Цыси последняя императрица

Цыси последняя императрица Китая

Скромная наложница императора Китая втайне лелеяла честолюбивые мечты. Она смогла прийти к власти над огромной страной благодаря хитрости, коварству и удаче — родила императору сына и наследника. Но Цыси была до такой степени жестокой, что разрушила целую империю.

Всемирная история знает множество кровожадных деспотов. Средневековой Румынией правил Влад Цепеш, любивший сажать свои жертвы на кол. В России царь Иван Грозный убил не только тысячи бывших приближенных, но и собственного сына. В XX веке одной из африканских стран правил «император» Бокасса, который ел мясо своих жертв во время чудовищных людоедских ритуалов.

Как в природе самки пауков — черная вдова превосходят по своей ядовитости самцов, так и среди людей есть тип женщин, более беспощадных и жестоких, чем мужчины. Такой была Цыси императрица Китая, прозванная Драконом. В сравнении с ее поступками блекнут преступления мужчин-тиранов. Она забила тюрьмы неугодными, ввела в практику зверские пытки и отправила на смерть тысячи и тысячи тех, кого считала предателями Китая и слугами Запада. Ее жестокость достигла апогея во время «боксерского восстания» в Пекине в 1900 г., когда китайцы объявили войну иностранцам, контролировавшим прибыльную торговлю опиумом.

Наложница императора

Цыси подстрекала толпу к чудовищному насилию, невиданному до того в китайской столице. Она отдала приказ своим войскам стрелять из пушек по католическому собору в центре города. Во время этого были убиты тысячи невинных мужчин, женщин и детей. Цыси повелела прекратить стрельбу, только когда от непрерывного грохота артиллерии у нее разболелась голова. И тут же приказала военным не оставлять никого в живых. «Моя империя должна быть очищена кровью», — сказала она.

Кровопролитие произошло за 8 лет до ее смерти, но оно не спасло феодальный Китай, который ей так хотелось сохранить, а только ускорило его развал.

Императрица Цыси правила на протяжении 50-ти лет и оказалась последней владычицей многомиллионного Китая. Она принадлежала к древней династии маньчжурских императоров.

Родилась Цыси в ноябре 1835 г. в семье маньчжурского мандарина. Ей было предопределено стать наложницей в дворце императора. В 16 лет она вошла в императорский дворец, «Закрытый город» в Пекине. Город этот представлял из себя мир необычайной красоты и гармонии, предназначенный дня жизни, состоящей в основном из удовольствий.

3000 наложниц и 3000 евнухов жили во дворце. Ходили слухи, что спальню императора посещали десять любовниц в день. Наложницы были распределены по рангам, и те, которые относились к низшему рангу, могли всю жизнь прожить во дворце, так и не встретившись с императором. Когда Цыси в первый раз ступила на императорский двор, она оказалась в пятом, низшем ранге.

Восхождение Цыси

Юная девушка была довольно честолюбива, умна и по тому времени достаточно образованна. Она приложила максимум усилий, чтобы жизнь в позолоченной клетке не прошла зря. Жадно читала, погружаясь в содержание великих книг из императорской библиотеки, уговорила придворных нанять учителей, чтобы пополнить образование. По мере роста образованности Цыси, все более тонкими становились ее хитрости. Немало сип она потратила на изучение правил этикета, которые действовали в дворцовых стенах. Она сделала все, для того что бы приблизиться к императору.

Цыси расчетливо подружилась с женой монарха, которая была на 15 лег старше ее и к тому же бесплодна. Когда слабеющий владыка решил, что ему необходим наследник, он попросил свою жену выбрать наложницу. И та выбрала Цыси. К тому времени Цыси прожила во дворце лишь 3 года, однако одну мечту уже осуществила. Теперь она уже входила в число приближенных к императору.

В апреле 1856 г. Цыси родила ребенка. Естественно, рождение единственного сына императора, наследника китайского трона, укрепило влияние Цыси. Наложница стала центром внимания и восхваления со стороны придворных. Но для нее важней всего было внимание, которое ей уделял сам император. Он понял, что эта женщина очень умна и способна, и передавал ей все больше своих полномочий, пока Цыси не стала подлинной правительницей Китая.


Это было время, когда Китай стал терять многовековую традицию изолированности от внешнего мира. Французы и англичане приезжали сюда как торговцы и привозили новые идеи, которые будоражили население и провоцировали антимонархическое движение в некоторых частях страны. Больше всего бунтовщиков было в городе Тайпине. В ответ на проникновение иностранцев Цыси перевела двор в горы, окружающие Пекин.

Она отдала приказ публично рубить головы всем арестованным мятежникам, организовала кампанию террора против европейцев и христианских миссионеров. Иностранцев запугивали, их лавки сжигали, а если они и после этого не уезжали, то рисковали головой. Императрица Цыси была полна решимости сохранить древние традиции феодального Китая и, конечно же, власть и богатство монархии. Она полагала, что присутствие иностранцев угрожает национальной самобытности Китая, и была убеждена в необходимости их изгнания из страны.

Брат престарелого императора принц Кун не поддерживал изоляционистские взгляды Цыси. Его беспокоила политика изгнания иностранцев, он считал, что Китай должен быть открыт для торговли и новых идей. Через голову императрицы он просил англичан и французов о примирении — поступок, который Цыси никогда не могла простить.

Императрица Цыси в это время была озабочена укреплением своей власти, введением новых налогов и кровавой борьбой с бунтовщиками на севере страны.

Когда в 1861 г. император скончался, его вдова и Цыси получили права регентов. Хотя политическая власть должна была в равной степени принадлежать обоим, вдова императора, которая мало интересовалась политикой, с готовностью предоставила Цыси возможность управления государством. Но эта договоренность устраивала далеко не всех. Не обошлось без заговора с целью убийства регента-наложницы. Цыси ответила на это быстро и жестоко приказала уничтожить около 500 человек, в том числе и богатого феодала Сю Шена, стоявшего во главе заговорщиков.

Недолгое правление Тун Чжи

Сю Шен принадлежал к древнему роду военных аристократов. После казни его семья была изгнана в отдаленный район Китая, а имущество конфисковала императрица Цыси.

Сын Цыси, который должен был стать императором, как только ему исполнится 17 лет, рос в весьма необычной обстановке. Будущий император, Тун Чжи рос здоровым и милым мальчиком, отданным на попечение наложниц и придворных евнухов. С юных лет он пристрастился к разнузданным оргиям в самых отвратительных притонах на окраине Пекина и познал все сексуальные извращения на практике.

Когда он достиг совершеннолетия, Цыси издала высочайший декрет, в котором было сказано, что ее регентство окончено и начинается правление ее сына.

У молодого человека была невеста, но императрица относилась к женитьбе сына отнюдь не благосклонно, опасаясь соперничества со стороны будущей невестки. Но в скором времени после издания декрета о передаче власти император Тун Чжи умер. 1874 год, декабрь — он опубликовал сообщение, в котором было сказано: «Мне повезло в этом месяце заразиться оспой!»

Для китайцев в таком сообщении ничего странного не было, потому как было народное поверье: тот, кто переболеет оспой и останется жив, отмечен богами. Но, как видно, император не смог долго сопротивляться болезни. Утверждали, что организм его был ослаблен венерическим заболеванием. Меньше чем через две недели после этого сообщения молодой человек скончался.

Ходили слухи, что Цыси убила своего сына. Это выглядело довольно правдоподобным. Шарлотта Холден в своей книге «Последняя великая императрица Китая» написала: «Тун Чжи легко мог заразиться оспой в одном из борделей или опиумных притонов, которые он посещал в Пекине во время своих ночных вылазок. Этого невозможно ни опровергнуть, ни доказать. Но внешние симптомы этого страшного заболевания — высыпание прыщей на лице и теле больного — сомнений не вызывали».

Дьявольский способ убийства

«Столовыми салфетками в Китае не пользовались, — продолжает Шарлотта Холден. — Вместо них обедающим давали небольшие квадратные полотенца, обработанные паром. Ими вытирали лицо и губы после каждого блюда. Это было более гигиенично, чем использование сухих столовых салфеток. Однако этот способ пригоден и для других цепей. Если горячим пропаренным полотенцем провести по лицу больного, покрытому заразной сыпью, а потом приложить к лицу намеченной жертвы…»

Господин сам себе лицо никогда не вытирал. Эту лакейскую обязанность исполнял услужливый евнух.

Вот он — простой и дьявольски эффективный способ убийства. Евнухи были в подчинении у Цыси.

Разумеется, Цыси снова объявила себя правительницей Китая.

Когда Тун Чжи скончался, его жена была беременной. Это привело Цыси в бешенство. Если бы невестка родила наследника, он имел бы право в последствии занять трон. Это не устраивало Цыси — ей хотелось выбрать такого наследника, который беспрекословно подчинялся бы ее воле. Она отдала приказ евнухам избить молодую вдову, чтобы вызвать выкидыш. Через три месяца несчастная покончила с собой. Те, кто хоть немного знал Цыси, не сомневались, что она приложила свою мстительную руку и к этой трагедии.

Правительница назвала императором своего племянника Цзай Тяна. Ему дали императорское имя Гуан Сю, что в переводе означает «бриллиантовый наследник». Ему тогда было 4 года, и он не представлял опасности для Цыси.

Голоса недовольных

Цыси выбрала императора сама, а это нарушало древний закон. Нашлись недовольные, те, кто по праву кровных уз и родовой наследственности мог претендовать на трон. Десятеро придворных выразили возмущение ее решением. Цыси их выслушала, слова запомнила, но своего решения не изменила.

Ребенок рос окруженный любовью и заботой вдовы старого императора, той, что когда-то так полюбила молодую честолюбивую наложницу мужа. Вдова была добрая и отзывчивая. Ей понравилась роль бабушки, и она искренне привязалась к мальчику. Цыси была очень недовольна тем, что он попал под влияние другой женщины. И когда старая госпожа умерла, все при дворе были уверены, что она отравилась, отведав рисовых лепешек, приготовленных самой Цыси. Наследнику трона тогда было только 11 лет.

Теперь императрица могла наслаждаться полнотой власти. Тех 10 человек, которые выступили против ее решения объявить императором племянника, она приказала казнить. Уничтожая политических противников, императрица Цыси укрепляла свою власть. На все важные должности поставила своих родственников. Чтобы предотвратить проникновение в круг власть имущих посторонних людей, объявила о помолвке наследника с его двоюродной сестрой.

1889 год — Цыси была вынуждена оставить регентство. Молодому императору исполнилось уже 19 лет, но официальное вступление на трон было отложено до его женитьбы.

Императрица Цыси занимала резиденцию в окрестностях Пекина. Дворец ее был великолепен — мраморное чудо среди зелени деревьев, окруженное озерами, на глади которых покачивались цветы лотоса. В доме было множество украшений из чистого золота. Такую роскошь могли себе позволить немногие монархи. Утверждали, что Цыси похитила деньги из императорской казны. А сообщником ее был главный евнух Ли Ляньин, жестокий и грубый человек, некогда развративший ее сына.

Гнев императрицы

Вот достоверный пример поведения императрицы Цыси в те времена. Если она находила в своем саду опавший лист или лепесток, что, с ее точки зрения, придавало саду неухоженный вид, то приказывала пороть евнухов-садовников, а порой и отрубить голову. Ей было 55 лет, и ее не устраивала уединенная жизнь в загородном дворце, вот она и придумывала такие кровожадные развлечения.

Цыси надеялась управлять Китаем через императора, которого сама выбрала. Но между теткой и племянником образовалась глубокая пропасть. Он был добрый, образованный и прогрессивный человек, стремящийся вывести страну из изоляции, за которую цеплялась Цыси. Ее ужасало количество иностранцев, которым племянник разрешил жить в стране. Всех их она подозревала в намерении превратить Китай в свою колонию.

После того как в 1874 г. Япония захватила острова Лиучиу, Китай пригрозил ей войной. При помощи переговоров военное столкновение удалось предотвратить. Однако в 1894 г., когда японцы попытались захватить Корею, китайский император двинул в бой военно-морской флот. Но флот этот оказался не просто ослабленным, но пришедшим в упадок. Деньги, выделенные на его обновление, были потрачены на обустройство дворца Цыси. Когда император допрашивал виновника этой затеи, тот ответил: «Если бы даже деньги эти были потрачены на флот, японцы все равно разгромили бы нас. А так у императрицы появился прекрасный летний дворец!»

Война с Японией была короткой и стала несчастьем для Китая.

1898 год — когда страна пыталась прийти в себя после позорного поражения, вокруг Цыси начали группироваться люди, которые также ненавидели иностранцев и опасались угрозы для Китая с их стороны. Частые посещения этими людьми летнего дворца Цыси были расценены как заговор против императора.

Гуан Сю отдавал себе отчет в том, что без поддержки тетки ему будет трудно править страной. Но он также понимал, что она никогда не согласится на реформы, которые он хотел бы провести. Император решил упрятать свою тетку под замок и таким образом избавиться от ее опеки. Случайно его планы стали известны приближенным императрицы. Замысел молодого императора был обречен на неудачу. Когда Цыси узнала о планах племянника, лицо ее превратилось в холодную маску, только ярость в глазах выдавала истинные намерения жестокой правительницы.

Цыси вынудила своего племянника, императора Китая, отречься от престола. Его личным слугам отрубили головы. Цыси наблюдала за экзекуцией, попивая жасминовый чай. Императора посадили в тюрьму на одном из озерных островов. Он жил бедно и уединенно под охраной евнухов. Многие придворные были убеждены, что его ожидает судьба Тун Чжи и его жены, но Цыси сохранила племяннику жизнь. Может быть, протесты со стороны ряда иностранных дипломатов в Пекине заставили императрицу Цыси одуматься. После того как экс-император Гуан Сю провел в тюрьме год, ему разрешили жить под домашним арестом в загородном особняке.

Изгнание «чужеземных дьяволов»

Шесть участников императорского заговора арестовали и казнили. После императрица Цыси переключилась на иностранных миссионеров. По всему Китаю ей виделось присутствие коварных пришельцев, готовящих вторжение в страну вражеских войск. 1899 год, 21 ноября — после жестокого убийства нескольких миссионеров, она издала декрет, который не оставлял никаких сомнений — она не желала терпеть «чужеземных дьяволов» у себя в стране.

Этот декрет был разослан по всем провинциям. В нем было сказано: «Никогда слово «мир» не прозвучит из уст правителей страны, ни на миг оно не поселится в их сердцах. Давайте отбросим всякую мысль об установлении мира, давайте не поддаваться на дипломатические уловки. Пусть каждый из нас приложит все усилия, чтобы защитить свой дом и могилы предков от грязных рук чужеземцев.

Донесем эти слова до всех и каждого в наших владениях». Этот декрет стал знаменем многих китайских консерваторов, боровшихся за сохранение национальных традиций и объединившихся в тайное общество под названием «Кулак во имя справедливости и согласия». Членов его прозвали «боксерами» за ловкость в военном искусстве. Фанатичные патриоты, они поддерживали монархию и опасались разрушительного влияния иностранцев на китайское общество.

Когда в 1900 г. разразилось «боксерское восстание», государство поддержало его. Первой жертвой стал британский миссионер.

Неприязнь к иностранцам ощущалась в Китае повсеместно, и восставшие везде обеспечили себе поддержку. Линии передач были перерезаны, железнодорожные пути взорваны, принадлежавшие иностранцам фабрики сожжены. Цыси вела хитрую игру. Она делала вид, что защищает иностранцев, отправляя войска против восставших, но в то же время обещала армейским командирам большую награду «за уши каждого мертвого иностранца».

Бегство

В скором времени императрица Цыси отказалась от двойной игры. По ее приказу китайские войска присоединились к восставшим, и все иностранные миссии оказались в осаде. Убивали так много и часто, что подчас не успевали убирать трупы. По Пекину стали распространяться инфекционные болезни. Когда министры иностранных дел ряда стран обратились к императору Китая с просьбой вмешаться, Цыси возопила: «Как они посмели сомневаться в моей власти давайте уничтожим их!» Иностранные державы послали войска, чтобы спасти своих граждан, над которыми нависла смертельная угроза.

14 августа к Цыси примчался гонец, чтобы предостеречь ее: «Чужеземные дьяволы пришли!» Императрица Цыси вынуждена была бежать. Когда она покидала дворец, к ней приблизилась наложница свергнутого императора. Она кинулась к ногам Цыси и умоляла позволить императору жить во дворце. Цыси приказала евнухам: «Сбросьте эту негодницу в колодец! Пусть она умрет в назидание всем непокорным». Несчастную швырнули в глубокий колодец, где она нашла свою смерть.

После изгнания из Пекина императрица Цыси была вынуждена отказаться от привычной роскоши. Пища ее была скудной, власть она потеряла. В стране царили беспорядок и насилие. Но затем «боксерское восстание» было подавлено союзными войсками, и Цыси разрешили вернуться в Пекин после подписания мирных соглашений. Уже упомянутая Шарлотта Холден писала, что это было время крайнего лицемерия Цыси. «Любыми способами она стремилась оградить себя от попыток держав-союзниц лишить ее власти. Она поняла, что для этого необходимо изменить имидж, а свою политику представить в новом свете. Высшей точкой ее лицемерия стало распоряжение изъять из архивов династии все «пробоксерские» декреты и указы.

В последние годы жизни Цыси стала свидетельницей реформ, начатых в Китае под влиянием Запада. Она также была вынуждена отдать посмертные почести казненным ею же императорским министрам и даже несчастной наложнице, безжалостно брошенной в колодец.

1907 год, лето — императрица Цыси перенесла инсульт, и здоровье ее резко пошатнулось. Здоровье императора также ухудшалось. Несмотря на то что он не правил страной, Гуан Сю сохранил уважение народа и получил право жить во дворце.

1908 год, 14 ноября — император скончался. При этом очевидны были симптомы отравления. Конечно, его врач не смог установить причину смерти. Подозрение пало на Цыси . Вполне возможно, что она тайно, через евнуха, давала императору небольшие дозы яда на протяжении долгого времени.

Императрица Цыси пережила племянника всего на 24 часа. После нее осталось многомиллионное состояние — неопровержимое свидетельство грабительского характера власти императрицы-дракона. Она оставила старую, гордую династию Маньчжу в жалком состоянии, упустив реальную возможность своевременно открыть Китай для новых идей, повернуть застывшую в своем развитии патриархальную страну на путь прогресса и процветания.

 


 

ред. shtorm777.ru