геопатогенные зоны

Ужас геопатогенных зон

Как-то наш знакомый, Пашка, снял квартиру. Был он рад: плату хозяева запросили довольно скромную. Новоселье проходило вполне в духе неугомонной Пашкиной натуры: с шумом, гамом и богатым застольем. Выпивали за успех удачливого квартиросъемщика, замечательное местечко и намекали что-то насчет молодой хозяйки, которую следовало бы поселить в таком уютном гнездышке. Стали расходится лишь под утро, договорившись о пикнике на природе. Паша пообещал обеспечить шашлыки и музыку по высшему классу.

Но на встречу он не приехал. Все отнеслись к этому с иронией, посчитав, что Паша решил принять к сведению тост про хозяйку. А спустя пару дней новосел появился сам. Небрит, весь как-то всклокоченный, с лихорадочно блестящими глазами. Попросился переночевать. Был сумрачен и на все вопросы отвечал односложно. И только после продолжительного сосредоточенного молчания и выкуривания чуть ли не с десяток сигарет, стал говорить:

— Братушки, наверно, меня следует в «кащенку» отправить недельки на три…
Столь впечатляющее начало требовало разъяснения, и мы его скоро получили, причем довольно странное.
— Вы, наверняка, не заметили, что у меня в комнате на стекле был краской нарисован крест. Признаться, я также не обратил на это внимания. До поры до времени. В первую ночь спал беспокойно — оно и ясно, новое место. Вторая ночь была попросту ужасной. Стоило только закрыть глаза, проваливался во что-то липкое. Снилась кровь и чей-то голос звал меня за собой. Решил вытерпеть до утра с включенным светом. С этого времени меня охватил такой депресняк — все время тянуло к окну. Что-то заставляло меня выпрыгнуть.
— Хорошенькие дела, — удивились мы. — Там же без малого восьмой этаж!
— Я боролся, а когда от бессилья засыпал, меня начинало душить нечто… Ничего нет, пустота, а на груди такая тяжесть. На следующую ночь все опять повторилось. И я не выдержал — просто убежал. Кажется, я догадываюсь, зачем на окне нарисован крест — кто-то защищался таким образом.

Когда Павел сказал хозяевам, что будет съезжать, он вовсе их не удивил. Тут-то и прояснилось, что большинство квартирантов не выдерживает на квартире более недели. Соседи рассказывали, что лет 5 назад сами хозяева сбежали к родственникам и на протяжении всего этого времени пытаются безуспешно продать квартиру. Ничего им не получается. А началось все с того, что жил там какой-то сумасшедший, очень странный. Такой исходил злобой, что его все сторонились. А однажды в светлый праздничный день он прыгнул из окна. После того с поселенцами все время что-то происходит, но долго они тут не живут…

Знакомый парапсихолог, к которому обратились за разъяснением, не удивился, сказал, что явление известное, его чуть ли не в каждой деревне знают, только для горожан оно в диковинку. Я не помню точно всех его объяснений. Но одна фраза запала в память: «Есть такие места, которые самой природой предназначены для убийства».

На Руси в старину со вниманием, не совсем понятным нам, относились к изменениям в окружающем пространстве. Лишь только появлялось подозрение, что в доме происходит что-то неладное, зазывали к себе священника, который кропил по углам святой водой и окуривал стены ладаном. А еще до крещения Руси обязательным было два раза в год чистить жилище. Двигаясь вдоль стены с запада на восток, хозяйка брызгала водой на стены, а после старательно вымывала пол родниковой водой. После того как вымыт дом, хозяйка так же по кругу обходила избу со сковородкой, на которой дымились только что сломанные ветки вереса или можжевельника, очищая тем самым все вокруг от скверны. Считали, что после такого магического действа целый год не заведется в доме никакая нечистая сила.

Знахари, да и не они только, прекрасно знали, что энергетика, или, как они говорили, дух Земли, в разных местах проявлен по-разному. Места, которые отнимают силу, наши предки называли дурными, а приносящие радость и просветление — «святыми». Именно на святых местах как правило строились храмы и монастыри. Известно, что благостными становятся и «отмоленные» места, там, где сотни людей молились чему-то и тем самым изменяли состояние окружающего мира.

Народу не откажешь в наблюдательности. Суеверие суеверием, а что-то в рассказах о «свойствах земли» подмечено точно. Однажды довелось разговаривать с человеком, хорошо знавшим тайгу. Помнится, подвыпив, он рассказывал, что есть в безбрежном океане леса дикие, дурные места. Как остановится там человек — наваливается жуткая тоска, свет становится не мил и начинается помрачение разума. По его словам, знающие люди обходят эти места стороной, а вот охотники из городских, да иной раз и геологи попадают в такую круговерть. Бывало, что и стреляли друг в друга. Милиция приезжала и списывала случившееся на невыясненные обстоятельства. А что там объяснять, удивлялся мой собеседник, место попросту такое.


В отрогах Кузнецкого Алатау в Хакасии есть Кашкулакская пещера, которая давно пользуется недоброй славой. Всякого, кто набирается смелости спустится в ее мрачное чрево, в какой-то момент вдруг охватывает волна беспричинного страха. Даже опытные спелеологи убегали из пещеры, роняя на ходу ценное снаряжение. Тайной Кашкулака давно уже занимаются новосибирские ученые из института клинической и экспериментальной медицины. Под сводами пещеры они ставят опыты, проводят измерения, наблюдают за изменениями в психике и физиологии человека. Пока установили, что электромагнитное поле в пещере постоянно колеблется. Среди разного рода сигналов устойчиво пробивается строго определенный импульс. Источники его происхождения не обнаружены, но скорей всего именно он производит настолько угнетающее действие на людей.

Кашкулакскую пещеру древние хакасы считали культовой. Здесь они, как говорится в преданиях, поклонялись каким-то темным богам. Нельзя не отдать должного жрецам, настолько успешно использовавшим природную аномалию.
В России, однако, есть не только пещера страха, но и мыс ужаса. Так называемый Могильный мыс расположен в Чаинском районе (Томская обл.). Он находится на болоте и выглядит как громадный утюг. Длина мыса составляет приблизительно 300 метров при высоте в 30. Что любопытно, на мысе растут кедры высотой до 50-ти метров, тень от них не рассеивается даже в яркие солнечные дни. Так вот при подходе к мысу со столь мрачным названием у людей учащается пульс и пробуждается страх. Местные жители из ближайших поселков Восточное и Варгатер считают что это проклятое место.

Да что там тайга и пещеры. Неподалеку от Санкт-Петербурга есть зона диаметром приблизительно сто метров. Она захватывает край деревни. Многие живущие там люди не могут понять, почему у них проблемы со здоровьем, вечные дрязги и скандалы, скоропостижные смерти. А задумываясь, вспоминают, что вроде бы старики наказывали в этом месте не селиться, но кто им верил.

Куда проще вслед за антропологами причислить рассказы о дурных местах к легендам и подивиться народной фантазии. Но не все так просто.
Перед неведомым мы все равны, так говорили наши предки. Но среди равных есть особо равные — со всей очевидностью начали понимать мы. Чудеса хороши, когда с опознавательными бирками запаяны в стекло музейных стендов. Они занимательны, когда знакомы, как исхоженный до пяди с детства двор. И пугают, когда неожиданно проникают в нашу жизнь.

1700 год — немецкий ученый Б. Реслер высказал предположение, что на земной поверхности существуют «раздражающие линии». Об этом вполне благополучно позабыли. В 1937 году их вновь открыл французский врач Пейре. Впоследствии этими таинственными линиями занимались многие ученые. Зафиксировали две основные невидимые сетки, названные именами первооткрывателей: Карри и Хартмана. Демоны древности обратились в геопатогенные зоны.

Исследования подтверждают, что видимый нами мир незримо поделен на ячейки частотой от нескольких метров до сотен километров. Такая себе огромная шахматная доска, где фигуры — мы сами. Стены Сетки — энергетические плоскости толщиной в десятки сантиметров. В местах пересечений линии образуют столбы, прозванные еще в древнем Китае «зубами дракона». Природа гиблых мест нашла объяснение, что, однако, совсем не изменило их губительного действия. Проживание, длительные прогулки в геопатогенных зонах зачастую приводят к проявлению тяжелых заболеваний — раку, склерозу, артрозам и прочей нечисти. На дорогах это всегда участки повышенной аварийности. Лишний раз подивишься мудрости народной.

На Руси места для дома, церкви всегда выбирались со всей тщательностью. Специально приглашали знающих людей — ведунов и лозоходцев.  А в наши времена, разве стал бы разбираться советский архитектор с какими-то там зонами, если и более заметные заводские трубы и корпуса смело вписывались в городской пейзаж. На Западе, надо полагать, о вредоносных зонах не позабыли. Ими занимаются авторитетнейшие ученые, проводят исследования научные центры.

Известно, что впервые существование неблагоприятных энергетических зон в Советском Союзе было официально зарегистрировано в Прибалтике во время симпозиума в Латвии, посвященном исследованиям заболеваний крупного рогатого скота. Специалисты из Рижского университета выявили взаимосвязь между лейкозом и маститом дойных коров и местом их стойла и, таким образом, указали на те самые геопатогенные зоны. Хорошо, что организаторы симпозиума вспомнили и о людях, познакомили со своими картами врачей. Выяснилось, что в этих зонах находятся дома, прозванные в народе раковыми. Впоследствии связь между «гиблыми местами» и онкологическими заболеваниями не раз подтверждалась. Коровники в том районе перестроили. Неизвестно, что стало с домами больных сельчан. Впрочем, сколько этих домов в городах и селах, скольких горемычных поселян поджидают глубинные демоны?

Зоны вредоносной энергии существуют не только на бумаге, они пронизывают наши квартиры, кабинеты, цехи, нас самих.
Есть специалисты, если судить по публикациям в печати, способные «выкурить» наизлейших «демонов». Спроси же любого горожанина, знает ли он, насколько безопасен его дом, детский сад, куда он отводит малыша, парковая дорожка его вечерних прогулок. Пожмет плечами — откуда ему это знать. Не один день я потратил, чтобы выяснить существуют ли карты с сетками Карри и Хартмана. Сказали, что есть, но те, которые выполнялись для определенной территории и на заказ. И только…

1992 год, сентябрь — НТЦ БПС проводил эксперимент в Октябрьском районе города Мурманска. На карту наносили опасные зоны, фиксировались вызовы «скорой помощи», ремонтников, данные ГАИ об авариях. Оказалось, что именно в размеченных учеными местах «скорая помощь» появлялась чаще, чем в других районах, так же, как и аварийные службы. А правоохранительные органы не без интереса отметили, что их «клиенты» почему-то предпочитают для «дела» именно те места, где образовались границы «опасных зон. И в самом деле — гиблые места, те самые, «которые будто самой природой предназначены для убийства».

Особые энергетические границы частично объясняют феномен дурных мест, да только не совсем. У меня было подозрение (которое, в последствии, подтвердилось), что далеко не только энергетика пространства создает территории ужаса, но и в какой-то мере сам человек. Иначе по какой причине произошла та страшная история с Павлом? Ведь до того как в той странной квартире не произошло самоубийство, она не пользовалась дурной славой…

Парапсихологи полагают, что все пространство вокруг нас пронизано энергией, которая сохраняет информацию обо всех людях, живых и даже умерших. Не только стены, но и вещи каким-то образом впитывают эту энергию. И получается, стены действительно имеют уши. Все наши стрессы, скандалы, переживания невидимым энергетическим узором впечатываются в окружающее нас пространство. Так формируются зоны отрицательной информации. Со временем человек забывает о произошедшем, но как только он попадает в определенный момент в такую информационную ловушку, то начинает испытывать смутное беспокойство, причину которого он не в состоянии объяснить. Давят стены квартиры, хочется куда-то выйти, сменить обстановку.

Положительная или отрицательная энергетика жилища, думается, вполне реальный факт. Считается, что качество информационного поля квартиры во многом определяется энергетикой его хозяев. Вот почему знающие люди, меняя квартиру, переезжая на новое место, стараются узнать, кто там жил раньше, чтобы буквально определить «какой след оставил».

После недолгого пребывания на новом месте разве не появляются у вас бессонница, головная боль, вялость, упадок сил? Бывает, могут развиться хронические болезни, или того хуже: начинает вдруг накапливаться раздражение, которое прорывается через явно агрессивную реакцию по отношению к окружающему миру. Такого рода состояния испытывают люди, живущие в атмосфере непрекращающихся ссор. Особая и довольно тяжелая энергетика остается в случае долгой мучительной болезни человека, и особенно от того, кто умер насильственной смертью.

Президент ассоциации инженерной биолокации, кандидат технических наук А.И. Плужников, перечислив мне вредоносные влияния геопатогенных зон, рассказал, что существуют еще одни поля, которые специалистами по биолокации называются гомопатогенными («гомо» — человек, «патогенный» — вредоносный). И появляются они как раз в тех местах, где погибали или мучились люди, где когда-то были массовые расстрелы и делались захоронения. Наблюдаются подобные зоны и в местах сражений. Специалисты обнаружили их на Бородинском поле, в Бескудникове, на Юго-западе Москвы, в районе Песчаных улиц.

По словам Плужникова, он однажды исследовал помещение одной конторы, находящейся на Тверском бульваре. Сотрудники ее жаловались на состояние здоровья, негативные эмоции, возникающие на рабочем месте. Выяснили, что в здании сильнейшее гомопатогенное поле. А такое поле, да еще такой силы появляется в основном в местах специфических.

Когда начали выяснять, что в этом здании находилось ранее, то оказалось, до революции здесь располагалась жандармерия, после революции — НКВД. Стрессовые эмоции, проклятия, беды и, вероятно, пытки и расстрелы сформировали в помещении такой информационный фон, что десятилетия спустя стены давят на психику человека. Но беда не в этом, а в другом.

Есть предположение, что дурные места не только угнетают психику людей, но и могут оказывать влияние на его поведение. Как только какой-нибудь, скажем, подвыпивший индивид теряет контроль над собой, он может запросто попасть под влияние информации, «впечатанной» в стены. И вот он берет топор или снимает со стены двустволку… После он будет каяться на суде и говорить, что ничего подобного не собирался делать, что-то нашло.

 


 

Цыкунов И.

ред. shtorm777.ru