граф Сен-Жермен

Сен-Жермен – таинственная, мистическая личность…

Притяжение личности…

Мистическую личность графа Сен-Жермена современники  описывали как человека среднего роста, пропорционально сложенного, приятной наружности, с правильными чертами лица. Он был смуглый, с темными волосами, которые часто были припудрены. Одевался просто, как правило в черное, но его одежды были всегда наилучшего качества и отлично сидели на нем.

Граф Сен-Жермен маниакально любил камни, которые были у него как на кольцах, так и на часах, цепочке, табакерке и даже на пряжках. Однажды ювелир оценивал пряжку на его башмаке в 200 тыс. франков. Людям, которые в первый раз видели графа, он представлялся человеком среднего возраста, на лице не было не одной морщины, бодрым и здоровым. Сен-Жермен практически не ел мяса и не пил вино, и вообще редко ел в присутствии других людей. Несмотря на то, что кое-кто из знатных лиц при французском дворе считал гостя шарлатаном и самозванцем, Людовик XV непременно отчитывал таких придворных и не выносил любых нелестных замечаний о графе. Хотя, нельзя было не заметить грацию и благородство в поведении графа, которым сопутствовало абсолютное чувство самоконтроля в любой ситуации, что говорило о внутренней утонченности и культуре, присущих с рождения.

У графа Сен-Жермена была впечатляющая способность предугадывать даже самые малые детали и вопросы, которые ему еще только собирались задать. Обладая чувством, родственным телепатии, он ощущал возникновение необходимости своего присутствия в каком-либо далеком городе или государстве. Известна, его удивительная привычка появляться дома или у друзей, минуя двери; он и покидал помещения часто таким же простым способом.

Еще один современник таинственного мистика писал: «Выглядел он лет на 50, телосложения был умеренного, выражение его лица говорило о глубоком интеллекте, одевался он очень просто, но со вкусом; единственной уступкой роскоши являлось наличие ослепительнейших бриллиантов на его табакерке, часах и туфельных пряжках. Таинственное очарование, исходившее от него, объяснялось, главным образом, его поистине царственным великодушием и снисходительностью».

По общему мнению, граф гармонично сочетал в себе изящество и изысканные манеры. Он замечательно играл на нескольких музыкальных инструментах, а иногда граф приводил буквально в смятение общество своими редчайшими способностями, представлявшимися сверхъестественными и таинственными. Как-то раз, к примеру, ему продиктовали 20 стихотворных строк, а он записал их двумя руками одновременно на двух отдельных листах бумаги – и никто из присутствовавших не смог отличить один от другого.

Образованность Сен-Жермена поражала даже ученых. Алхимию он действительно знал, то есть изучил массу темных фолиантов, в которых старые средневековые кудесники записывали свои опыты и исследования; как видно, многие опыты он проверил на практике.

Госпожа Жанлис писала: «Он был неплохо осведомлен в физике, а химиком был совершенно превосходным. Мой отец, признанный специалист в этих областях науки, весьма высоко отзывался о его талантах. Ему ведома поистине удивительная тайна цвета, и благодаря этой известной только ему тайне его картины выделяются среди прочих непостижимым блеском и сиянием красок… Сен-Жермен, впрочем, отнюдь не горел желанием поделиться с кем-то своим секретом».

Титулованный миссионер…

География странствий графа и разнообразие целей его миссий поистине поражает. От Персии до Франции и от Калькутты до Рима – везде он был известен и почитаем. Во время правления Петра III он был в России, а между 1737 и 1742 годами гостил при дворе персидского шаха.

По поводу путешествий Сен-Жермена, автор книги «Тайные общества» Уна Бирх писала: «Путешествия Сен-Жермена занимают большой период времени и покрывают огромное число стран. Гораций Уолпол говорил с ним в Лондоне в 1745 году; Клайв знавал его в Индии в 1756-м; мадам Аллемар уверяла, что она видела его в Париже в 1789 году, через 5 лет после его предполагаемой смерти. Многие люди были уверены в том, что они говорили с ним в начале XIX столетия. Он был на короткой ноге с коронованными особами в Европе и имел множество друзей среди выдающихся людей всех национальностей».

Его часто упоминали в мемуарах тех дней, и всегда как очень таинственную личность. Фридрих Великий, Вольтер, мадам де Помпадур, Руссо, Четем, Уолпол – все они знали его лично, и все жгуче интересовались его происхождением. Но так никто и не смог, даже по прошествии десятилетий, объяснить, почему он появлялся то как якобинский агент в Лондоне, то как шпион в Петербурге, то как алхимик и знаток картин в Париже или как русский генерал в Неаполе. Временами его видят музицирующим в Версале, сплетничающим в Лондоне, сидящим в библиотеке Фридриха Великого в Берлине или проводящим встречи посвященных в пещерах Рейна…

Сам граф любил ненароком обмолвиться, что лично был знаком с Христом и даже предсказал ему распятие на кресте. Среди его приятелей и подруг были Клеопатра, Платон, Сенека, царица Савская. Он подробно рассказывал о том, что поведала ему Клеопатра о своей любви к Цезарю. Говорил о ней так, будто она стояла как живая перед его глазами, говорил так неравнодушно, словно до сих пор не мог забыть своей любви к ней.

Как-то в Дрездене некий зевака в шутку спросил у кучера графа, правда ли, что его господину пятая сотня лет? Кучер серьезно ответил: «Точно не знаю, но за те 130 лет, что я ему служу, его светлость ничуть не изменились…» Это признание подтверждали некоторые аристократки, которые припоминали, что в детстве уже видели этого человека в салонах своих бабушек и он был так же замечателен.


Помимо этого граф издавна считался человеком, который играл важную роль в масонской деятельности. По крайней мере, нет никаких сомнений, что граф Сен-Жермен был масоном и тамплиером. Другой знаменитый путешественник граф Калиостро говорит в своих мемуарах о том, что к его инициации в рыцарский Орден тамплиеров был прямо причастен Сен-Жермен. Многие из тех блистательных людей, с которыми граф имел близкие отношения, были видными масонами, и сохранились свидетельства того, что Сен-Жермен был большим знатоком тайной мудрости. Вполне допустимо предположение о том, что он был связан и с розенкрейцерами, возможно даже, являлся главой их ордена.

Сен-Жермен хорошо знал принципы восточной эзотерики. Он практиковал восточную систему медитации и концентрации, его неоднократно видели сидящим в позе Будды. Периодически он уезжал в Гималаи, откуда внезапно возвращался в Европу. Однажды он сказал, что пробудет в Индии восемьдесят пять лет и после вновь вернется к своим европейским делам. Иногда он признавал, что выполняет приказы высших сил. Но о том, что был послан школой мистерий в мир для выполнения определенной миссии, он молчал. Более того, некоторые исследователи полагают, что Сен-Жермен и сэр Фрэнсис Бэкон были двумя величайшими эмиссарами за последние 2 000 лет, посланными в мир Секретным братством.

«Зеркало Нострадамуса»…

Среди бесчисленных талантов графа Сен-Жермена не в последнем, а может и в первом ряду современники называли талант, который неизменно вызывал изумление и даже некоторую опаску окружающих. Это – удивительная точность его предсказаний. Поговаривали, что он обладал этой феноменальной способностью благодаря волшебному зеркалу (тщательно отшлифованному бронзовому подносу), в котором якобы можно было увидеть события будущего, судьбу людей и целых государств.

Если верить легендам, то это зеркало когда-то принадлежало Мишелю Нострадамусау и именно благодаря ему тот прослыл величайшим в истории провидцем. О существовании такого зеркала писала в своем дневнике королева Екатерина Медичи. По ее словам, Мишель Нострадамус сам показывал ей этот магический предмет. В нем она увидела кровавые события Варфоломеевской ночи и смерть Генриха III.

Обладал ли граф этим таинственным зеркалом или просто был талантливым ясновидящим – точно не известно, но его пророчества поразительно часто сбывались.

1763 год, Россия… Вот уже год Сен-Жермен находился в Санкт– Петербурге. Причем появился он здесь как раз накануне переворота, в результате которого к власти пришла Екатерина II. Не исключено, что граф имел к этим событиям самое непосредственное отношение. Во всяком случае, есть упоминания о встрече Сен-Жермена с фаворитом императрицы Григорием Орловым. А один из немцев, служивших в то время в Санкт-Петербурге, написал в своих мемуарах, что однажды пьяный Орлов сказал ему о тайной пружине этого переворота: «Кабы не Сен-Жермен, то и ничего бы не произошло…»

Что еще делал в России граф Сен-Жермен? Привычно он блистал в свете, покорял сердца и умы дам своими талантами в музыке, живописи, обработке драгоценных камней. Даже сделал стремительную военную карьеру, получив чин генерала русской армии. Но было бы неверно утверждать, что Сен-Жермен был в России только в связи с восшествием на престол Екатерины II. Одним из главных моментов его пребывания здесь была встреча с юным военным, который недавно получил капитанский чин, – будущим победителем Наполеона Михаилом Голенищевым-Кутузовым. Об этом имеется указание в Учении Живой Этики, где Кутузов назван «зеленеющим лавром», то есть мощным эволюционным духом, способным воспринять советы из твердыни Знания.

Именно Сен-Жермен знал все о грядущих событиях: о том, что Наполеон Бонапарт не выдержит, не выполнит порученной ему миссии объединить Европу и пойдет туда, куда не должен, – против России. Наполеона надо было остановить, ибо он свою жизнь все больше стал подчинять личным целям, и противовесом ему мог выступить только Кутузов.

18-летний капитан, надо полагать, внимательно выслушал предсказания и наставления Сен-Жермена. Мы можем только лишь догадываться, как происходил между ними разговор, но главное было сделано – Михаил Илларионович оказался на высоте и принял советы. Еще задолго до нападения войск Наполеона на Россию поражение его было предопределено. Кстати сказать, потом, когда Александр I колебался, кого же ему назначить командующим русской армией, он отправился в Троице-Сергиеву лавру, где ему во время моления было ясно указано на Михаила Кутузова. И вопреки мнению ближайшего окружения, Александр I избрал именно этого человека.

И еще одна таинственная история связывает графа Сен-Жермена с Россией. В «Пиковой даме» Александр Сергеевич Пушкин описал одну из самых красивых легенд, связанных с ним. Говорят, Пушкин трагическую историю молодого человека, пытавшегося выведать у старой княгини тайну трех карт, написал на основе рассказа князя Голицына, с которым она случилась в действительности. Князь поведал поэту, что однажды проиграл в карты огромную сумму. Он пожаловался на эту беду своей бабке Наталье Петровне Голицыной и попросил у нее денег, чтобы отыграться. Княгиня денег не дала, но передала внуку секрет, который узнала в свое время в Париже от графа Сен-Жермена. Внук поставил на эти карты и отыгрался, но никогда больше играть не садился – такое условие перед ним было поставлено бабушкой, которая в свое время дала такое же обещание Сен-Жермену.

А во Франции способность таинственного графа Сен-Жермена точно предсказывать события, его знания о различных ядах и противоядиях привлекли внимание фаворитки короля Людовика XV маркизы де Помпадур. Она решила, что столь знающий человек будет ей полезен, и решила его «приручить». Маркиза осознавала, что в деньгах и должностях Сен-Жермен не нуждается, запугать его она тоже не могла, поэтому решила пустить в ход свои чары. Конечно, Помпадур знала, что все попытки светских красавиц соблазнить Сен-Жермена заканчивались неудачей, – и ей очень хотелось сделать то, что другим не удалось.

Маркиза пригласила к себе Сен-Жермена и пожаловалась на какую-то болезнь. Граф словно по глазам прочитал, о чем она в действительности думает, и повел себя с ней весьма дерзко. Для начала он заявил, что причина ее недомогания в переедании, затем упрекнул в бессмысленной ненависти к королеве Марии, а под конец назвал точную дату смерти фаворитки короля… Надо ли говорить, что после такого «задушевного» общения маркиза стала злейшим врагом Сен-Жермена. С помощью короля она попыталась засадить его в Бастилию, но Людовик встал на защиту магистра и отказался выполнить настойчивую просьбу мстительной Помпадур. Тогда маркиза разработала коварный план. Вместе с министром иностранных дел Этьеном Франсуа Шуазелем они посоветовали королю отправить Сен-Жермена на переговоры в Гаагу в качестве представителя от Франции.

В Гааге Сен-Жермен умело отстаивал интересы Франции, но вскорости был арестован. Его обвинили в… подготовке убийства королевы Марии, супруги Людовика XV. Якобы у графа выпало письмо, где он излагал подобный коварный план. Письмо, без сомнения, было фальшивкой, но Сен-Жермена до выяснения обстоятельств посадили в голландскую тюрьму. Из тюрьмы граф, разумеется, бежал. Подкупил ли он охрану или загипнотизировал – неизвестно, но удержать Сен-Жермена за решеткой никогда и никому не удавалось.

Почему граф, способный предвидеть события, угодил в ловушку, расставленную маркизой де Помпадур? Скорей всего, он знал, что все закончится для него благополучно, и использовал всю эту историю, чтобы покинуть Францию, в которой, как он считал, слишком надолго задержался.

Придут иные времена…

Через несколько лет после смерти Людовика XV (1774), вероятнее всего между 1776 и 1777 годами, Сен-Жермен снова посетил Париж, на это раз инкогнито, назвавшись господином Сен-Ноэлем. Об этом посещении, крайне важном для понимания деятельности Сен-Жермена, подробно рассказывает в своих дневниках графиня д’Адемар. По просьбе Сен-Жермена графиня устраивает для него встречу с королевой Марией-Антуанеттой.

В беседе с ее величеством Сен-Жермен впервые открыто предупредил ее о грядущих грозных событиях, предсказывал падение монархии и братоубийственную гражданскую войну, говорил о бойне, разврате, грабеже и повальном изгнании граждан. «Времени мало, впереди лишь несколько лет обманчивой тишины», – сообщал он. Но, как пишет мадам д’Адемар, «королева, неспособная вести долгие серьезные разговоры, была не в состоянии отнестись к пророчествам с надлежащей ответственностью». А ведь историки отмечали, что в семье Людовика XVI именно она была «единственным мужчиной». Что уж говорить о короле, который даже не решился принять вестника, хотя Сен-Жермен просил об аудиенции и через мадам д’Адемар, и через саму королеву.

После разговора с супругой монарх пересказал содержание их беседы с Сен-Жерменом премьер-министру графу де Морепа, давнему его недругу и завистнику, и тот предпринял меры к аресту графа. Когда же царедворец явился к графине д’Адемар с расспросами о местонахождении «жулика и проходимца», Сен-Жермен вдруг вошел в комнату собственной персоной. Вот его отповедь министру, запечатленная пером графини:

«Граф Морепа, король изволил просить у вас совета, а вы думаете лишь о сохранении своего собственного авторитета. В вашей борьбе против моей встречи с королем вы теряете монархию, так как осталось совсем мало времени, чтобы спасти ее. По истечении же этого срока я не появлюсь в этих краях, пока не сменят друг друга три следующих поколения. Я рассказал королеве все, что мне позволено было сказать. Мои откровения королю могли быть более подробными. Но, к сожалению, вы встали между мной и Его Величеством. Мне не в чем будет себя упрекнуть, когда ужасная анархия опустошит Францию. Что же касается ожидаемых бедствий, то вам не суждено их увидеть, но подготовка к ним будет достойным для вас памятником… Не ждите благодарности от потомков, пустой и беспомощный министр! Вы встанете в ряд тех, кто послужит причиной гибели империи».

К этому можно добавить лишь одно: граф де Морепа скончался, не дожив до страшных времен террора.

В 1779 году граф Сен-Жермен отправился в Гамбург, после живет в Шлезвиге у принца Карла Гессенского как желанный и почетный гость. Оттуда он совершает многочисленные поездки, связанные с урегулированием деятельности масонских, розенкрейцерских и других оккультных лож Европы. Он был их почетным членом и духовным наставником, основал несколько духовно-мистических обществ, к примеру Орден Святого Иоахима в Богемии.

Сколько может прожить человек, если даже он является адептом тайного знания? Историки располагают точной официальной записью в церковной книге города Эккернфёрде (Северная Германия), согласно которой граф Сен-Жермен умер здесь 27 февраля 1784 года. Известно и место его захоронения. И тем не менее, русский религиозный философ Елена Рерих писал, что могила не настоящая и «на самом деле там похоронен двойник графа».

И действительно, в 1788 году французский посланник в Венеции граф де Шалон столкнулся с «покойником» на площади Святого Марка и попытался заговорить с ним, но Сен-Жермена поспешил удалиться, не признав знакомства. В 1793 году в Париже графа видели принцесса де Ламбаль и Жанна Дюбарри. В 1814-м престарелая аристократка мадам де Жанлис повстречала его в Вене – он выглядел так же, как во времена ее молодости.

В одном из своих предсказаний, которые относятся, как считают, к 1789–1790 годам и сказанному австрийскому розенкрейцеру Францу Грефферу, Сен-Жермен предрек: «Я ухожу. Когда-нибудь мы еще увидимся. Я очень нужен сейчас в Константинополе. Затем отправлюсь в Англию, где мне предстоит подготовить два изобретения, о которых вы услышите в следующем столетии. Речь идет о машинах, которые понадобятся в Германии. Позже произойдут последовательные сдвиги во временах года: особенно яркие изменения ожидают сначала весну, а потом и лето. Все это – признаки приближения конца времен, завершение цикла. Я все это вижу. Поверьте мне, астрологам и метеорологам ничего не известно. Для того чтобы обладать истинным знанием, необходимо учиться у пирамид. К концу этого столетия я исчезну из Европы и отправлюсь в Гималаи. Мне необходимо отдохнуть, и я должен обрести покой. Ровно через восемьдесят пять лет я вновь предстану перед людьми. Прощайте. Да пребудет с вами любовь моя…»

 


 

Пернатьев Юрий

ред. shtorm777.ru