиде.

Чтобы установить пандус у пирамиды, по подсчетам Барбера, понадобилось бы 2 100 000 кубических метров кирпичей с Нила, или в 4 раза больше камня, чем пошло на постройку пирамиды. С каждым последующим слоем кладки пандус становился все выше и длинней, но он также и сужался. По словам Плиния, пандусы сооружали из селитры и соли, их позже возможно было растворить водой, но это утверждение представляется фантастическим, так как потребовался бы целый океан воды.

В ноябрьском номере журнала «Нейчурэл хистори» за 1970 г. инженер Олаф Теллефсен высказался в том смысле, что Великая пирамида могла быть сооружена всего несколькими тысячами рабочих, если бы использовали простой механизм, состоящий из крепкой деревянной кран-балки, сбалансированной противовесами на точке опоры и укрепленной на деревянных скатах. Это, по его мнению, дало бы возможность избавиться от громоздких пандусов. Теллефсен уверял, что в Древнем Египте не хватило бы рабочей силы, чтобы соорудить пандусы высотой больше половины пирамиды. Египтологи возразили с легкой ехидцей, что доказательств теории Теллефсена пока нет.

Котсуорт полагает, что египтяне изобрели более эффективную систему для подъема камней: они использовали в качестве пандуса саму пирамиду, затаскивая камни по ее спиралевидной внешней стене.

Эта система предоставляла дополнительные преимущества, если южную стену пирамиды заканчивали раньше и далее работа велась в ее тени, а не под палящим солнцем. Однако даже если забыть про жару и представить себе весь объем работ, который выполнили египтяне, то он, безусловно, покажется невероятным. Барбер заявлял, что таким проектом должен был руководить поистине гениальный инженер: нужно было грамотно спланировать работы, распределить рабочих по разным операциям, контролировать, чтобы все работали согласованно, обеспечить необходимое количество инструментов, а также еду и жилье для работников, да еще предусмотреть действия на случай непредвиденных ситуаций.

Барбер указывал на то, что общественные работы были необходимы во время разлива, чтобы обеспечить пропитанием население. Август Менкен предположил, что кроме работников надо было обеспечить едой, жильем и охраной не менее 150 тыс. женщин и детей. Из древних текстов и рисунков Барбер почерпнул сведения о том, как обращались надсмотрщики с подневольными работниками, и сделал вывод, что для обеспечения порядка на строительстве пирамиды понадобилась бы армия в 400 тыс. человек.

Котсуорт предположил, что в стране с жарким, сухим климатом, такой, как Египет, не требовалось жилищ для работников, привыкших в качестве пищи обходиться зерном и водой, а что до санитарных условий, то они там были гораздо лучше, чем в викторианской Англии.

Отходы породы и материалов вывозились за скалы Гизы на северную и южную стороны, где они образовали завалы, простиравшиеся на сотни метров и занимавшие пространство приблизительно в половину объема пирамиды. При раскопках у подножия скалы Петри нашел слои пустынной гальки и песка, свидетельствующие о расчистке участка пустыни, необходимого для проведения строительных работ. В грудах мусора он обнаружил осколки емкостей для воды и пищи, обломки дерева и древесного угля и даже кусок древней бечевки.

Единственное упоминание о затратах на строительство пирамиды принадлежит Геродоту, который сообщал, что, по словам переводчика, сумма, затрачиваемая в день на приобретение редьки, лука и чеснока для питания рабочих, выгравирована в основании пирамиды. Однако это свидетельство выглядит недостоверным, как и другой факт, упомянутый Геродотом, что Хеопс до такой степени поиздержался за время возведения пирамиды, что вынужден был торговать своей дочерью, беря за каждую ее услугу цену одного известнякового блока.

Кингсленд подсчитал, что если 2 300 000 блоков было уложено за 20 лет, или за 7 300 рабочих дней, то требовалось ежедневно укладывать 315 камней, или 26 камней в час, при рабочем дне 12 часов. Менкен, который так пренебрежительно относился к математическим и астрономическим достижениям древних египтян, был все же вынужден признать, что, учитывая многообразие проблем, с которыми они неминуемо должны были столкнуться при строительстве, надо предполагать наличие у них более совершенных инструментов и более развитых научных знаний, чем принято считать.

Кингсленду было интересно, какими видами освещения и вентиляции пользовались египтяне во время подземных работ. Он не считал чем-то сверхъестественным то, что египтяне могли иметь орудия труда, о которых мы имеем довольно скромное представление, и применять методы, которые на сегодняшний день мы считаем оккультными. Может быть, их методы не столь, мистичные, как может показаться на первый взгляд: Локьер предположил, что, используя одно передвижное зеркало и несколько стационарных, возможно было добиться, чтобы солнечный свет доходил до любого уголка недр пирамиды.

Хотя легенды приписывают жрецам Гелиополиса способность вызывать бури и перемещать камни, какие не по силам поднять и 1000 человек, большинство египтологов решительно отвергают возможность использования таких прогрессивных методов, как лазерная технология, для разрезания камней или таких сверхсовременных и в наши дни механизмов, как антигравитационные машины, для поднятия тяжестей, настаивая на том, что все работы проводились с использованием примитивных орудий труда и неограниченной человеческой силы.

Тем не менее Эдвардс утверждает: «Хеопс, возможно страдавший мегаломанией, никогда бы за 23 года своего царствования не соорудил ничего подобного по размерам и долговечности Великой пирамиде, если бы технические достижения не позволяли его каменщикам управляться с огромными глыбами камней».

Петри высказывается в пользу неизвестного метода, говоря, что в пирамиде Хефрена есть гранитная «подъемная решетка» весом около 2-х тонн, расположенная в таком узком туннеле, что работать над ней одновременно могли только 6-8 человек. Потому как действительно для манипулирования таким весом потребовалась бы сила 40 — 60 рабочих, Петри пришел к выводу, что египтяне должны были использовать более совершенные методы строительства, не дошедшие до нас.

Хотя датский инженер Тони Брунес продемонстрировал, как огромные блоки наподобие балок в Усыпальнице царя, могли подниматься одним-единственным человеком благодаря умелому использованию клиньев и балансиров, Петри был убежден, что древние строители владели еще более прогрессивными средствами подъема и перемещения камней, нежели обычные пандусы, катки, рычаги.

Однако, может быть, одна из самых сложных тайн пирамиды касается трех гранитных пломб, которыми был замурован выход из Восходящего туннеля.

 


 

Н.Непомнящий

ред. shtorm777.ru