Интересно знать,  Изумруд, Мистика

Изумруд окутанный мистикой

В древности изумруд называли «камнем таинственной Изиды», считалось , что он может защитить человека, который носит его , от ипохондрии и тоски  , уберечь от измен, а еще отогнать дурные сны и приоткрывать завесу будущего . И все же многое, связанное с этим драгоценным камнем, пронизано цепью преступлений и несчастий , а порой окутано туманом мистики. И может быть, это происходит оттого, что завораживающая красота изумрудов неразрывно связана с людскими страстями и страданиями.

Рука об руку со смертью

В мире имеется три наиболее значительных месторождения изумрудов. Это Африканский изумрудный пояс, залежи драгоценных камней в Южной Америке на территории Колумбии и Бразилии, а также поселок Малышева в Свердловской области. Самое известное из древних месторождений − копи царицы Клеопатры, которые находятся в Египте неподалеку от Красного моря. А самое криминальное − копи Мусо в Колумбии. Первый раз они были изрядно обагрены кровью, когда их захватили испанские конкистадоры в 1558 году. С тех пор все, что касается добычи изумрудов в Колумбии, идет рука об руку со смертью. Колумбийцы считают, что изумруды принадлежат тем, кто их добывает. Поэтому наряду с крупными компаниями, арендующими месторождения, добычей камней занимаются тысячи бедных и вооруженных гуакерос («искателей сокровищ»). А сотни бандитов рыскают неподалеку, чтобы ограбить тех и других.


Несчастья первооткрывателей

На этом фоне уральский поселок Малышева выглядит мирным и спокойным, но и здесь кипят страсти. И все из-за изумрудов, на добытчиков которых словно бы наложила проклятие Хозяйка Медной горы.
Первооткрывателем уральских изумрудов считается смолокур Кожевников, который как-то обнаружил в корнях вывороченного дерева несколько зеленых камушков, которые принял на аквамарины. Через некоторое время эти камни попали в руки исполняющего обязанности командира Екатеринбургской гранильной фабрики мастера Якова Коковина. И тот определил, что это изумруды.
Основываясь на рассказах смолокура, Коковину в январе 1831 года удалось открыть богатейшую изумрудную жилу. Донесение екатеринбургского мастера об обнаружении на Урале месторождения драгоценных камней произвело настоящую сенсацию в Петербурге. Об этом было немедленно доложено царю Николаю I. С тех пор лучшие изумруды после обработки немедленно отправлялись непосредственно в кабинет его императорского величества.
Уральские изумрудные копи оказались сказочно щедрыми. Только Петергофская фабрика за первые 10 лет существования месторождения огранила уральские изумруды весом 5 тысяч каратов. Всего же к 1862 году на копях добыли 142 пуда изумрудов.

Карьера добытчика

Закат карьеры Коковина начался в 1835 году, когда столичный ревизор статский советник Ярошевицкий обнаружил у него в кабинете много изумрудов, и среди них один очень большой, о котором он так написал в своем отчете: «…в том числе один самого лучшего достоинства, весьма травянистого цвета, весом в фунт… самый драгоценный и едва ли не превосходящий достоинством изумруд, бывший в короне Юлия Цезаря…» Впрочем, особого криминала в этом не было. Кабинет Коковина «по совместительству» служил и кладовой, где драгоценные камни хранились до отправки в Петербург. Правда, имелось одно нехорошее обстоятельство. Коковин утаил от высокого столичного начальства факт обнаружения уникального изумруда и не отправил его. Приворожил мастера изумительной красоты камень, никак он не мог налюбоваться на него.
Камни упаковали, опечатали и отправили в Петербург, где они были доставлены в кабинет вице-президента Департамента уделов Л.А. Перовского. А когда через некоторое время ящики с камнями вскрыли, то в них не оказалось упомянутого выше самого большого изумруда. Историки сходятся во мнении, что этот уникальный изумруд был похищен не кем иным, как Львом Перовским. Тот был страстным коллекционером и не смог устоять перед завораживающей красотой драгоценного камня. Но по иронии судьбы царь Николай I личным предписанием поручил расследование пропажи фунтового изумруда именно Перовскому. Первое, что тот сделал, – приказал арестовать Коковина и заключить его в отделение для секретных арестантов тюремного замка. Далее Перовский добился того, чтобы дело Коковина рассматривала судная комиссия, которая подчинялась оренбургскому генерал-губернатору В.А. Перовскому − родному брату Льва Алексеевича. И хотя эта судная комиссия так и не нашла вины уральского мастера в хищении изумруда, но оправдать его не посмела. За упущения в работе Коковина лишили «чинов, орденов, дворянского достоинства и знака отличия беспорочной службы».
Изумрудное проклятие проявило себя очень быстро. Три года, проведенные в тюрьме, и неправедный суд подкосили здоровье Якова Коковина, и вскоре после освобождения он скончался.
Косвенно проклятие задело даже его товарища, знаменитого екатеринбургского архитектора Михаила Малахова, с которым они вместе учились в Петербурге в Художественной академии. По указанию Льва Перовского в предновогоднюю ночь 1835 года в доме главного архитектора горного округа Малахова был учинен обыск. И хотя при этом ничего, что могло бы бросить тень на доброе имя архитектора, найдено не было, звезда Михаила Малахова на екатеринбургском небосклоне с того момента начала свое падение. Вскоре он оставил свой высокий пост, а потом и вовсе скончался.
Смолокур Максим Кожевников пережил Коковина, но умер в 1865 году от туберкулеза, нажитого в изумрудных копях.
Льва Перовского изумрудное проклятие настигло еще позже. При жизни он сделал для камнерезного искусства и науки о минералах очень многое. Именно Перовский реанимировал близкую к краху Петергофскую гранильную фабрику и превратил ее в одно из процветающих предприятий, сырье для которого завозилось со всех концов света. По его инициативе началась разработка новых месторождений камня на Волыни, Урале, в Сибири. Но в памяти потомков Лев Перовский остался бессовестным корыстолюбцем, сгубившим мастера Коковина.

Криминальная отрасль

В 30-х годах ХХ века в поселке Малышева случилась настоящая революция. Вдруг выяснилось, что главной его ценностью являются залежи не изумрудов, а бериллиевых руд. Поселок превратился в закрытую и тщательно охраняемую зону. Только самые посвященные знали, что там в шахтах добывают крайне необходимые для обороноспособности нашей страны редкоземы: бериллий и тантал. Оказавшись в тени стратегической задачи, драгоценные камни превратились в отходы, попутный продукт. Породу безжалостно рвали динамитом, отчего дорогущие зеленые минералы трескались и разлетались на части.
Но ничто не вечно под луной. Страна взяла курс на разоружение. Программы по развитию атомных боеголовок сворачивались, зато начал развиваться рынок обычных нестратегических товаров. И тут оказалось, что на уральские изумруды имеется спрос во всем мире, и немалый.
Еще недавно, когда наше государство именовалось Страной Советов, на долю СССР приходилось 10% объемов мировой добычи изумрудов, но за счет качества камней достигался наиболее высокий объем продаж − 300-400 миллионов долларов. Это составляло 80% от мирового объема продаж изумрудов. Но после приватизации в 1990-х годах изумрудная отрасль, лишившись государственной поддержки, быстро зачахла. К тому же оборот изумрудного сырья попытались поставить под свой контроль наиболее мощные преступные группировки Екатеринбурга. Когда предприятию приходится работать на два рынка: легальный и теневой, его судьбу легко предсказать.
Ныне добыча минералов фактически остановлена, шахты полузатоплены, большая часть персонала уволена. Пока изумрудная отрасль в России медленно, но верно умирает, уральские камни прославляют не столько выставки минералов, сколько криминальные скандалы. Не так давно большой резонанс в средствах массовой информации получило задержание в Москве сотрудниками полиции руководителей «Беларус-диаманда», причастных к аферам с драгоценными камнями. В ходе обысков было изъято несколько тысяч бриллиантов, изумрудов и рубинов, в основном добытых на уральских месторождениях, на сумму свыше 200 миллионов долларов. Преступные группировки, используя великолепное качество наших драгоценных камней, осуществляли мошеннические операции путем подмены их на низкосортные африканские и азиатские, которые принесли им доход в несколько сот миллионов долларов. 12 участников афер были арестованы. Причем когда начались спецоперации по задержанию членов «изумрудной мафии», подельники стали физически устранять друг друга, опасаясь разоблачения. И эти смерти тоже можно отнести на счет изумрудного проклятия.

 


 

Олег Логинов

ред. shtorm777.ru