Генрих Гиммлер

Генрих Гиммлер — тот кто возвращается (видео)

1949 год — послевоенный мир расчищает и отстраивает разрушенные города, судит нацистских палачей и мучительно ищет причины свершившейся катастрофы. В эти времена немецкие и американские специалисты впервые подвергли тщательному исследованию самое таинственное и зловещее место на карте Германии — своего рода природный треугольник, образованный Тевтобургским лесом, скалами Экстерштайна и старинными стенами замка Вевельсбург.

Тут, в Северной башне замка, под толщей земли и камня, неожиданно сделана страшная находка. В 20-и метровом каменном мешке, прямо под «Погребальным залом вождей СС», обнаружены 12 обгоревших остовов. На скрюченных пальцах — 12 перстней из неизвестного сплава, не тронутых ни огнем, ни тленом. Общее положение останков образует что-то вроде копья с наконечником, обращенным на восток.

Эти детали будут в последствии зафиксированы в отчетах, которые лягут в основу так называемого «Дела о двенадцати апостолах», а само дело будет засекречено почти на 60 лет. Только в 2007 году впервые заговорили о результатах того расследования в замке Вевельсбург — несостоявшейся столице государства СС Генриха Гиммлера, сказавшего о себе однажды: «Я человек, который возвращается».

Когда черные дивизии СС катились на восток, выжигая украинские деревеньки, давя гусеницами танков детей и женщин, а труба первого крематория выпустила в небо тошнотворно-сладковатый дымок, Генрих Гиммлер мечтательно бродил под этими сводами — такой величественный в полутьме старинных стен и загадочный в колеблющемся свете факелов…

Вевельсбург — замок без зеркал. Потому что когда сюда пробивалось солнце, зеркала могли показать Гиммлеру самого себя — низенького, бледного, невзрачного… «Белокурый полубог Черного ордена — только лишь оболочка, капсула, явленная миру. Высшие же могут являться в любом обличии», — говорил Гиммлер, сознавая свою непрезентабельность.

Он не любил яркого света, избегал многолюдных сборищ, редко присутствовал на совещаниях в ставке, его никогда не видели на трибуне. На балах и приемах он иногда маячил за спиной Гитлера, как некий злой дух. Генерал-полковник Гудериан говорил о нем, как о «странном потустороннем явлении» в окружении Гитлера; в светских салонах и партийных кругах постоянно витала мысль, что Гиммлер вообще… не человек! А кто же?

В начале мая 1945 года, когда фюрер был мертв, а Германия уже была оккупирована союзными войсками, рейхсфюрер Гиммлер не собирался никуда бежать или прятаться.

Подчиненные ему спецслужбы имели и «окна» на границах, и новейшие подводные лодки, которые были способны достигнуть Антарктиды, и миллионные счета в швейцарских банках, а на худой конец — тайные убежища, в которых пластические хирурги сделали бы эсэсовцам новые лица. Но Гиммлер ни о чем подобном, кажется, и не помышлял!

«Без меня у европейских государств нет будущего! Поэтому им придется примириться с моим пребыванием на посту министра европейской полиции. Ради своего же спокойствия и порядка! Иначе на континенте воцарится коммунистический хаос», — так говорил этот человек, никогда не отличавшийся склонностью к иллюзиям. Весной 1945-го он все еще держал под контролем обширные территории северной Европы, владел огромным арсеналом новейшего оружия, тайниками с золотом и валютой, отлаженным бюрократическим аппаратом СС, готовым к любым политическим метаморфозам. Теперь из архивов мы знаем: в апреле рейхсфюрер имел четкий оперативный план. Он готовился отдать приказ беспрекословно подчиняющейся ему махине СС, призванной, по его убеждению, выполнить «великую миссию».


Ту миссию, которую провалил Адольф Гитлер: спасти мир от большевизма! Гиммлер отлично знал, что именно его, рейхсфюрера СС, бывшие соратники назначили на роль козла отпущения. Именно он, согласно плану нового правительства Деница, должен ответить за дискредитацию великой германской идеи. Лишившись поддержки среди своих, Гиммлер искал поддержку в двух направлениях: у сил западной демократии и у сил… иных, высших.

В начале мая 1945 года, сопровождаемый только секретарем и врачом, Генрих Гиммлер в поношенном гражданском костюме, замешавшись в толпе беженцев, сделал попытку пробраться к могиле короля Генриха Первого, прозванного Птицеловом, рискуя на опасных дорогах, теряя драгоценное время… Перед встречей с фельдмаршалом Монтгомери Генрих Гиммлер должен был получить знамение.

Если эта версия чистейший вымысел, то все же в духе тогдашнего состояния Генриха Гиммлера.

1919 год — Германия, потерпевшая сокрушительное поражение в Первой мировой войне, погружается в смуту междоусобиц. В Баварии власть в руках у коммунистического правительства. Сопротивление коммунистам организует барон фон Зеботтендорф, руководитель «Тайного общества Туле». Так по преданию называлась столица загадочной северной земли Гипербореи, населенной люциферитами — посланцами Люцифера. Потомки люциферитов, арии, якобы обладали особой генетической памятью о своих предках и мистической силой, переходящей из поколения в поколение.

Внешне «Туле» выглядело как общество, озабоченное философскими и историческими изысканиями в разных областях немецкой культуры. Небольшой круг посвященных был погружен в поиск всевозможных способов по воскрешению могущественных сил арийской працивилизации. Для неофитов или только готовящихся к посвящению все подавалось просто: германский дух — основа возрождения Германии; он передается через тайные послания древних — руны; главный враг ариев — евреи, нация без корней. Фон Зеботтендорф говорил: «Я посылаю «Туле» в битву, мы германский орден — наш бог Варфаттер, его руна ар! Это руна огня, руна восходящего солнца!»

В начале 20-х «Туле» искало аватара (то есть воплощение) — человека, способного возглавить великую борьбу за возрождение Германии. Отцы-основатели «Туле» сразу сделали ставку на активную политическую деятельность. Они заставили две маленькие партии объединиться под шапкой НСДАП и с самого начала все свои тайные знания и мистические учения пытались облечь в форму пропаганды.

В эпоху крушения духовных идеалов германское общество традиционно ждало мессию, как воплощение своего, германского солнца. Именно «Туле» впервые открыто назвало имя этого «воплощения» — Адольф Гитлер. Но то, с каким восторгом принял немецкий народ Гитлера и его новую идеологию, довольно трудно объяснить только рациональными причинами.

Сила воздействия Гитлера на массы заключалась в том, что именно в подсознании немцев Гитлер и его команда сумели пробудить до тех пор дремавшие, колоссальные силы созидания и разрушения. Словно сама природа с ее мощными стихиями, сама история с ее великими загадками и все силы небесные вдруг посулили немцам скорый небывалый взлет!

Это была иллюзией. Но вместе с другими в нее уверовал и молодой Генрих Гиммлер. Его жизнь начиналась весьма серо. Хотя само рождение уже словно бы что-то обещало. «Я был ровесником века, — позже писал о себе Гиммлер. — И это уже был знак». Он родился 7 октября 1900 года. Семья считалась в меру обеспеченной. Отец — учитель, мать — дочь торговца овощами. Молодые годы Генрих провел в маленьком баварском городке Ландсхуте, где его отец служил директором местной школы. Одно время Гиммлер-старший был наставником баварского принца Генриха. Наследник престола даже стал крестником его среднего сына. В честь принца маленький Генрих и получил свое имя.

Гиммлер-старший был суровый человек. Он исповедовал католицизм и воспитывал детей в духе строгого соблюдения религиозных норм. При этом нещадно колотил сыновей, объясняя это необходимостью воспитывать в мальчиках презрение к физической боли. Образ бьющего отца, причиняющего боль, впечатался в мальчика, и Генрих захотел стать таким же: самому бить и не чувствовать боли.

В доме Гиммлеров была большая библиотека. По вечерам глава семейства любил устраивать чтение вслух. Обычно в гостиной Гиммлеров звучали сказания и легенды о древних германских королях, рыцарях, о подвигах немецких воинов. Генрих рос в атмосфере высоких слов о долге, чести, верности. Его подростковый дневник полон таких фраз, например: «Главные вехи на пути человека к свободе есть покорность, прилежание, честность, воздержание, самопожертвование, дисциплина и любовь к родине!». Ниже читаем: «Если будущее не подарит мне судьбы Героя, я хотел бы сделаться берсерком, дабы не ведать боли, выбивающей меч из рук обычного воина». «Берсерки» — древние германские воины, самые яростные и беспощадные, в пылу сражения порой не разбиравшие ни своих, ни чужих и наносящие удары даже самим себе. Остановить берсерка было невозможно, поскольку в бою он не чувствовал своих ран.

Боль и унижение и одновременно высокий полет фантазии и идеалов превращались для Генриха Гиммлера в единое целое… Еще в детстве был задан идеал: стать не просто лучше большинства людей, не отличником, не мастером какого-то дела, нет — только предельные достижения, «терминальные» замахи! При этом очень высокая самооценка и одновременно довольно примитивный план жизнеустройства.

Когда началась Первая мировая война, Гиммлер по возрасту не подлежал призыву, но, как все немецкие мальчики, мечтал об армии. По совету отца он поступил в унтер-офицерскую школу, но не успел надеть офицерские погоны — война закончилась. Гиммлер записался в Добровольческий корпус, в котором собирались солдаты и офицеры побежденного вермахта. Они были не просто озлоблены поражением в войне; они полагали, что Германия войны отнюдь не проиграла, а была повержена предательским ударом в спину, который нанесли ей внутренние антинациональные силы — евреи, социал-демократы, коммунисты.

В отличие от большинства политизированной молодежи Гиммлер не ринулся очертя голову в политику. Сказывалось буржуазное воспитание, привычка к порядку: нужно было подумать о будущем. Гиммлер оканчивает сельскохозяйственный факультет Мюнхенского университета, занимается выращиванием лекарственных растений и с гордостью именует себя «агрономом-экспериментатором». Даже вступает в националистическое движение «Артаманен», которое считало труд на земле священным, а ячейкой нового германского общества — традиционную крестьянскую общину. И девиз вполне в духе Руссо: «Все зло от городов — назад к природе!».

Вообще, «зеленая тема» будет в большой моде в НСДАП. Зеленое на коричневом — символ роскошной кроны на могучем стволе. К тому же зеленый цвет, как известно, успокаивает нервы. Свои пометки на полях документов будущий рейхсфюрер станет делать лишь зеленым карандашом, хотя Гитлер и остальные вожди пользовались красным.

Есть две власти — власть силы и власть символа. Современным человеком управляют в основном с помощью символов. Нас, когда мы становимся взрослыми, редко бьют… Нам только показывают палку… И мы делаем то, что от нас требуют. Склонность Гиммлера к символизму, к примеру зеленый цвет карандаша, в этом смысле особо показательна.

«Пусть я маленький и невзрачный, но у меня перстень с огромным бриллиантом, но у меня свастика из золота и… зеленый карандаш!» Такими были его способы утверждения своей значимости в мире. Физически слабый, сутулый, подслеповатый, а внутри — он бог. Именно так, кстати сказать, многие из подчиненных его и воспринимали.

Начало 20-х… Гитлер готовится к государственному перевороту. И тщательно, с опаской подбирает людей. Все они проходят проверки. У его заместителя Грегора Штрассера есть секретарь со звучной фамилией Гиммлер. Фамилии на эту букву очень нравятся другу Гитлера Рудольфу Гессу. И сам Гиммлер ему тоже приглянулся: тихий, исполнительный…

Гесс привел его в пивную «Хофбройкеллер», где в небольшом зале, с позволения хозяина имели обыкновение проводить встречи Гитлер и его друзья. Гиммлер выглядел тогда так: близорукий, на тонкой шейке узкая мордочка с усиками, ноготь безымянного пальца левой руки помечен особым знаком наци — пивной руной науд. Гесс представил его в качестве кандидатуры знаменосца штурмового отряда, и юнец начал делать доклад о природе символизма, что-то бубнил по бумажке о смысле трех основных цветов — красного, белого и черного, пока присутствующие остывали после очередных дебатов.

Неожиданно аудитория оживилась — докладчик, точно фокусник из ниоткуда, выдернул и развернул красное полотнище с огромным белым кругом посередине и черной свастикой внутри, обрамленной четырьмя венками из дубовых листьев. В углах знамени в разных позах сидело по орлу с белой свастикой в когтях. Свастика!

— Личный штандарт Адольфа Гитлера! — визгливо выкрикнул Гиммлер и быстро расстелил полотнище на столе перед Гитлером. В то время, в начале 20-х, этот символ свастики был еще новым для рядовых партийцев, он казался чем-то чарующим, гипнотическим. Эрнст Рем, командир штурмовиков, покраснев от досады, уставился на штандарт как загипнотизированный…

Напряженную паузу прервал Гесс. Он заявил, что Гитлер должен иметь личную охрану (лейбвахе), которой надо знамя, включающее все главные символы, а для штурмовиков также есть вариант, и Гиммлер сейчас его покажет. Близорукий юнец, потупившись, достал «вариант» — продолговатый черный треугольник с черепом и костями. Взбешенный Рем подскочил к кандидату в знаменосцы и, схватив за шиворот, вышвырнул его за дверь. И там, по воспоминаниям Гесса, «задал изрядную трепку». Но Гиммлеру к побоям не привыкать. Он невозмутимо дождался конца заседания за дверями и в награду получил от Гитлера дружеский хлопок по плечу. А Гесс остановился и воскликнул так, чтобы услышал Рем: «Клянусь моей верностью, Адольф, у тебя будет преторианская гвардия!».

Вторая проверка состоялась в 1923 году: во время «пивного путча» Гиммлер шел со знаменем впереди колонны нацистов; шел под пулями и остался невредимым. Но впереди еще третья проверка — ожиданием. Гитлер в тюрьме, партия под запретом. Пройдет еще 5 лет, пока Гиммлер получит свой первый пост. В принципе, пост рейхсфюрера СС не очень значительный. Двести человек, разбросанных по всей Германии, которые охраняют фюрера во время его пребывания в различных городах в полной зависимости от руководства СА в подчинении высшего руководителя СА… В начале своего пути Гиммлер не был самостоятельной фигурой.

Но это лишь формально. При Гитлере с самого начала главные роли распределяли между собой те, кто был «приближен к телу» вождя. Гиммлер это отлично сознавал. И рьяно взялся за дело: во-первых, укрепил дисциплину в своем маленьком войске, очистил его от пьяниц и уголовников, «вместо вечеринок в пивных — военная подготовка». Во-вторых, он… переодел СС, чтобы раз и навсегда отделиться от СА. Раньше эсэсовцы носили такие же коричневые рубашки, как и штурмовики, только галстук и кепи у них были черные. Гиммлер завел в СС новую элегантную форму — черный китель, бриджи и черную фуражку с изображением черепа. Забавная, но задокументированная подробность: первую эсэсовскую форму сшил лучший в Мюнхене портной, который был… еврей.

Но основное, Гиммлер усложнил прием в члены СС: эсэсовцем мог стать лишь молодой человек от 25 до 35 лет, белокурый, ростом не менее 175 см, с пропорциональной фигурой. Следовало также доказать арийское происхождение своих предков, начиная с 1650 года. Будущему эсэсовцу предстояло пройти многоступенчатое испытание, которое заканчивалось принятием присяги на верность Адольфу Гитлеру. Обычно церемонию приурочивали ко дню рождения фюрера — 20 апреля.

Эсэсовцы должны были обладать исключительными правами: не проходить военной службы, не быть судимы обычным гражданским судом, им разрешались дуэли. Обесчестивший себя преступлением эсэсовец имел право покончить жизнь самоубийством.

В «ордене СС» было несколько кругов посвященных. Ближайший к магистру круг состоял из 12 человек, или «двенадцати апостолов», как назвал их сам Гиммлер. Не ищите среди них известных обер- и группенфюреров, возглавлявших основные структурные подразделения СС… Нет, это был абсолютно особый список…

Под номером 5, к примеру, значился некий Вайстор. Это говорящий псевдоним. «Тор» означает «провидец». Настоящее имя этого человека — Карл Мария Виллигут. В оккультных и эзотерических кругах Германии Виллигута считали прямым потомком древнего королевского рода и наследником тайного знания, носившего название Ирминсага. Это знание нельзя было открывать. Но Виллигут нарушил запрет. Виллигут объяснил рейхсфюреру суть того знания, которое было заключено в этих рунах: в них, в частности, описывался принцип воздействия на человеческую волю.

Насколько немецкие ученые преуспели в восстановлении и расшифровке Ирминсаги, можно судить по сохранившимся в архивах двум чертежам так называемых техномагических аппаратов, на которых Виллигут своим характерным почерком сделал множество пометок.

Напомним, что в США и Советском Союзе проводились аналогичные исследования, в частности в Институте мозга, в Москве. Ведущие страны мира уже тогда озаботились созданием психотропного оружия.

Карл Мария Виллигут сделался духовным наставником Гиммлера. Именно ему рейхсфюрер поручил выбрать место для своей штаб-квартиры, где можно было предаваться любимым занятиям, подальше от Гитлера, аппаратных интриг и партийной возни. На западе Германии, в Вестфалии, в скалах Экстернштайна, находились некогда языческие святилища огня. Недалеко начинается легендарный Тевтобургский лес: там, по преданию, в начале новой эры германский вождь Арминий наголову разбил три римских легиона. Если скалы и лес принять за стороны треугольника, то замыкает его бывшая резиденция старинного рода Бюренов — замок Вевельсбург, при этом замыкает в виде наконечника копья, обращенного на восток.

Под впечатлением таких «природных подсказок», Гиммлер поручил Виллигуту разработать проект реконструкции, чтобы в последствии сделать Вевельсбург орденским замком СС.

Исследователи замка и немецкие историки нашли в Северной башне настоящий центр оккультного святилища, своего рода склеп, названный «Храм во славу почивших вождей СС». Над склепом находился «Зал вождей СС», здесь, подобно легендарному королю Артуру, Гиммлер собирался усаживать за круглый стол своих приближенных: 12 «самых благородных и отважных рыцарей» СС. В зале установили величественный постамент. Из документов историки узнали его предназначение: на постаменте должна была находиться легендарная чаша Святого Грааля. В СС ее поиском занимался писатель-мистик Отто Ран, который путем исторических вычислений обнаружил чашу в средневековой секте катаров, по сути наследников люциферитов. Велись и поиски Копья Судьбы. Одним из владельцев Копья считался король Генрих Птицелов, реинкарнацией которого считал себя Гиммлер. Это Копье Судьбы когда-то помогло королю Генриху остановить завоевателей с востока; теперь ему надлежало помочь другому Генриху исполнить ту же миссию.

Фюрер терпимо относился к орденским построениям Гиммлера. «Мой Игнатий Лойола», — полушутя говорил о Гиммлере фюрер. Действительно, СС по структуре очень напоминал орден иезуитов, только без католической атрибутики. Главным для Гитлера было то, что в лице СС он получил боеспособное, лично преданное ему формирование — сильный противовес плохо управляемым штурмовикам. Эсэсовцы сыграли основную роль в расправе с руководством СА. В «Ночь длинных ножей», 30 июля 1934 года, погибло несколько сот командиров штурмовиков. Тех, кто когда-то насмехался над Генрихом Гиммлером! В том числе был застрелен и личный обидчик рейхсфюрера — Эрнст Рем.

1934 год — СС становится самостоятельной организацией и получает в свои руки управление концентрационными лагерями. 1936 год — Гиммлер подгреб под себя и государственную тайную полицию — гестапо. К этому времени численность СС выросла до нескольких сотен тысяч человек. «Орден магистра Гиммлера» постепенно превращается в государство в государстве. Внутри же «ордена» — все его члены — это как бы одна семья. Со своими законами, собственной моралью, особыми взглядами на философию, историю, науку и религию.

Но за всей этой мистической стороной дела Гиммлер никогда не забывал о конкретной работе и стоящих перед рейхом задачах, причем умел подойти к любому делу неординарно. За что его и ценил Гитлер. Вот, например, острейшая для Германии 30-х годов проблема — демографическая. Нужно повышать рождаемость! И Гиммлер тут как тут! У него уже есть решение, и какое! Гиммлер еще раньше разработал для членов СС особую церемонию совокупления. Вступивших в брак он призвал лишать своих юных жен девственности… на могилах старых немецких кладбищ. Считалось, что таким способом «становилась возможной реинкарнация древних германских героев». Но эсэсовских пар нехватало, чтобы повысить рождаемость в Германии.

И вот газета Гиммлера «Черный корпус» публикует адреса захоронений, гарантированно не имеющих «расово неполноценных останков». После такой «конкретики» и другие газеты начали информировать молодежь об «особом способе любви» и публиковать списки подходящих кладбищ. В результате таких публикаций начался массовый поход на эти кладбища молодоженов и влюбленных. Застенчивые фройляйн из хороших семей вдруг утратили стыдливость…

Новую нацию с чистой нордической кровью Гиммлер собрался выводить, как породистых животных. Каждый эсэсовец должен был получить разрешение на свадьбу. Жениться члены СС могли лишь на «образцовых арийских женщинах». Естественно — на голубоглазых блондинках. Гиммлер разработал инструкции, согласно которым женщины должны были иметь нордические черты лица, хорошо знать историю, владеть иностранными языками, уметь ездить на лошади, плавать, управлять машиной, стрелять из пистолета. Кроме всего, они обязаны были образцово вести домашнее хозяйство и уметь готовить. После соответствующего экзамена кандидатка в жены члена СС получала диплом.

Сам Гиммлер женился в 1927 году. Его жена Магда была на семь лет старше. У них родилась дочь Гудрун. Но Гиммлер постоянно пропадал на работе, они редко виделись. Позже у него появилась любовница, родившая ему двоих детей. Отношения и с той и с другой семьей у Гиммлера были ровными. А вот для своего «Черного ордена» магистр снова придумал нечто особое.

Программа «Лебенсборн» — «Источник жизни»!.. Своего рода селекционный проект по выведению нового биологического вида. Хотя вначале организация планировалась как некий союз, который должен был помочь Германии преодолеть демографический упадок. Но к 1939 у «Источника жизни» стали появляться другие функции. Гиммлер считал, что дети из «Лебенсборна» должны стать новой породой немцев.

Северо-запад Германии, Вестфалия. 27 ноября 1939 года. Замок Вевельсбург. В центре готического зала, под свастикой, пронзенной кинжалом — каменный подиум. На подиуме — широкая тумба; на ней — спеленутый младенец. Рядом с младенцем — чаша, серебряная ложка, синяя лента, бумага и перо. Вокруг подиума высшие иерархи «Черного ордена» во главе с Гиммлером и родители младенца: оберстгруппенфюрер СС Карл Вольф и его жена Фрида Вольф. Восприемник ребенка Карл Мария Виллигут, обернув ребенка синей лентой, стягивает ее необычным узлом; берет чашу и ложку, поднимает их над головой и произносит ритуальные слова: «Синяя лента верности да будет виться сквозь всю твою жизнь, каждый глоток из этой чаши — подтверждение твоей связи с арийским богом; эта ложка будет питать тебя, дитя, пока ты не повзрослеешь». Потом он берет чашу: «Каждый глоток из этой чаши будет служить подтверждением твоей связи с богом».

Виллигут берет кольцо: «Ты, дитя, будешь носить это родовое кольцо семейства Вольф, как только проявишь себя достойным СС и своего рода. Теперь же, согласно наказу ордена СС и по воле твоих родителей, нарекаю тебя Торисман, Генрих, Карл, Рейнхард. Да будет на то воля божья!». Так в «Черном ордене СС» проводили особую церемонию — имянаречения.

Еще одной опорой претензий Гиммлера на элитарность стал институт «Аненербе» (Наследие предков). Это учреждение взяло под свой контроль как традиционные, так и параллельные науки: там проводили исторические изыскания, не потерявшие своей значимости до сих пор, осуществляли поддержку музеев, финансировали археологические экспедиции. Одновременно изучали спиритические практики, явления пирокинеза и телепатии, вели поиски Шамбалы.

Химические и медицинские лаборатории института — еще одна тайна, поскольку документацию тщательно уничтожали. Но кое-что о «практических разработках» гиммлеровского института мы все-же знаем. Все они опирались на давние эзотерические традиции, к примеру, на существование у человека некой скрытой духовной силы ОД. Сила ОД имеет два полюса, которые могут приводить в движение предметы, раскачивать маятник, давать ответ на поставленный вопрос… Сила ОД отвечает в человеке за наиболее сильные творческие способности, интуитивные догадки и прозрение. Ее нарастание в организме происходит при понижении температуры. На этом строились некоторые эксперименты.

Ходили слухи и о том, что алхимикам Гиммлера удалось восстановить и загадочный металл «орихалк», о котором написал Платон в своих «диалогах» об Атлантиде. 12 высших иерархов ордена якобы заказали себе из него 12 перстней…

Но слухи слухами, а историкам и по сей день приходится лишь удивляться, с какой поразительной быстротой «Черный орден СС» оплел своей паутиной всю страну, проник в государственный аппарат, практически во все сферы жизни. После начала войны при упоминании СС трепетали уже не только жители Германии, но и население почти всей Европы. И за всем этим стоял невзрачный человечек в пенсне, со смущенной улыбкой на губах!

1941 год – фюрер возложил на рейхсфюрера СС еще одну «конкретную работу» — обязанность по поддержанию порядка на восточных территориях. Гиммлер создал в СС специальные подразделения — эйнзацгруппы, и наделил их полномочиями использовать в своей «работе» только один метод — массовый расстрел. Это была тяжелая «работа».

«Выдержать такое до конца и при этом… остаться порядочными людьми — вот что закаляло нас. Это славная страница нашей истории», — позже напишет Гиммлер (документ ПС-1919/США-170).

А вот еще документ — инструкция по «пыткам для помещений», пункт №8: «Заключенный должен быть уложен на живот <…>. Удары наносятся гирями до 25 килограмм, до обильного кровотечения изо рта, носа и ушей».

На полях этого «пункта» своим любимым зеленым цветом, Гиммлер сделал следующее замечание: «Перед ударами на спину заключенного должна быть уложена широкая доска. Во избежание физического контакта».

Едва ли Гиммлер заботился о том, чтобы пытки были помягче. А вот заботиться о сотрудниках он умел. Есть модная теперь тема в психологии — «профессиональное сгорание». В гестапо и в СС оно, безусловно, было существенной темой! Конечно, Гиммлер как умелый организатор заботился о том, чтобы его люди служили верой и правдой, не за страх, честно и энергично. Чтобы они профессионально не сгорали. Отсюда и подобные «рекомендации».

1941 год, зима — после краха под Москвой, фюрер потребовал «ускорить процесс очищения от неполноценных народов». «Пусть страх и ненависть захлестнут их мир!» — писал тогда Гитлер. Еще он писал, что необходимо, как можно интенсивней «избавлять рейх от лишних едоков». В связи с этим Гиммлер поручил своему главному подручному Гейдриху переработать указание Гитлера под «конкретную задачу для «Черного ордена СС»».

Гейдрих взялся за дело так же рьяно, как некогда, в молодые годы, брался за безнадежные, на первый взгляд, дела его шеф. Он вспомнил старые фантазии Рудольфа Гесса о вывозе всех евреев морем на остров Мадагаскар и даже написал что-то вроде утопического плана-утопического, потому что океанские коммуникации постепенно переходили в руки союзников. Появился еще план, который Гейдрих доложил в ставке, — о переселении всех евреев в Польшу, освободив для них кусок польской территории. Но тут возмутился генерал-губернатор Польши Франк: «Я должен заселить немцами Польшу, а мне хотят свезти сюда всех евреев Германии». Тогда появился третий вариант — окончательный.

1942 год, 20 января — состоялось печально известное «Ванзейское совещание» по «окончательному решению» еврейского вопроса. «Окончательной», как известно, бывает только смерть.

1944 год, лето — Гиммлер фактически становится самым могущественным человеком Третьего рейха. Многим это стало ясно уже 20 июля после очередного неудачного покушения на Гитлера и попытки государственного переворота, совершенного группой высших офицеров вермахта. Эсэсовцы быстро подавили восстание, и благодарный Гитлер сделал Гиммлера министром внутренних дел, министром здравоохранения, высшим руководителем разведки, всех полицейских и спецслужб. А в качестве командующего Ваффен СС Гиммлер располагал настоящей армией из 38 дивизий, вооруженных новейшим оружием.

К этому времени Гиммлер, несмотря на свое реальное могущество, сделался какой-то зловещей, полумифической фигурой. Он и прежде-то не был частым гостем на приемах и светских мероприятиях; теперь же вообще почти нигде не появлялся. По мере того как мир вокруг становился все страшней и кровавей, Гиммлер как будто все отступает, отдаляется в область потустороннего, в таинственные недра своего зловещего замка Вевельсбург. Ходили даже слухи, что гиммлеровские рыцари «Черного ордена» уже приветствуют своего магистра словами: «Хайль, Гиммлер!».

Генрих Гиммлер сознавал свое могущество и готовился к великой миссии — заменить Адольфа Гитлера, возглавить германскую нацию и продолжать борьбу. «Когда отгремят пушки, начнется наша настоящая работа», — говорил Гиммлер.

Что он имел в виду? Себя и свои СС — в качестве главной полицейской силы против СССР? Безусловно. Об этом он заявил прямо: «Отказавшись от моих услуг, вы обречете Европу на раскол на два лагеря — цивилизованный и большевистский». Это из письма фельдмаршалу Монтгомери. Правда, перед началом новой работы СС тоже предстояло пройти своего рода «очищение огнем»: сжечь архивы, улики, опасных свидетелей: трупы, сложенные в штабеля в ожидании своей очереди перед крематориями концлагерей. Командиры эйнзацгрупп в своих донесениях жаловались, что «трупы горят чересчур медленно», а «пепел, который длинными лентами рассыпают вдоль дорог, упорно не желает уходить в землю, и черные ленты вьются по зазеленевшим полям…».

Но Гиммлер не был бы Гиммлером, если бы не подготовил себя и свой «Черный орден» к еще одной, «великой и тайной» миссии, для выполнения которой одних материальных сил было недостаточно. Требовалась поддержка сил высших, тех самых, в контакте с которыми Гиммлер, как ему казалось, был постоянно. Но, по традиции, перед обращением к высшим силам от «Черного ордена» требовалась искупительная жертва.

1949 год — в Северной башне, прямо под «Храмом почивших вождей СС», в 20-и метровом каменном «мешке» были обнаружены сгоревшие останки 12-и человек. Помещение это было наглухо замуровано изнутри: чтобы вскрыть его, немцам и американцам довелось бурить землю и камень. Кем же были некогда эти 12 обгорелых остовов? Не теми ли двенадцатью самыми близкими к магистру творцами проторелигии?..

О «жертвоприношении в Вевельсбурге» писать не принято. На первый взгляд оно не вяжется с образом трусоватых злодеев, убивавших миллионы, но жадно цеплявшихся за собственную жизнь. Но не будем забывать — они верили в реинкарнацию и надеялись на возвращение в ином, высоком и прекрасном обличье, поскольку свою земную миссию уже выполнили. Насколько искренне верили? Или ушли, спасаясь от расплаты? Ведь о создании международного трибунала союзники уже договорились. Гиммлер и его «рыцари» узнали об этом от графа Бернадотта, с которым рейхсфюрер вступил в тайные переговоры…

А что же сам Гиммлер? Почему он не оказался в числе этих «счастливцев»? Объяснение может быть простым, но до смешного логичным: другого, нового (и «прекрасного!») облика Генрих Гиммлер просто не мог себе позволить! Фото- и киносъемки уже запечатлели и показали миру его внешность. А ему еще ведь предстояло завершить земную миссию — договориться с Монтгомери. Увы, рейхсфюрер еще некоторое время обязан был быть узнаваемым!.. Вот и приходилось оставаться пока в собственной невзрачной шкуре — низеньким, серым человечком с бегающим взглядом… с платиновыми коронками, под одной из которых на всякий случай был спрятан яд.

Переодевшись в гражданское и нацепив на глаз черную повязку, Гиммлер вместе со своим секретарем Брандтом и врачом Карлом Гебхардом отправился к Монтгомери, чтобы лично представить ему свой план по спасению мира от коммунизма.

23 мая на мосту около Люнебурга эту троицу остановил пост английской военной полиции. Гиммлера с сопровождающими и еще нескольких задержанных отправили в лагерь № 031. Гиммлер провел в этом лагере два дня. Его несколько раз допросили. 26 мая его вызвали на очередной допрос. Он снял с глаза повязку, нацепил очки и назвал свое имя начальнику лагеря капитану Сильвестеру. Затем потребовал немедленной встречи с Монтгомери.

Срочно прибывшие сотрудники Secret Service обыскали этого странного человека с документами на имя Генриха Хитцингера и обнаружили при нем плотно свернутые три листа бумаги, всунутые в футляр из-под очков. Это был краткий план из восьми пунктов.

Первым пунктом в «плане» значилось следующее: срочно, в течение года, при помощи немецких разработок «довести» атомный проект (есть версия, что в 1945 году немцы имели так называемую «грязную бомбу») и сбросить две атомные бомбы — на Москву и Ленинград.

Последним, восьмым пунктом было «предусмотрительное» предложение: при необходимости «отложить на время» все планы, связанные с использованием СС в качестве полицейской силы. «Я понимаю сложности и противоречия создавшейся международной обстановки и Ваши личные трудности на Вашем посту, — писал Гиммлер Монтгомери, — отсрочка в деле не нанесет смертельного урона моим силам, поскольку я произвел консервацию. <…> При разумном подходе и соответствующем прикрытии с Вашей стороны такая отсрочка допустима. Все верные мне силы готовы дождаться зова судьбы…»

С этим «планом» сотрудники английской разведки ушли и отсутствовали несколько часов. Уже к вечеру в помещение, где находился Гиммлер, пришел полковник Мэрфи и двое британских военных врачей. Никак не реагируя на вопросы Гиммлера, врачи начали тщательный обыск. Такой обыск — а Гиммлеру ли было этого не знать?! — спецлужбы проводят перед тем, как полностью «аннулировать» личность задержанного. Гиммлер все понял: встречи с Монтгомери не будет! С этой минуты он военный преступник. Это конец.

И возможно, в этот момент в общем-то последовательный Генрих Гиммлер принял неожиданное решение. Когда один из врачей приказал ему открыть рот, Гиммлер раскусил ампулу с ядом. Вот он и поступил, как рыцарь, как самурай… Так его и учили. Последнее стискивание зубов было своего рода возвращением в детство. Физическую оболочку Генриха Гиммлера англичане сожгли; прах развеяли в лесу, около Люнебурга.

В сущности, магистр «Черного ордена» мог бы быть доволен: предшествующий реинкарнации ритуал, то есть добровольный уход и сожжение, был соблюден. Остается Гиммлеру последнее: дождаться зова судьбы — того момента, когда «страх и ненависть снова захлестнут» наш мир и призовут на боевой пост «человека, который возвращается».

Что же остановит Генриха Гиммлера? Что не позволит ему вернуться?

Только наша совесть. И наша память.

 

 


 

Елена Съянова

ред. shtorm777.ru