Георгий Гурджиев

Георгий Гурджиев — маг, пророк или…

Учением Георгия Ивановича Гурджиева интересовались Сталин и Гитлер. Его считали магом и пророком. Сам он скромно называл себя учителем восточных танцев. Ну а кто же он был в действительности?

…1948 год, лето — в Фонтебло, близ Парижа, произошла авария. Водитель на крутом повороте не справился с управлением и на скорости врезался в дерево. Учитель мистических танцев – а именно он был водителем – был обнаружен без сознания.
Какой была причина катастрофы? Не так давно прошедший дождь, ошибка водителя и специально подстроенная авария?.. Многие склонялись к последней версии – у Георгия Гурджиева было достаточно врагов, которые желали бы свести с ним счеты.

Гурджиева сравнивали с Еленой Блаватской и тибетскими мудрецами. Говорят, что это он помог Гитлеру выбрать свастику в качестве партийной эмблемы национал-социалистов. Считали, что Сталин позаимствовал у него метод переделки человека.
А еще Гурджиева отличала редкая «всеядность». Они искал (и находил) единомышленников в любых слоях общества. Бедный или богатый, еврей или антисемит, коммунист или нацист – ему было все равно.

В общем, Георгий Гурджиев был личность неординарная. О себе он говорил, что родился он в 1872 году в г. Карст на границе с Турцией. Отец его был выходцем из греческой семьи и спасался там от турков. Потом семья переехали в Александрополь; здесь прошло его детство и отрочество.

Одному из своих последователей, Петру Успенскому, Гурджиев рассказал, что как-то ему довелось наблюдать за группой сатанистов и огнепоклонников. И он видел своими глазами, как мальчик-огнепоклонник не мог выйти из круга, очерченного вокруг него на земле другим мальчиком – сатанистом. Другой раз он слышал, как кто-то бил в набат, крича, что некий дух вышел из могилы. И людям понадобились немалые усилия, чтобы обуздать ожившего покойника и снова зарыть его в землю.

В своей книге «В поисках сверхъестественного» Успенский утверждал, что, наблюдая вокруг себя такие проявления сверхъестественного, Гурджиев со временем пришел к полной уверенности в «существовании особого знания, особых сил и возможностей, находящихся за пределами возможностей человека, а также существовании людей, обладающих даром ясновидения и другими сверхъестественными способностями». И сам захотел обладать такими знаниями.

Еще в подростковом возрасте, он начал путешествовать с твердым намерением найти учителей, которые бы смогли обучить его таким сверхспособностям. Успенский и другие ученики Гурджиева были убеждены, что он в конце концов добился своего, но как и где – оставалось для всех загадкой.

Даже разговаривая с Успенским он говорил загадками, упоминая в своих рассказах «тибетские монастыри, Читрал, Монт-Атос – священную гору Афон, школы Суфи в Персии, Бухаре и Восточном Туркестане; он также упоминал дервишей разных орденов, но обо всем этом он говорил очень неопределенно».

Джон Бенне в своей книге «Гурджиев: Великая Загадка» упоминал о том, что Гурджиев, будучи уроженцем Кавказа, был уверен, что это место до сих пор является хранилищем древней потаенной мудрости, уходящей своими корнями на 4 000 лет назад.

Так или иначе, он пустился в поиски эзотерического знания, которые продолжались более 20 лет, в результате которых он якобы обнаружил «практические, действенные методы, при помощи которых человек смог бы контролировать высокую материю», что необходимо для его духовных и физических изменений.


1912 год — Гурджиев возвратился в Россию и поселился в Москве. Он организовал школу восточных танцев, намекая, что обучился этому искусству у дервишей.
В основу своего учения он взял также кое-что из буддизма и христианства. Но на 90 % его учение основывалось на его личной философии. «Впечатление от общения с Гуржиевым было очень сильным, – говорили очевидцы. – Это был гипноз невероятной силы и власти…».

Странные были и танцы, которые он ставил со своими учениками. Он наряжал их в белые костюмы, заставляя делать движения с жестами, отдаленно напоминающими индийские танцы.

Несмотря на знакомство с князем Бебутовым и поддержку двоюродного брата, дела Гурджиева в Москве и в Петербурге шли ни шатко ни валко. А когда начались революционные беспорядки, ученики и вовсе начали разбегаться. Тогда Гурджиев решил податься в Закавказье.

В 1920-е годы Гурджиев вместе с частью учеников перебрался в Константинополь, после и во Францию, где организовал Институт гармонического развития под Парижем. Говорят, денег на это ему дал один богатый англичанин. У него среди учеников и в самом деле были и англичане, как, впрочем, и представители многих других национальностей. И на всех он смотрел как на своих рабов, если не сказать хуже.

По крайней мере, К.С. Нотт в своей книге «Дальнейшие учения Гурджиева» описывает, как он встретил Гурджиева в кафе в Париже и стал сетовать ему на то, зачем он увлек его и другого своего ученика, Ораджа, так далеко от родных мест, а теперь оставил их, так и не дав высшего познания… Гурджиев вначале тихо слушал, а после, саркастически ухмыльнувшись, прямо сказал: «Мне нужны крысы для экспериментов».

Какие же эксперименты он проводил?

Значительную часть системы Гурджиева занимало обучение священным танцам и их исполнению. Он сам занимался обучением неопытных в танцах учеников, а после в Париже, Лондоне, Нью-Йорке были даны показательные концерты. Гурджиев старательно подавлял волю своих последователей, инакомыслящих безжалостно изгонял.

Вторжение нацистов застало Гурждиева во Франции. И тут стало понятным, что некоторые моменты в учении Гурджиева весьма устраивают Адольфа Гитлера и его единомышленников. Скажем, Гербигер – учитель Гитлера – полагал, что причиной апокалипсиса может стать Луна. «Это уже четвертый спутник Земли, – считал он. – Прежние три упали на Землю и разорвались. Каждый катаклизм уничтожал предыдущую цивилизацию. Выжить смогут лишь самые достойные…».

И Гурджиев находил, что человек полностью находится под контролем Луны. Она контролирует не только лунатиков, но и оказывает огромное влияние на всех остальных. Гитлер был знаком с этой доктриной и не видел в ней ничего вредного.

Больше того, известно, что Карл Хаусхофер – один из идеологов Третьего рейха – был в свое время с Гурджиевым на Тибете, искал там корни арийской расы. Известно также, что некоторые из нацистов были учениками Гурджиева.

Во всяком случае, известен такой случай. Однажды Гурджиев подошел к одному из руководителей оккупантского режима во Франции и по-приятельски хлопнул его по спине. Охрана тут же скрутила Гуржиева, а сам нацист только рассмеялся: «Учитель! Как я рад встрече!..» – и принялся его обнимать.

В общем, оккупацию Франции Гурджиев пережил более чем сносно.

Но после краха Третьего рейха у него появились сложности. Многие начали смеяться над Гурджиевым, называя его «греческим шарлатаном», «американским мастером магии» и «чудотворцем с Кавказа». Количество его учеников уменьшилось, хотя оставшиеся не сомневались, что он был истинным магом, обладавшим оккультным знанием и особыми силами.

Говорили также, что Гурджиев предсказывал будущее. Делал, правда, он это не часто и по особой просьбе своих учеников. Но некоторые предсказания, через учеников, стали достоянием печати. И тогда выяснилось, что Гурджиев заранее предсказал смерть Ленина, гибель Льва Троцкого. Последнее, вероятно, обеспокоило Сталина, который и был главным организатором покушения на Троцкого. Он приказал Берии разобраться с гуру.

Возможно, после этого и произошла авария, с которой начинался наш рассказ. Машина Гурджиева на большой скорости вдруг потеряла управление и врезалась в дерево. Хотя, у аварии могли быть и весьма обыденные причины: все знали, что Георгий Иванович был жуткий лихач, просто-таки безумный водитель.

Так или иначе, но Гурджиев после аварии отлежался в госпитале и вновь начал обучать танцам. Но спустя некоторое время вдруг упал прямо на занятиях. 1949 год, 29 октября — он скончался в американском госпитале под Парижем.
Берия доложил Сталину, что перед смертью гуру сказал: «Я оставляю вас в затруднительном положении».

Его преданные ученики дежурили у его тела на протяжении нескольких дней, и К.С. Нотт отмечал в своих воспоминаниях, что «в помещении чувствовались сильные колебания» и, казалось, «излучение шло от самого тела».
А Джон Бене, который возглавил одну из групп после смерти Гурджиева, утверждал, что в последние месяцы жизни учителя тот говорил, что «он неизбежно покинет этот мир, но придет другой, кто завершит начатое им дело», откуда-то с Дальнего Востока.

 

 


 

Станислав Славин

ред. shtorm777.ru