Изменение течения времени, перемещения

Необъяснимые перемещения во времени (видео)

Упоминание в исторических документах перемещений во времени

Как печатному слову в наше время, так в Средние века слову рукописному люди верили безоговорочно! Не поискать ли загадочных и по сей день не объясненных фактов в летописях и хрониках? Любопытно, но в этих документах прошлого наряду с видениями, которых во все времена было немало, существуют и довольно интересные записи. При этом хронистам, которые их сделали, принято доверять и в наши дни. Именно по этим старинным хроникам детализировалась и выверялась европейская история.

Средневековый хронист с ужасом сообщал,что как-то раз во время пешей прогулки находился в долине, и вдруг прямо у него перед глазами появились две длинные металлические полосы — как обода на бочке, а после по ним пролетел металлический дракон. Монах отлично рассмотрел, что у дракона было длинное тело, как у змеи, и он производил чудовищный шум. Между прочим, ученые отыскали ту долину, где монах встретился с ужасным драконом. В наше время там проходит железнодорожная ветка.

IX столетие в городке Лион (Франция) хроники запечатлели следующее событие. Как-то раз во время обычного дня из ниоткуда появились трое незнакомцев. Средневековый хронист, не зная, как описать место, где появились чужаки, назвал его «магическим кругом дьявола». Незнакомцы уверяли, что сами они также жители Лиона, что возмутило и монахов, и горожан. Пришельцев надежно заперли и начали искать свидетелей, которые могли бы подтвердить, что эти странные люди в действительности проживают в Лионе, но таких не нашлось.

Чужаки между тем рассказали, что путешествовали в «магическом круге дьявола» из любопытства, чтобы посмотреть на страну Магонию, но были там недолго и сразу вернулись. Посовещавшись, средневековые люди порешили, что лучше будет незнакомцев убить. А тогдашний епископ отлучил их от церкви и предал анафеме. Обезумевшая толпа, полагая, что трое пришельцев из ада посланы в город забрать их души и ускорить конец света, буквально разорвала неудачливых путешественников на части.

Во французской хронике XII столетия под 1166 годом есть запись еще одного любопытного факта. Трое крестьянок утром отправились в соседнюю деревню. Шли они полем, как делали до этого много раз, разговаривали. Неожиданно одна из женщин… попросту растаяла в воздухе. Подружки начали ее звать, пробовали искать — все напрасно. Крестьянки, конечно же, перепугались и бросились со всех ног назад, в родную деревню. Каким же было их потрясение, когда на дороге, недалеко от деревни они обнаружили свою спутницу. Женщина лежала без сознании. Когда она пришла в себя, то так ничего толком и не рассказала, как вдруг перенеслась из одного места и другое на такое большое расстояние.

Загадочное время в небе и на море

1999 год, 12 мая — приближаясь к Нассау, самолет пропал с радаров. Ошеломленные диспетчеры видели, как он стал снижаться, вот он перешел нулевую отметку… и исчез. Никакого самолета на посадочной полосе. В такой ситуации остается лишь вытирать холодный пот со лба. Но это — не конец истории! Самолет снова появился на радарах… и с нулевой отметки начал подниматься вверх… 100 футов… 200 футов… 500… 1000… 1300 футов… достиг устойчивости… исчез! И это не шутка! По поводу этой «шутки» 24 июня того же года аэропорту Нассау пришлось давать отчет вышестоящей инстанции!

1980 год, 11 февраля — курсант гражданской патрульной службы Питер Дженсен на легком самолете Beechсraft N9027Q совершил взлет на острове Сент-Томас. Сохранились документы, которые подтверждают, что взлет ему был разрешен. Механик аэропорта им. Гарри Трумэна видел, как самолет благополучно поднялся в воздух. Точное время взлета: 4.15. Через часа два, в 8.38, самолет, идущий рейсом 667 в 400 милях от Бермуд, поймал довольно странный сигнал бедствия. Пилот назвал номер своего самолета — N9027Q и просил помощи. Сообщение было таким: нахожусь в шести с половиной милях от Майами, потерял оба двигателя, падаю. Пилот сообщил о трагедии на Башню. В 8.53 поступило второе сообщение, сигнал бедствия. Он был принят уже двумя самолетами — все тот же 667-й рейс и рейс 924 (обе машины находились в 300 милях от Бермуд. Это сообщение было еще хуже: нахожусь в 150 футах от земли, заблудился среди облаков.

Пилоты были в растерянности: какие облака в 150 футах от земли? Но передали и второе сообщение на Башню в Майами. Башня попробовала вызвать странного пилота N9027Q. Ответа не было. В Майами решили, что он все-же упал. Начались поиски вокруг Майами. Все напрасно; Никаких облаков — ни высоких ни низких — на Майами не было. Стояла отличная ясная погода. Береговой охраной был проверен океан, куда мог упасть самолет. Никаких следов. Диспетчера ломали голову, почему оба сигнала бедствия поймали самолеты около Бермуд? Может быть, неопытный курсант перепутал Бермуды и Флориду? Перепутал облака с чем-то иным? Но это тоже не конец истории.

В 20.05 все того же дня диспетчер Башни на острове Кайкос (на половине пути между Майами и Ган-Хуаном) принял новое сообщение: нахожусь в 10 минутах от аэропорта, прошу разрешения на посадку, самолет N9027Q! Диспетчеры, которые ничего не знали о поисках N9027Q около Майами, посчитали сообщение обычным и подготовили посадочную полосу. Но никакой самолет на нее не приземлился… Было проведено расследование, но что могло это расследование показать? Что у пилота был запас горючего на пять часов полета, а последнее сообщение было получено спустя одиннадцать часов после того, как горючее закончилось, точней, через десять часов после взлета.


От предположения, что самолет может продержаться в воздухе без топлива в течение одиннадцати часов, да еще и без двигателей, у всякого нормального человека становится очень плохо с головой. Тогда — что?! Не были ли сообщения посланы гораздо раньше? Но почему тогда их получали с таким интервалом и в самых разных местах треугольника, там, где пилота вообще не должно было быть? Вопрос, где он мог находиться и когда радировал о своих трудностях, остается без ответа. Если бы все эти сообщения не были задокументированы официально, все это вполне сошло было за дурную шутку. Но пилот Дженсен в действительности пропал. И ни у кого нет сомнения, что он сообщал о себе.

1956 год, 8 августа — катер береговой охраны, на котором находился Фрэнк Флинн, шел в бермудских водах. «Была тихая и очень ясная погода. Замечательная видимость, хотя было еще довольно рано, практически ночь. Катер вышел на обычное патрулирование. Примерно в 1.30 мы увидели на радаре какой-то объект, находящийся от нас на расстояние 28 миль. По конфигурации этот объект походил на очертания береговой линии. Потому мы забеспокоились, что сбились с курса. Но когда мы проверили курс, то выяснили, что идем мы правильно. Ближайший берег находится в 165 милях. В том месте, где мы наблюдали «землю», ничего подобного просто не должно было быть. Объект не мог быть и каким-то судном. Он не двигался.

Потому мы решили подойти и проверить, что же это такое. Мы взяли курс на объект и приблизительно спустя часа полтора подошли к отметке в полмили до радарной цели. После этого мы сбавили ход и начали осторожно приближаться. Когда мы оказались в 100 ярдах от объекта, мы направили на него свет прожектора. Тут нам пришлось задуматься: свет словно бы поглощался объектом, мы ничего не могли увидеть. Мы подошли еще поближе, едва не задев объект левым бортом, вновь посветили, но ничего не увидали, наш свет туда не проникал. Мы развернулись и едва не коснулись объекта правым бортом, но все равно ничего не видели. Два или три раза мы практически касались объекта, но при соприкосновении даже не ощутили толчка, будто это был пар или туман.

Это было необычно, и мы решили попробовать войти внутрь объекта. Лишь только мы пересекли его границу, видимость резко упала до нуля. Почти сразу нам просигналили из машинного отделения, что у них падает давление, и это нас сильно взволновало. Скорость начала падать, и, когда она упала до четырех узлов, мы приняли решение убираться прочь. Мы едва вырвались из этой массы и я до сих пор не знаю, с чем мы столкнулись той ночью. Я с той поры разговаривал со многими океанологами, по никто не мог мне этого объяснить».

Флинн был уверен, что зафиксированный радаром объект не был ни берегом, ни кораблем, ни каким-либо твердым телом. Лучи прожектора не могли проникнуть внутрь объекта. Тем не менее у него были очертания, хотя плотность была такой же, как у обычного воздуха и воды. Внутри этого образования было абсолютно темно и сразу же начал глохнуть мотор катера. И еще: у Флинна создалось впечатление, что стоило поглубже войти в эту непонятную массу, чтобы больше никогда не вернуться назад.

1970 год, 4 декабря — пилот Брюс Джернон взлетел из аэропорта на Багамах. Почти сразу после того, как он занял свой эшелон, самолет оказался в густой облачности. Но с такими облаками ему еще никогда не приходилось встречаться.
Они, как он в последствии рассказывал, выглядели как «бублик» с «тоннелем» внутри. И он вошел в этот загадочный тоннель и летел среди облаков, окружавших его «стеной».

«Сразу после вылета, — говорил потом Джернон, — я заметил небольшое облако, прямо перед нами, где-то на расстоянии мили. Оно висело над океаном довольно низко, приблизительно в 500 футах. Знаете, такое обычное хрусталиковое облако, двояковыпуклое, только так низко я этих облаков никогда не видел. Метеосводка была хорошей, так что нас это облако не испугало, и мы продолжили полет. Но это облако неожиданно начало превращаться в огромную тучу, состоящую из кучевых облаков. Мы поднимались на высоту в 1 000 футов, и облако также поднималось вместе с нами.

Оно росло буквально на глазах и мы не могли от него увернуться, оно захватило наш самолет. Мы поднимались еще десять минут, но уже в нем, прежде чем вырвались на свободу. Высота была 11 500 футов, небо ясное. Я выровнял самолет, выбрал оптимальную для полета скорость 195 миль в час. Тогда я посмотрел назад и был ужасно удивлен. Облако, из которого мы выбрались, было огромным, оно выглядело как гигантский полукруг, оно тянулось миль на 20, я не видел, где оно кончается. Скоро перед нами появилось еще одно облако, оно висело около острова Бимини. Оно напоминало то облако, из которого мы только что вырвались, только это было еще больше, оно уходило до высоты в 60 000 футов. и, когда мы подошли к нему поближе на несколько миль, казалось, оно касается земли. Оно было прямо по курсу, и мы в него вошли. Это было странное зрелище. Сразу все вокруг стало черным, хотя и без дождя, видимость мили на 4-5.

Никаких зигзагов молний, лишь странные белые вспышки, очень яркие, освещавшие все вблизи нас. И чем глубже мы входили в облако, тем ярче и чаще становились эти вспышки. Мы сделали поворот на 135 градусов и полетели к югу, чтобы выйти из облака. Так мы летели 27 минут. Мы думали, что можем дойти до края облака и его обогнуть, но, сделав 6-7 миль, мы поняли, что оно идет по кривой на восток. А еще через минут 5 стало абсолютно ясно, что то облако, из которого мы выбрались у Андроса, и это облако у Бимини было одним и тем же облаком, это была его вторая часть. Противоположная сторона странного кольцевидного тела. Очевидно, оно образовалось над островом Андроса и начало расти как пончик, гигантский пончик с диаметром в 30 миль. Это было невозможно, но другого объяснения мы не нашли.

Мы поняли, что попали в ловушку, что мы не можем ни выйти из него, ни обогнуть, ни пролететь под ним. Миль через 13 я увидал какой-то U-образный разрез в облаке. У меня не было никакого выбора, я повернул и попробовал пройти в этот разрез. и когда мы приблизились, я увидел, что это как бы отверстие в облаке. Это отверстие выглядело как прекрасно сформированный тоннель примерно в милю ширимой и миль в 10 длиной, мы видели на другом конце тоннеля синее небо. Но я заметил, что этот тоннель будто бы сжимается. Потому я увеличил скорость самолета, мы шли теперь под 230 миль в час, на предельной скорости. И когда мы вошли в тоннель, он стал совсем узким, диаметром футов в 200. Будто мы попали в шахту. И если мне раньше казалось, что тоннель имеет в длину 10 миль, то теперь казалось, что его длина не более мили.

Со стороны выхода я увидал солнечный свет, он был белый и как бы шелковистый. Стены тоннеля были абсолютно круглыми, и они все сжимались и сжимались. Вся внутренность тоннеля была испещрена мелкими серыми нитями облаков, которые крутились против часовой стрелки прямо перед самолетом и вокруг самолета. Мы прошли этот тоннель приблизительно за 20 секунд, и секунд 5 я испытывал странное чувство невесомости и меня словно бы тянуло вперед. Когда я оглянулся назад, у меня перехватило дыхание: стены тоннеля сжимались, было видно, что они разрушаются, разрез исчезает и вся эта серая масса медленно вращается по часовой стрелке. Все наши электронные и магнитные навигационные приборы работали со сбоями.

Самолет летел абсолютно прямо, а стрелка компаса медленно двигалась по кругу. Мне удалось связаться с Майами, и я сообщил, что мы находимся где-то в 45 милях к юго-востоку от Бимини, на высоте 10 500 футов. Диспетчер Майами ответил, что не видит нас на радаре в этом районе. Все было довольно странным. Мы думали увидеть на выходе из тоннеля синее небо. Но мы шли в унылом серовато-белом тумане. Видимость была не больше двух миль, мы не видели ни океана, ни горизонта, ни чистого неба. Воздух был мутным, но никакого дождя или молнии. Я нашел название для этого воздуха — электронный туман. Я так назвал это явление, потому что у нас отказали наши приборы. Я положился только на интуицию и летел на воображаемый запад. В этом электронном тумане мы были около трех минут.

Вдруг с нами связался диспетчер, он опознал наш самолет, он был недалеко от Майами-Бич и летел на запад. Я посмотрел на часы и увидал, что мы летим всего 34 минуты. Мы не могли быть у Майами-Бич, мы должны были только приблизиться к Бимини. Потом туман начал исчезать, он будто ломался, с обеих сторон от нас появились какие-то горизонтальные линии. Потом линии стали похожими на разрезы в 4-5 миль длиной. Сквозь них мы видели синее небо. Эти разрезы стали расти, расширяться, соединяться.

Спустя 8 секунд они все соединились и туман исчез. Я видел вокруг только сверкающее синее небо, прекрасное и необычайно яркое. А внизу я увидел Майами-Бич. Когда мы приземлились на Палм-Бич, оказалось, что наш полет занял всего 47 минут. Я подумал, что это ошибка, может быть, барахлит таймер самолета, по все наши часы показали 15.48, а вылетели мы в 15.00. Никогда прежде я не долетал от острова Андроса до Палм-Бич меньше, чем за час пятнадцать, и то на прямом маршруте. А тут мы явно кружили и проделали не меньше 250 миль. Как может самолет преодолеть 250 миль за 47 минут?

Мы только чудом завершили благополучно этот полет. Долгое время мы о случившемся даже не разговаривали. Я не мог логически объяснить, что произошло во время этого полета. Но я ощущал, что мне нужно это понять, по несколько раз в день я переходил от одного объяснения к другому. Только в 1972 году я узнал о Бермудском треугольнике, о том, что там пропадают корабли и самолеты. Я узнал, что причиной может быть какая-то деформация времени. И тогда я понял — искать ответ нужно в этом направлении.

Чтобы пролететь тоннель длиной 10–15 миль, нам потребовалось бы четыре минуты. Ровно столько, чтобы пройти сквозь грозу и выйти к ясному небу. Мы не выходили из облаков все 90 миль до Майами и преодолели 100 миль пространства и 30 минут времени всего за три минуты».

Каким-то образом явления, которые наблюдают на Бермудах, связаны с изменением привычного для нас течения времени и нарушением привычных для нас свойств материи и пространства. Бермуды — не единственное место на Земле, где подобные явления наблюдают, просто список странностей этого района значительно шире, чем в иных местах, да и другие места просто не так хорошо изучены.

 

 


 

П.Одинцов

ред. shtorm777.ru